Архив номеров


    В середине девяностых годов в России в качестве политической альтернативы, безусловно, продуцируемой традиционными институтами и способами демократической идеологии, стала набирать вес давно развитая на Западе медиакратия. Суть медиакратии заключается в симбиозе СМИ и политических институтов. Медиакратия, как писал политолог Марков, – это власть СМИ и через СМИ. Это слияние власти медийной, политической и экономической. Говоря кратко, это и есть собственно управление социумом в современном постиндустриальном обществе.
    Недооценка роли местной медиакратии, а уж тем более прямой конфликт с ней, от времен Форда-старшего и вплоть до “оранжевого” фиаско России в 2004 году неоднократно приводила к политическому и экономическому краху многих действительно благих начинаний. На локальном уровне отношения между властью традиционной и медийной развиваются по той же схеме. Тверь не исключение. Последнее громкое событие с отставкой курировавшего вопросы внутренней политики и работу со СМИ заместителя губернатора Тверской области Михаила Куржиямского лишь подтвердило многократно испытанное правило. Неправильная оценка роли местной медиакратии неизбежно приводит любого политического пилота к смещению с курса и – в лучшем случае – к посадке на запасной аэродром. В худшем же случае разбившийся пилот навсегда остается политическим калекой. А летать на протезах и костылях – это, как в свое время объяснил широкой публике Борис Полевой, удел только настоящих людей. Таковых в современной политике, как известно, можно пересчитать по пальцам одной руки.
    Сегодня мы предлагаем вниманию читателей две статьи на одну тему. Представители тверского медиасообщества дают свою оценку безвременному уходу с местной политической сцены хорошего человека, талантливого организатора и турбулентного импровизатора Михаила Куржиямского. До недавнего времени к списку положительных эпитетов Куржиямского можно было бы добавить “аса высшего политического пилотажа”. Но, оказывается, какие бы турбулентные политические фигуры ни выписывал опытный летчик, его легко сбить с земли. А жаль. Остается надеяться, что те, кто взлетит вслед за сбитым Куржиямским, учтут то, что времена прямых политических таранов давно канули в лету. В современном мыльно-воздушном бою все решает технология. Да, масс-медиа можно не любить. Но не считаться с ними – значит, заранее обрекать себя на бесславное поражение.

