Архив номеров

Номер 27 (955) от 16.07.2014
Раздел: На грани

«В голове пробежало: война»

Беженцы с Украины – о бомбежках, волонтерах и российском гражданстве

 

На территорию Тверской области продолжают прибывать беженцы из Украины. По статистике, на середину июля их насчитывалось около 1000 человек. Корреспондент «Каравана» побывал в одном из временных пристанищ беженцев на территории Твери – в поселке Сахарово – и поделился с читателями правдивыми историями их судеб

 

Беженцы занимают ГУЧ «Санаторий-профилакторий ТГСХА «Сахарово» и общежитие №4 ТГСХА. Санаторий предоставляет им медицинскую помощь, питание, временное проживание (квартиры, дома, общежития). Срок проживания для беженцев ограничивается примерно двумя неделями. Предположительно за это время они должны найти работу и жилье. В этом им помогают работники соцзащиты, Тверской центр занятости населения, сотрудники ТГСХА.

Сегодня на территории Сахарова размещено 123 человека (из них 50 – дети).

Свободных мест осталось совсем немного.

– В волонтерском центре работают студенты ТГСХА. В дни приезда беженцев нас собирается 10–12 человек, – объясняет руководитель центра, студент ТГСХА, член Молодежного правительства области Аслан Узденов. – Мы заранее обустраиваем комнаты, встречаем беженцев, заселяем, регистрируем, сопровождаем в медпункт для осмотра (абсолютно всех) и в столовую. Волонтеры также выполняют функцию разнорабочих. Они все в красных футболках с надписью «Волонтерский отряд», поэтому беженцы со всеми вопросами обращаются к ним. В свободное время волонтеры возятся с детьми.

 

Юлия Павлова (город Лисичанск, Луганская область)

– В нашем городе военные действия идут с мая. Одно время говорили, что ожидается перемирие... но его так и не произошло. Наши дома обстреливали, мирных жителей убивали. Недавно снарядом попали в шахту, где находились люди. Их завалило, возможности выбраться не было, так как лифт заклинило от толчка. В итоге под завалами погибла женщина.

Взрывы в Лисичанске происходили постоянно. Мы с ребенком не могли спать по ночам от жуткого грохота, поэтому при первой же возможности уехали из города. Сначала на автобусе добрались до Симферополя, остановились в селе Мазанка в военной части. Жили в казармах в полевых условиях. Потом на грузовом самолете перебрались в Тверь, здесь мы уже несколько дней. Скоро планируем переехать к тете в Хабаровск.

В Твери намного лучше, чем где бы то ни было раньше. Очень хорошо кормят, местные жители приносят много хороших вещей. Единственное, в чем мы нуждаемся, это в теплой одежде. У вас даже летом бывает прохладно, поэтому хотелось бы что-то более теплое, чем футболка и шорты.

 

Маринэ Алоян (г. Ровеньки, Луганская область)

– Наш город находится на границе и постоянно подвергается обстрелу и налетам нацгвардии. Живешь в вечном страхе, нервы сдают. Как только появилась возможность, я взяла ребенка в охапку и уехала. Поначалу даже не задумалась – куда? Махнула рукой и сказала: куда суждено – туда и попаду, лишь бы от войны подальше. И вот попала сюда.

На Украине у меня остались родственники, но я вряд ли вернусь туда снова. Планирую остаться здесь – в России, в Твери. Здесь спокойно, здесь я смогу обеспечить ребенку будущее. Я очень хочу устроиться на работу и снять квартиру, но пока такой возможности нет – одно накладывается на другое. Пока за две недели проживания так ничего и не нашла.

Люди помогают много, очень много, порой даже больше, чем нужно. Питание отличное, у ребенка в запасе всегда есть памперсы. Единственное, хотелось бы, чтобы стало немного поуютней: появился чайник, утюг и другие предметы быта. Но я надеюсь, это вопрос времени.

 

Галина Матчанова (г. Ровеньки, Луганская область)

– Я приехала сюда вместе с дочерью, зятем и внуками. Решение покинуть город целиком принадлежит дочке – большей частью из-за детей. Я поначалу ехать не хотела – это тяжело просто так взять и покинуть дом, хозяйство. В день отъезда вышла их посадить на автобус, и вдруг началась бомбежка. Обратно в город меня не пустили, и я прямо как была – в домашнем костюме – запрыгнула в салон. Приехали сначала на границу, в Гуково. Там пробыли два дня. Потом нам предложили переехать либо в Орел, либо в Тверь. Выбрали Тверь. Здесь нам нравится. Зять уже устроился – работает на пилораме. Дочке тоже повезло – в столовой подрабатывает. А я с детьми сижу, пригодилась им.