    В обычной истории все начинается с начала, а заканчивается концом. Но это в обычной истории. Фраза, которая прозвучала в заголовке, была сказана в самом конце нашей беседы с Михаилом Куржиямским, но я решил поставить ее в начало. Потому что она сразу же расставляет все по своим местам. Я с сожалением расстаюсь с Михаилом Куржиямским, теперь уже почти бывшим заместителем губернатора Тверской области, курировавшим вопросы внутренней политики. С ним было легко и просто работать, он фонтанировал идеями, правда, не всегда доводил их до конца. Он оставался умницей и интеллигентом, просто воспитанным человеком, что в политике по определению вредно. Он любую мысль подхватывал на лету. Но его сбили.
    – Как в Твери относятся к моему уходу? – спросил он меня.
    – Тебя уже списали с борта.
    – Да, я для них теперь сбитый летчик.
    – Не всякий сбитый летчик прямо на лету может пересесть на запасной самолет, – ответил я.
    Запасным самолетом для Михаила Куржиямского теперь станет должность советника губернатора Ленинградской области. Запрос на перевод из Петербурга уже пришел. Уезжать туда Михаилу легко, он сам из Питера: там осталась квартира, прочные связи, на выборах нынешнего губернатора он работал, под него сейчас создается в администрации Ленинградской области информационно-контрольное управление, в перспективе его ждет вице-губернаторство. Заниматься он будет тем же, чем и в Твери – внутренней политикой и выборами, в первую очередь, осенними выборами в Государственную Думу. Он не скрывает, что главная задача этих выборов – обеспечить большинство в Думе для представителей “партии власти”.
    – Справиться с этой задачей в Ленинградской области гораздо реальнее, чем в Тверской. Здесь реализма нет. Наобещали, что за партию проголосует не менее 45 процентов избирателей. Пускай попробуют привести на участки эти 45 процентов! Во всяком случае, я отдуваться за эти обещания не буду. Если выборы провалятся, то на кого бы показали пальцем? Конечно, на меня...
    – Но ведь ты уходишь не потому, что боишься провала и ответственности. Хочешь, я расскажу, почему ты уходишь? Если я буду говорить что-то не так, ты меня поправишь.
    Все началось два с половиной года назад. Ты тогда пришел работать в команду Дмитрия Зеленина из Совета Федерации. Тебе дали рекомендации очень серьезные люди и в Москве, и в Питере. Твоя предшественница полностью завалила выборы в районах области. И тут появляешься ты в “белом фраке”. Начало твоей деятельности в Тверской области было поистине феерическим. Это был взрыв фантазии, блеск ума, остроумия, технологический прорыв, если хочешь... Помнишь, как ты нас собирал, и мы вместе бросались на мозговой штурм, казалось бы, неразрешимых политических ситуаций. Ты мог предложить самые невероятные и парадоксальные решения. Я до сих пор без смеха не могу вспоминать, как ты с серьезным выражением лица говорил: “Мы устроим Лебедеву выборы: представляете, по площади Ленина, перед его администрацией, пройдет колонна карликов с плакатами: “Мы голосуем за Лебедева!””. На вопрос, где мы возьмем столько карликов, ты без всякой паузы серьезно отвечал: “Пригласим цирк лилипутов”.
    Да, это было веселое время. Но оно продолжалось недолго. Приблизительно до выборов в Законодательное Собрание области в декабре 2005 года. После выборов ты перестал нас собирать, как-то резко поскучнел и часто бывал в отлучке. Хотя выборы прошли по тому сценарию, который ты озвучивал для нас. Но был ли это твой сценарий? Уверен, что твой был другим: зарегистрироваться кандидатом в депутаты Заксобрания по Ржевскому району, войти в список кандидатов партии “Единая Россия” и быть избранным спикером ЗС. Наверняка какие-то договоренности и гарантии на этот счет были. Но в политике все может перевернуться в одночасье. Так и случилось.
    В августе появилась фигура Андрея Епишина. И ты не только снял свою кандидатуру в Ржевском районе, но и уступил свое место в партийном списке. Вот тогда, я думаю, тебя в первый раз и сбили. И хотя ты не показывал виду, но я уверен, что работу за пределами Тверской области ты стал искать сразу же после этих событий. Но еще протянул почти два года, создал комитет по внутренней политике, расставил приоритеты, создал неплохой журналистский пул. Но все, согласись, без прежнего энтузиазма и остроумия. Потом у тебя начались проблемы с отдельными СМИ, с руководством регионального отделения “ЕР”, тебя провоцировали, стравливали. Потому что многих ты пугал возможностью неординарных решений. Где-то полгода назад ты даже встал на партучет в Ленинградской области. Значит, уходить туда намерение созрело давно.
    Многие справедливо упрекают тебя в том, что после “красивых” выборов 2005 года многие дела ты просто запустил и запутал: ситуацию с Заксобранием, выборы в Тверскую городскую Думу. Но что можно требовать от человека, который сидит на чемоданах?! И еще: те запутанные узлы, которые есть сегодня в региональной политической ситуации, распутать можно. Сделать это быстро и безболезненно мог бы ты. Но не захотел этого делать. Наверное, у тебя есть на то причины. Думаю, тебе будет весело наблюдать из Питера, как тут без тебя станут распутывать то, что ты запутал. Например, что делать “Единой России” с Лебедевым и что делать Лебедеву в “Единой России”? Для “ЕР” тверской мэр – слон в посудной лавке, а для Лебедева “ЕР” – мышеловка с крышкой на пружинке. И вообще, кто будет отвечать за результаты выборов “партии власти” в Тверской области, если эти результаты окажутся далекими от ожидаемых в Москве? Губернатор? В.А. Васильев? А.Н. Епишин? О.С. Лебедев? То, что не Куржиямский, – это точно. Хотя губернатор пока еще не подписал заявления о переводе тебя в Санкт-Петербург. Но, наверное, это вопрос времени, и не очень длительного.
    Михаил Куржиямский меня не поправил. Но и возражать не стал. Только бросил напоследок эту фразу про сбитого летчика.
    Вообще, надо сказать, что уход Куржиямского становится катализатором, который высвечивает реальные цвета всех политических флагов в регионе. Сегодня все эти флаги пускаются в самостоятельное плавание по бурным волнам предвыборной кампании.
    Координации и единого центра управления не существует. Пока. Но есть подозрение, что и существовать не будет. Слишком разнонаправленные силы участвуют в процессе. Возьмите “Единую Россию” в Тверской области. Формально партийный штаб по выборам в Госдуму возглавит спикер Заксобрания Андрей Епишин. Но очевидно, что “главных” штабов может возникнуть не менее четырех: еще один у губернатора, еще у В.А. Васильева, еще у тверского мэра Лебедева. И хорошо бы, если каждый просто станет вести самостоятельную кампанию, а если начнут мешать друг другу? Потому что, с одной стороны, есть общая и персональная ответственность каждого из этих персонажей за судьбу выборов, а с другой стороны, есть совершенно разнонаправленные интересы и властные амбиции каждого.
    Пейзаж тверской политической жизни внешне кажется гладью заболоченного лесного озерца, по которой не пробегает и малейшая рябь свежего ветерка. Так, иногда только вырываются с бульканьем на поверхность пузыри болотного газа. И снова тихо. Но это лишь видимость. Тень Дуремара скользит вдоль болотистых берегов. Продавец пиявок теперь превратился в ловца душ, политтехнолога и готовит нам очередные выборы.

Николай Локтев




    Почти заместитель губернатора Тверской области Михаил Куржиямский 26 июня 2007 года весь день провел в почти своем кабинете. Ждал, когда его вызовет губернатор Дмитрий Зеленин, чтобы составить последний разговор. Не дождался. Ближе к вечеру он случайно узнал, что Зеленин уехал в Москву. Уехал, ничего не сказав, хотя знал, что его ждет его же почти заместитель. Разозленный Михаил Куржиямский сел в автомашину и на огромной скорости помчался в сторону Санкт-Петербурга. Так закончился в Твери один из самых ярких эпизодов ее новейшей истории.

    Михаил позвонил мне в начале месяца, в пятницу поздно вечером. Я был несколько удивлен, так как до этого он не звонил месяца два. Он нес какую-то чушь, но был необычно мил и обходителен. Так как наши отношения до этого предполагали некоторое полушутливое ерничанье друг над другом, я у него спросил: “У тебя что, обострение старческой сентиментальности?” Он что-то забормотал и произнес: “Я вас боюсь”. Мне показалось, что он в этот момент был по-детски искренним. Наутро многочисленные осведомители из окружения Дмитрия Зеленина стали сообщать, что заместитель губернатора Тверской области по внутренней политике Михаил Куржиямский написал заявление об уходе по собственному желанию.
    В России история меряется царями, а в губерниях – губернаторами. Тверская область не исключение. Сегодня живущее в Твери поколение помнит эпоху первых секретарей обкома КПСС Леонова, Суслова, первого губернатора при новом строе Платова. Но эпоха Зеленина историками будет разделена на два периода: без Куржиямского и с Куржиямским.
    Появился он в Твери, когда у Зеленина дела стали совсем плохи. До этого на его месте работала Наталия Беленко, женщина по-житейски умная, но ничего не понимающая в управлении социальными процессами, которые ей поручил курировать губернатор. Она окружила себя кучей льстецов, множество которых всплывает в ходе любых выборов, проходимцами всех мастей и просто смазливыми мальчиками, на советах которых и стала строиться внутренняя политика Тверской области. Запугивание, шантаж, травля всех сколько-нибудь заметных личностей из местных стали распространенной практикой. После того как этой шайкой на выборах в Нелидове к власти был приведен пришлый глава Павел Поляк, а предварительно в тюрьму был отправлен популярный депутат Законодательного Собрания Сергей Киселев, тверские по-настоящему испугались.
    Сначала все замерло, потом пошел ропот среди глав районов, потом газета “Караван+Я” сказала всего одну фразу: “А король-то голый!” И тут страх прошел.
    Уже через год после победы на выборах рейтинг команды губернатора стремительно приблизился к нулю. И про областную администрацию без крепких слов уже никто не выражался по всей губернии. Естественно, что на последовавших выборах глав муниципалитетов кандидаты “от Зеленина” повсеместно проиграли. После этого прошло уже три года, а до сих пор разрушительные последствия от деятельности шайки консультантов Наталии Беленко отыграть до конца команде губернатора не удается.
    Вот на это пепелище имиджа губернатора и прибыл Михаил Куржиямский.
    Правда, надо быть честным и сказать, что все же первым, кто разобрался в ситуации и осмелился сказать губернатору всю правду о положении дел, был другой человек. Это был Михаил Светличный, в прошлом – тележурналист, товарищ генерал-лейтенанта ФСБ Александра Ивановича Мирошниченко. Именно Светличный подготовил выход на сцену Куржиямского.
    Первое, что Куржиямский сделал, – разогнал консультантов Беленко. Правда, не всех, а половину – это в стиле Михаила Куржиямского, хоть на чуть-чуть, но не доделывать любое дело.