Что касается гуманитарной помощи, то нам помогают достаточно. Кормят за счет пансионата, лекарства выделяют детям – они болеют после долгих перелетов.

Из вещей нужен только холодильник. Все-таки жара, продукты портятся.

 

Надежда Дюйзина (поселок Тошковка, Луганская область)

– В поселке постоянно происходят перестрелки. Недавно вокруг города на возвышенности поставили ракетные установки, так что теперь к свисту пуль прибавился грохот от взрывов. Мужчины и молодые парни ежедневно уходят в ополчение. Мой брат и отец остались в обороне, а я уехала, так как потеряла работу и средства к существованию.

Работала обходчиком на газовой трассе. Помню, что, когда садилась в автобус, с ужасом осознала, что мужчин нет – одни только женщины и дети. В голове пробежало: «война»…

Две недели пробыли в Керчи, потом неделю в Симферополе. Дальше на самолете МЧС перебрались в Домотканово Тверской области. Оттуда нам предложили лететь либо в Тулу, либо в Тверь. Я выбрала Тверь. Муж у меня сейчас работает на севере страны, а мы с невесткой и двумя детьми здесь пока, уже третьи сутки. Когда я окончательно отойду от перелетов, постараюсь устроиться на работу – нельзя же вечно сидеть на чужом хребте.

Гуманитарная помощь от населения огромная. Вещи первой необходимости у нас даже в избытке – есть все, вплоть до туалетной бумаги и влажных салфеток. Нужно бытовую технику, теплую одежду и школьные принадлежности – ребенок в школу идет, а в портфель положить нечего…

 

Виктория Манина (г. Северодонецк, Луганская область)

– Над нашим городом постоянно летают самолеты и проводят артобстрелы. Недавно там был полностью уничтожен промышленный комбинат и жилой дом. Когда я увидела руины, тут же собрала вещи и уехала. В России у меня совсем никого нет. Пока думаем над тем, где найти жилье и работу, но обратно я точно не поеду – это верная смерть. Я слышала, что здесь есть семьи, которые собираются вернуться в Украину в надежде, что на их территориях стало спокойнее. Это ошибка. Даже если и так, тот, кто побывал в России, автоматически становится еще большим врагом для Запада, и вероятность смерти только возрастает. Из гуманитарной помощи лично мне не хватает зимней одежды и обуви. Нужны свитера и сапоги.

 

Семейство Каплиных (г. Дружковка, Донецкая область)

Рассказывает Алевтина Каплина, мать, жена главы семейства) (взрослые фотографироваться отказались – в Донецкой области происходят расстрелы семей и родственников ополченцев).

– На территории России мы находимся с 16 июля, после того как город подвергся авианалетам. Разбомбили абсолютно все, прошлись по всем инфраструктурам. Водоснабжение, свет, газ были отключены, учебные заведения, больницы, магазины – закрыты. Не стало возможности получать продукты и воду. Взрослые остались без работы и без зарплаты. Никаких льгот, никаких пенсий – полная разруха.

Мы покинули город в спешке, на велосипедах, вместе с мужем и детьми, еще до прихода эвакуационного транспорта. Прибыли в КПП Гуково, оттуда – в Тверь. Пока что никто из нас не работает – у нас несколько иные планы на дальнейшее житье-бытье. Будучи в Симферополе, мы объединились еще с двумя семьями и планируем вместе двигаться на Север, искать свою судьбу там. В Твери мы только третий день. Родственников в России ни у кого из нас нет.

Проживание здесь замечательное, бесплатное, даже есть выход в Интернет. У детей игрушек много, книжек. Всем довольны, в общем. Пользуясь случаем, выражаем благодарность работникам МЧС, куратору волонтерского движения и волонтерам в целом, а также фонду «Добро в пути», который помогает нам финансово.

 

Семья Еременко (г. Горловка, Донецкая область) (рассказывает Василий Еременко, глава семьи)

– В наш город несколько дней летал украинский самолет, кидал снаряды, бомбил дома. Весь центр уже разбил – поселок Гольму, здание МВД в том числе. Когда мы своими глазами увидели боевые ракеты, решили оттуда рвать. Были в Симферополе, потом на самолете МЧС-овцев прилетели сюда. А куда еще лететь? Белорусского языка мы не знаем, поэтому Россия – единственное место, где мы можем чувствовать себя нормальными, полноценными людьми. Родственников у нас здесь нет. Но ничего – значит, будем прорываться самостоятельно.