    * * *

    Куржиямский в своем деле действительно был великолепен. Он ничего не знал о социальной психологии, которая является сутью пиара (то есть “связей с общественностью”). Но все это с лихвой заменялось у него безудержной фантазией, склонностью к импровизации, умением мгновенно схватывать чужие мысли и мгновенно учиться. “Турбулентные вихри Куржиямского” – заголовок из статьи в газете “Караван+Я” того периода. Вторым делом, которое обеспечило ему возможность так долго продержаться в команде губернатора, когда его оттуда пытались выдавить почти все, было создание журналистского пула губернатора. Оттуда была удалена Галина Жевнова, редактор скандальной газеты, название которой теперь уже никто и не вспомнит. Жевнова была особо приближенным журналистом Наталии Беленко и другого заместителя губернатора Андрея Лошакова (почему у интеллигентного Андрея Аркадьевича такие вкусы по части прессы, остается загадкой до сих пор). Многочисленные мальчики из команды Беленко были отправлены в отставку, Куржиямский сблизился с редакторами ведущих газет области, с так называемыми “золотыми перьями”. Именно дружба с этой группой стала приносить Куржиямскому политические дивиденды и медленно менять ситуацию вокруг губернатора.
    Опираясь на советы “золотых перьев”, Куржиямский удачно проводит выборы в Законодательное Собрание области, куда проходит абсолютное большинство сторонников Дмитрия Зеленина. Во главе парламента становится тогда еще считавшийся товарищем губернатора Андрей Епишин. На периодически случающихся выборах в муниципалитетах кандидаты от Зеленина больше не проигрывают.
    Но Куржиямский сам хотел стать председателем тверского парламента! Действительно, какие-то договоренности и гарантии на этот счет были. Хотя в политике ни в чем до конца нельзя быть уверенным. В августе на политическом небосклоне появилась фигура Андрея Епишина, и Куржиямский действительно снял свою кандидатуру с выборов в Ржевском районе и уступил свое место в партийном списке.
    “Я вас боюсь”, – никак не выходит у меня из головы фраза Куржиямского, произнесенная в день отставки. Как-то Куржиямский попросил меня поехать с ним в Ржевский район, где он уже вел агитацию, и дать рекомендации по ходу кампании. Мы ездили целый день. Я честно сказал ему, что и где он делал не так. Говорил я нелицеприятно – мне даже показалось, что он обиделся. Ехали из Ржева молча. Через полчаса он вдруг как засмеется. “Я делал так? Я полный идиот!”, – он умел признавать свои ошибки.
    Тогда уже было известно, что Андрей Епишин вынашивает планы возглавить парламент. Куржиямскому достаточно было только намекнуть двум-трем журналистам из пула “золотых перьев”, и приход в Тверь Епишина стал бы под большим вопросом. Епишин, как и всякий бизнесмен, сделавший деньги во времена массового разграбления страны, имеет далеко не однозначную репутацию. С одной стороны, это перспективный политик, близкий к губернатору Подмосковья Борису Громову и однокашник тверского губернатора Дмитрия Зеленина. Но, с другой стороны, местный Мавроди. Именно он руководил московским отделением “Тверьуниверсалбанка”, по вине которого этот банк разорился (во всяком случае, так говорят многие). А к “Тверьуниверсалбанку” имеет претензии, наверное, пол-Твери. Даже нашу газету в свое время этот банк “кинул” на 20 тысяч долларов (10 лет назад это были фантастические деньги). На всякого человека можно взглянуть по-разному, но выбрали бы местного Мавроди председателем парламента? Наверное, нет. Куржиямский даже не намекнул “золотым перьям”. Струсил? Или подвела наивная вера в справедливость?
    В нашей среде распространена поговорка: “Губеры, мэры и пэры приходят и уходят, а мы остаемся”. Мы так долго живем и столько видели на своем веку, что, когда приходит к власти очередной первый вице-губернатор и с надутыми щеками открывает рот, уже можно рассказать всю его дальнейшую политическую судьбу с точностью до полугодия. Куржиямского предсказать было нельзя. Он был наш человек, он не был человеком системы. Вернее, он был человеком другой системы.

    * * *

    Что сгубило Куржиямского? Как ни покажется странным, его приговорили и привели в исполнение приговор сами “золотые перья”.
    После нереализованного похода в председатели Законодательного Собрания Куржиямский сник, стал заниматься больше решением своих личных проблем. Попытки новых товарищей привести его в чувства не приносили результата. Но приговор он себе вынес сам, когда начал реформу газеты “Тверская жизнь”. Это издание давно воспринимается как кость в горле у всей тверской прессы. Бессмысленно огромное финансирование из бюджета, которое на порядок превышает потребности, деформирует медиа-рынок до безобразия. Особенно оно разрушает рынок труда. Сто тридцать бездельников бьют баклуши, занимая бесплатные офисы с компьютерами и телефонами, и при этом каждый получает из бюджета зарплату, соизмеримую с финансовой поддержкой какой-нибудь районной газеты, которая зачастую имеет тираж больше, чем у “Тверской жизни”. При этом индекс цитирования других хозрасчетных изданий федеральными и мировыми СМИ в сотни раз превышает показатели “ТЖ”. Существует парадоксальная ситуация: одни пашут, а другие сидят с ложками. Налицо циничная политика двойных стандартов. Есть журналисты-чиновники (хоть бесталанные, но свои). И есть все остальные.
    Эту ситуацию и пытались сломить “золотые перья”, настаивая на уменьшении финансирования “ТЖ” и сведении ее (как в свое время сделал мэр Твери Олег Лебедев с муниципальной газетой “Вся Тверь”) к бюллетеню, где печатались бы официальные документы. Вопрос “Тверской жизни” уже сломал карьеры многих чиновников; думаю, что на этом вопросе сломается еще немало судеб тверских карьеристов.
    Вместо того чтобы прислушаться к здравым и более безопасным для себя предложениям, Куржиямский поступил с точностью до наоборот. Он увеличил расходы на содержание этой во всех смыслах бесполезной газеты, а по некоторым подозрениям, и вовсе стал использовать ее как структуру, где исчезали финансы, предусмотренные в целевых программах на информирование населения. Это его и сгубило, так как стало задевать экономические интересы всего журналистского сообщества.
    Снять с должности чиновника “золотым перьям” не составляет особого труда. Для этого надо знать всего лишь особенности восприятия информации теми или иными сильными мира сего. Дальше – дело техники. Формальной причиной увольнения стал конфликт заместителя губернатора Куржиямского с владыкой Виктором, епископом Тверским и Кашинским, и депутатом Государственной Думы Владимиром Васильевым. Будто бы по этому поводу Зеленину звонил Антон Федоров, заместитель полпреда по ЦФО Георгия Полтавченко. Но это уже мелкие подробности.
    По большому счету искренне жаль, что так все вышло. Хотя сам Михаил Куржиямский ничего не потерял. В Ленинградской области работать намного легче, хотя бы потому, что там нет “тайного ордена золотых перьев”. К тому же для него не прошел даром приобретенный в Твери опыт. Кто потерял, так это Тверь. В периоде ее новой истории, когда в ней жил Куржиямский, все же хорошего было больше, чем плохого. А что там впереди – что ни говори – никто не знает.

    P.S. Мы выслушали мнение двух наиболее осведомленных главных редакторов Твери. Ясно, что они знают больше, чем говорят, и о причинах отставки Куржиямского, и о том, что последует за ней. Постараемся держать читателей в курсе событий. А они могут быть самые неожиданные.

Геннадий КЛИМОВ.



    О сыщиках мы узнали из книг Агаты Кристи и западных фильмов, но считали их порождением буржуазного общества. Перестройка же дала им жизнь и на отечественной почве. Как сегодня в Твери работают частные детективы, что расследуют и какие секретные технические новинки используют, об этом нам рассказывает Игорь, помощник частного детектива из Твери.