Я честный человек. У себя на Родине работал до последнего момента, и здесь, уж поверьте, в долгу не останусь. Уже ходил узнавать насчет работы на ваш известный завод «ЗАО «Хлеб». Директор – очень хорошая, толковая женщина – обещала взять меня, как только выправлю документы, чем я сейчас активно и занимаюсь. Я очень хочу стать гражданином Российской Федерации и сделаю все, чтобы мои дети могли называть себя так же.

Мы никогда ни от кого не принимали столько помощи, как сейчас. Это дико и…неприятно, когда приходится сидеть на чужой шее. Спасибо куратору нашему, Аслану, за помощь, за то, что возится с нами.

Из вещей ничего нет теплого – ребенка, как попрохладнее, одевать совсем не во что.

 

Анна Шарун (г. Славянск, Донецкая область)

– В Славянске разбомбили Николаевскую ГРЭС, перебили водоканал. Из-за разрушения инфраструктуры, ежедневных разрушений и жертв жить там стало невозможно. Город захвачен в кольцо, и оно ежедневно сужается. В доме, где я жила, осталось только несколько человек: мужчина, всю жизнь проживший в нем, и женщина, недавно купившая там квартиру… Когда я уезжала, они по очереди ходили за водой к колодцу и жгли во дворе костры, чтобы приготовить себе пищу. По последним данным, наш дом все-таки не разбомбили. Но в Твери мне все равно спокойнее.

Я выехала из города на машине, проехала через Горловку. Остановилась в селе Мазанка, в штабе МЧС – военных казармах. Там узнала, что из Донецка выезжать уже нельзя. Я одна совсем. Мама в Донецке осталась, взрослый сын живет в Одессе. В России у меня никого нет. Раньше ходили слухи, что есть родственники в Тольятти, Куйбышеве или даже в Казани, но связь эта давно утеряна – я в любом случае никого не знаю. Ищу работу. Раньше работала на «Химпроме», сейчас согласна и на меньшее. В двух точках уже согласились меня взять, так что надеюсь, все как-нибудь устроится.

В Твери я всего три дня. Местные жители приносят одежду и средства первой необходимости. Только вот обуви маловато. Закрытую бы, на более холодный период.

 

Галина и Валерий Шевелевы (г. Попасная, Луганская область) (рассказывает Валерий Шевелев)

– Город Попасная – это узловая станция. Через нас проходит железная дорога, но из-за войны движение по ней было прекращено.

Территорию Украины мы покинули… из-за российского гражданства. При СССР мы уехали из Украины в Россию, в Северобайкальск, где получили гражданство, т.е. официально стали русскими. На склоне лет решили вернуться обратно на Украину, в родительский дом. А теперь, когда началась война, нам приходится особенно туго. За российское гражданство на Украине глотки режут, вот мы и решили уехать оттуда поскорее вместе с внучкой.

Приехали в Гуково, жили пару дней в палатке. Потом холодно стало – приехали сюда. Мы пенсионеры, сами понимаете, работать не можем. Можем рассчитывать только на то, что нам дадут здесь жилье. С местными властями мы этот вопрос уже поднимали – обращались к советнику губернатора. Если повезет, останемся здесь.

Кормят здесь хорошо, гуманитарную помощь оказывают. Это не то, что в палатке жить – здесь крыша над головой есть. Сейчас внучку в школу нужно будет собирать, единственное – нужны канцтовары. Ну и форма школьная, само собой.

 

Татьяна Пузик (г. Красный Лиман, Донецкая область)

– В нашем городе стремительно начались стрелковые атаки, поэтому все население было вынуждено спешно эвакуироваться. Мне пришлось распрощаться со своим домом, огородом и любимым котом. Кота пришлось продать за бесценок, чтобы не умер с голоду. Уезжали семьей, и, как говорится, без оглядки. Остановились в Симферополе, в пункте МЧС. Там познакомились с Каплиными и решили двигаться дальше вместе.

Не могу теперь произнести это слово «Украина» – оно у меня вызывает только страх. Россия – вот моя страна. Мои родители жили в Славянской области, так что буду добиваться российского гражданства и жить по-русски. Не работаю, но скоро буду, как только найду подходящее место для жилья и обустройства своей жизни.

Спасибо всем людям, которые нам помогают.

Анастасия ВИНОГРАДОВА


Газета «Караван+Я» выходит на территории Тверской и Московской областей с приложением «Ярмарка объявлений». Работа, недвижимость, строительство, образование, туризм, бизнес – все, что вам необходимо знать, вы найдете у нас! Принимаются бесплатные объявления по телефону: 8(4822)788-139. Нужен больший эффект? Для Вас реклама и платные объявления! Тел.: 8(4822)788-798. Подробнее с правилами можно ознакомиться по ссылке.



Добавить комментарий