    – Частные детективы – это какая-то система или деятельность одного конкретного человека?
    – Все частные детективы в России, получившие лицензию с момента возможности открытия этой деятельности, объединены в некоммерческую организацию. Все имеют связи друг с другом и в своей деятельности пользуются услугами частных детективов из других регионов, часто на дружеской основе.
    – Насколько популярны услуги частных детективов в России и, в частности, в Твери?
    – Наша востребованность с каждым годом растет. В начале, когда только разрешили частную детективную деятельность, такие агентства быстро закрывались, потому что людям их услуги были не нужны. На тот момент наше общество было еще не готово обращаться к детективам.
    Сейчас ситуация в стране экономически и политически изменилась: самосознание людей и финансовое благосостояние выросли. Многие начинают задумываться о честности супругов, о том, как проводят время их дети. Руководители предприятий задумываются: воруют ли у них сотрудники, если воруют, то как. Сегодня часто помимо заявлений в милицию обращаются и к детективу.
    – Какова ситуация на рынке таких услуг у нас в городе?
    – В Твери есть еще одна фирма, у двоих-троих людей есть открытые лицензии, но деятельность свою они не осуществляют. Я считаю, что необходимости в большем количестве частных детективов нет.
    – По какой причине люди обращаются не в милицию, а к детективу?
    – Зачастую они просто хотят соблюсти конфиденциальность. Например: произошла кража на предприятии. Хозяин не хочет обращаться в милицию потому, что об этом могут узнать его партнеры, клиенты, поставщики. Это может наложить негативный отпечаток на имидж фирмы. Порядка 90% краж, совершающихся в коммерческих структурах, замалчиваются, и дело не доходит даже до заявлений в милицию. Зачастую бизнесмены ограничиваются увольнением сотрудника, который совершил кражу.
    Мы работаем аккуратно, вплоть до устройства нашего сотрудника в фирму, а другие работники заказчика об этом знать ничего не будут.
    – Сколько примерно занимает расследование одного преступления?
    – Сложно сказать. Все зависит от времени, прошедшего после совершения правонарушения: по горячим следам его раскрыть гораздо легче. От сложности зависит: иногда долго приходится ждать необходимую информацию. Одним делом можно заниматься несколько лет, а бывает, что заказывают наружное наблюдение на один день.
    – Какими полномочиями вы наделены?
    – Мы занимаемся сбором информации, наблюдением, поиском утраченного имущества. Прослушивание (без согласия клиента) запрещено: оно используется только сотрудниками правоохранительных органов. Если мы собираем информацию на какого-либо человека, то это может являться доказательством в суде. Полученные данные мы отдаем клиенту, и он предоставляет их сотрудникам милиции. Совсем недавно у нас закончилось полугодовое уголовное дело по факту хищения в особо крупных размерах – свыше 250 тысяч рублей. Мы нашли мошенника, установили его связь с группой лиц в Москве, подготовили все документы и отдали заказчику. Он написал заявление, и было возбуждено уголовное дело.
    – Помимо прослушивания, что еще запрещает закон?
    – В сфере деятельности частных детективов есть значительные ограничения. Мы не вправе собирать сведения, связанные с личной жизнью, политическими и религиозными убеждениями отдельных лиц. Естественно, нельзя прибегать к действиям, посягающим на права и свободы граждан, совершать действия, ставящие под угрозу жизнь, здоровье, честь и достоинство, а также имущество людей. Без разрешения собственника мы не можем осуществлять аудио-, фото- и видеосъемку служебных и иных помещений. Нам запрещено скрывать от правоохранительных органов ставшие известными факты готовящихся или совершенных преступлений, выдавать себя за сотрудников милиции.
    – Как складываются отношения с правоохранительными органами? Препятствуют ли они в работе?
    – Все зависит от того, по какому делу и с какими сотрудниками мы общаемся. Иногда бывает полное взаимопонимание: полученную информацию передаем сотруднику сами или через клиентов. Мы не ставим себя в противовес милиции. Мы не имеем права арестовать человека: если рядом будет стоять преступник, то мы должны сообщить в милицию, а задерживать его мы не вправе. В противном случае мы сами попадем под уголовную ответственность.
    – Каков портрет человека, который приходит к частному детективу?
    – В первую очередь это люди, у которых есть проблема, которую они не хотят афишировать, но хотят решить. О социальном статусе мы не знаем: бывает, что не спрашиваем у людей даже имя. Клиент подписывает договор, ставит свою подпись, фамилию и инициалы и общается с нами по мобильному телефону с антиАОНом. Конечно, если нужно для дела, то мы спросим его имя. А после того как отработаем заказ, мы уничтожаем данные об этом человеке.
    – Кто чаще прибегает к вашим услугам – предприниматели или ревнивые супруги?
    – Мужчины у нас в Твери считают, что все женщины им верны, а все женщины считают, что все мужчины им не верны. Поэтому чаще звонят они, интересуются, хотят узнать, сколько это стоит. И в 80% случаев ограничиваются просто звонками. Первоначально были такие бытовые вещи, сейчас все больше идет уклон на уголовные преступления и на преступления экономического характера. Поэтому чаще обращаются предприниматели.
    – Насколько часто бизнесмены проверяют своих сотрудников?
    – В основном проверяют сотрудников, если произошла кража или есть какие-то подозрения. При приеме на работу обращаются гораздо реже. Понимания того, что нужно сначала проверить людей, еще нет. Многие почему-то считают, что это незаконно. Но при собеседованиях даются какие-то тесты, а проверка на детекторе лжи – аналогичный тест, только не на бумаге.
    Большой успех приносят регулярные проверки персонала. Если сотрудник знает, что каждые два-три месяца приходит молодой человек с чемоданчиком и его могут вызвать в кабинет, то он триста раз подумает, совершать что-либо или не совершать.
    Данные, полученные по детектору лжи, доказательством в суде не являются, но они могут дать информацию и нам, и правоохранительным органам для более успешного и быстрого расследования.
    – Помимо измены, какие дела вы расследуете?
    – Мы ведем дела по раскрытию уголовных преступлений, начиная от фактов краж, мошенничеств и заканчивая убийствами. Спектр деятельности очень широк, мы делаем все то, что есть в законе о частной детективной деятельности.
    По изменам обращаются очень редко, один-два случая. Одно из самых распространенных преступлений на сегодняшний день – это хищения имущества, мошенничества как внутри организаций, так и в отношениях между частными лицами. Мы можем собрать информацию о какой-либо фирме, о директоре, о его связях с криминальными структурами, о том, насколько стабильна эта фирма, не является ли она однодневкой, есть ли у нее долги. Такая информация полезна, если вы собираетесь сотрудничать с неизвестной компанией. И для нас в принципе не важно ее местонахождение: частные детективы работают по всей России. Если клиенту не выгодно оплачивать нашему сотруднику командировку, то мы связываемся с детективом, который работает в другом регионе, передаем ему информацию. Только это будет занимать более долгий период времени.
    – Часто ли обращаются с просьбой найти угнанную машину?
    – Нет. Люди считают, что это безнадежно. Но вероятность успеха – более 50%. Просто там идет соответствующая оплата: “Жигули” стоимостью 1500 долларов нет смысла искать. А дорогие иномарки – от 10000 долларов и выше – ищутся и находятся, так как из России они никуда не уходят. После того как объединили базу ГИБДД Москвы и Московской области, выяснилось, что в ней есть абсолютно одинаковые автомобили: одна – настоящая, другая – угнанная, с перебитыми номерами двигателя, кузова и с точно таким же номером. У нас в России нет объединенной базы ГИБДД по городам, поэтому так и происходит.
    Процесс поиска машины достаточно долгий и может занимать больше полугода. Мы однажды нашли машину за Уралом. На то время, когда к нам обратились, с момента угона прошло три-четыре года. Машину мы нашли на штрафстоянке от ГИБДД. Техническое состояние оставляло желать лучшего, и клиенту она оказалась уже не нужна.
    – Вы занимаетесь розыском пропавших людей?
    – Да, к нам обращались с такой просьбой. В РОВД нашего города числится огромное количество пропавших человек, бывает, что одно дело больше полугода идет.
    – Реально найти живым пропавшего человека?
    – Реально, но вероятность минимальна. Мы искали пропавшую девушку, нашли, сверяли с фотографией: она просто была бомжем. Потом оказалось, что девушку продали в Турцию, а у матери уже не было средств на ее спасение.
    Да, понятно, что здесь моральный аспект, смотришь на человека, понимаешь, что у него беда и денег нет, но сам понимаешь, что у тебя семья, которую надо кормить: бесплатно ты работать не можешь. Морально все это тяжело, потому что ехать туда – большая опасность для нас самих. Но со временем уже не так морально тяжело воспринимать такие ситуации.
    – Как будет развиваться частная детективная деятельность в Твери?
    – Обязательно будет развиваться. Чем больше будет расти благосостояние людей, тем больше будет появляться преступников. Поэтому работа для детективов найдется всегда.

Олеся ЯМСКАЯ.



Таинственный пес (любительское фото Тогара Папуши)     Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин – писатель-сатирик, классик нашей школьной программы, возведенный советским агитпропом в ранг демократа-революционера, родился в селе Спас-Угол бывшего Калязинского уезда Тверской губернии, в семье помещика. Во времена Салтыковых к усадьбе вплотную подходил лес, рядом лежало поросшее кустарником Никитское болото. “Равнина, покрытая еловым лесом и болотами, таков был общий вид нашего захолустья”, – вспоминал писатель.

    Как известно, великий русский писатель Михаил Евграфович Щедрин отличался сентиментальностью. По воспоминаниям его близких, в детстве у него была собачка Анфиса – небольшой пуделек, очень ласковый и забавный. Однажды маленький Миша, гуляя в прилегающем к дому лесу, случайно заблудился. Солнце село и начиналась ночь, на небе поблескивали первые, еще неяркие, звезды. Первоначально Миша пытался ориентироваться по звездам, но вскоре, поняв тщетность своих усилий, по-настоящему испугался. Становилось все темнее и тогда он услышал хруст веток у себя за спиной. Это оказалась Анфиса, нашедшая маленького хозяина в лесу. Так, благодаря Анфисе вернулся домой будущий классик русской литературы. После этого случая будущий Михаил стал особенно внимательно относиться к Анфисе.
    Дом Салтыковых был просторный, двухэтажный, с мезонином. Самой большой достопримечательностью была огромная китайская ваза, стоявшая на столике в углу большой гостиной. Ею очень гордились, так как она досталась по наследству от дедушки по отцовской линии, который бывал в Китае. Однажды Миша вошел в гостиную и увидел, что огромная китайская ваза разбита. Рядом лежала Анфиса, вся в осколках и с несколькими ранами. Как он догадался, Анфиса играла в гостиной и уронила вазу на себя. Миша отнес ее в находящийся неподалеку сарай и стал залечивать ее раны, стараясь, чтобы родители об этом не узнали, ведь он им сказал, что вазу разбил он. Анфиса пробыла в сарае около недели, а ночью случилась гроза. Всю ночь громыхало и сверкало, а одна из молний угодила в тот самый сарай, где находилась Анфиса. Миша заметил зарево над усадьбой и побежал к сараю. Одна из стен уже полыхала, пламя перебрасывалось на крышу. Он вбежал в горящее строение, раскидал солому и доски и вынес собаку из пламени. С тех пор Анфиса до самой смерти была рядом с ним.
    Здесь начинается самое интересное. Моя старинная знакомая Нина Ильинична Агешкина, работавшая еще с советских времен в здании нынешней администрации города уборщицей, рассказывала, что по ночам в коридорах были слышны потявкивания. А однажды Нина Ильинична увидела на подоконнике маленькую собачку. Вот как об этом рассказывает сама Нина Ильинична: “Выхожу я в коридор, там, где сейчас сидит мэрская пресс-служба, с ведром и шваброй и слышу какое-то шевеление вокруг меня идет. Что же это думаю такое? Ведь никого кроме меня нет. Страшно становится, я ведь женщина пожилая. Начинаю озираться по сторонам и вижу: на подоконнике, между рамами стоит на задних лапках маленький такой песик и жалостно на меня смотрит. Тогда январь был, год выдался холодный. Я думаю: как же ты тут оказался, бедный? Хотела через форточку его вытащить, только подошла, а он прямо на моих глазах растворился в воздухе. Своими глазами видела – была собака и нет ее. И между рамами одни мухи лежат прошлогодние”.
    Но это было только начало. Известно, что в советские годы милиционеры, дежурившие в Калининском горкоме партии, часто сходили с ума от жуткого тоскливого собачьего воя, который гулкое эхо разносило по ночным коридорам. Один из милиционеров, нынешний пенсионер Александр Денисович рассказал нам, что однажды он дежурил в ночную смену и видел, как по коридору бродила небольшая собачка и жалобно что-то выискивала. Времена были советские, страна – самой читающей и он захватил на работу книгу Салтыкова-Щедрина “Господа Головлевы”. Увидев на обложке изображение великого русского сатирика, собачка сразу успокоилась, завиляла хвостиком и … исчезла возле той самой двери, за которой сто с лишним лет назад сидел вице-губернатор.
    Есть еще не один десяток очевидцев явления таинственной собаки. С началом перестройки собака стала являться не только в здании городской администрации, но и на тверских улицах. Как это ни странно, чаще всего свидетелями необъяснимых собачьих явлений становились цыгане, дежурившие на углу Трехсвятской и бульвара Радищева. Дочь тверского цыганского авторитета Тогара Папуши Таня рассказала о том, что они часто видели серого крохотного пуделя, который всегда появлялся на углу Трехсвятской за пятнадцать минут перед очередной милицейской облавой. Однажды отец даже сфотографировал таинственного пса на “мыльницу”. Как только появлялись милиционеры, песик таинственно исчезал. Рассказы Тани Папуши подтвердили многие этнические цыгане Твери.
    Можно верить или не верить многочисленным свидетельствам о бездомном псе, верном своему любимому хозяину – основоположнику русской сатиры. Но для Твери, как для города, запутавшегося в поисках культурного брэнда, важнее не это. Да, народная молва всегда склонна преувеличивать необъяснимые факты и приукрашивать их лирическими наслоениями. Однако может быть не стоит пренебрегать столь бесспорным фактом необъяснимой связи великого писателя с городом, которому он отдал лучшие годы своей творческой биографии? И может быть городским властям стоит каким-то образом задуматься о том, что Тверь – это не только и не столько столица русского шансона, сколько город, давший русской культуре действительно достойных представителей, даже собаки которых остаются верны им несмотря на груды прошедших десятилетий.

Лиля РОЙЗМАН



Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru