Архив номеров


    Живет в Твери простая русская женщина Надежда Степановна Никулина. И если сказать ей, что ее трудная судьба может служить примером доброты и высокого служения людям, она просто не поймет, о чем таком идет речь. Объяснит, что просто жила сердцем, зла людям не делала, а что до добра, так не ей об этом судить. Главное, живет она по совести, того же ждет от других, а если видит несправедливость, то отойти в сторонку и промолчать не может. Такой уж у нее характер.

НАДЯ

    В канун нового 1988 года Надежда и Владимир вместе пошли в баню - в отличие от героев «Иронии судьбы» для них это была не красивая традиция, а жизненная необходимость: в их стареньком деревянном доме ни ванны, ни душа просто не было. Из бани Надежда ушла одна: муж, с которым они прожили вместе 18 лет, сбежал оттуда, даже не помывшись, к другой женщине. Но об этом она узнала только после Нового года, когда тот, пряча глаза и избегая долгих объяснений, пришел домой за вещами.
    Сидя вечерами в опустевшем доме, Надежда Степановна мысленно перебирала счастливые мгновения их семейной жизни и страдала оттого, что у нее не было детей. Поначалу она считала, что именно это обстоятельство и стало причиной их развода, особенно когда узнала, что Владимир ушел к женщине, у которой уже есть две дочки. Но общих детей Бог им так и не послал, а через два года муж домой все-таки вернулся. Но не один, а с новой семьей.
    Первые пять лет почти совместной жизни в разных половинах принадлежащего Владимиру деревянного дома показались ей сущим адом. Бесконечные скандалы, угрозы, судебные разбирательства… Был период, когда с пугающей регулярностью, по пятницам, к Надежде Степановне стали наведываться грабители, постепенно забирая все ценные вещи. Потом, когда их все-таки поймали, один из двух мазуриков оказался работником той самой химчистки, где работала Нина Николаевна, ее соперница. Но так как у грабителя были проблемы с психикой, доказать какую-либо связь между ними, а тем более «заказуху», следователям не удалось. Так они и жили, потому что уйти Надежде было просто некуда.
    Как она вынесла все издевательства и провокации со стороны бывшего мужа и его жены, Надежда Степановна Никулина даже сегодня понять не в состоянии. Как и объяснить тот факт, что после их пятилетней войны вдруг наступило затишье, сменившееся сначала перемирием, а потом и вполне добрососедским существованием. Все войны рано или поздно заканчиваются миром. И как-то, сидя на веранде дома за чашкой чая, Нина призналась Наде, что особой-то любви к ее бывшему у нее никогда не было. Просто надо было поднимать девчонок, и она искала работящего бездетного мужика, желательно с домом и участком, чтобы было, где огород сажать. А Владимир всем этим требованиям вполне отвечал.
    Прошло время, дочки Нины Николаевны подросли, старшая Ирина вышла замуж и родила дочь Катю.

КАТЯ

    Катенька родилась больной: врачи поставили ей страшный диагноз - детский церебральный паралич и эпилепсия. С мужем Ирина прожила недолго, он не захотел взять на себя ответственность за больного ребенка и через шесть месяцев после рождения Кати ушел из семьи. А спустя некоторое время и сама Ирина почувствовала себя плохо. Несколько раз лежала в больнице, но, когда узнала о своем диагнозе - рак, поняла, что жить ей осталось недолго, и все ее мысли были о том, что будет с Катей. А девочка тем временем подрастала и, не понимая тонкостей и особенностей родственных связей в их доме, очень привязалась к Надежде Степановне.
    Говорила она с трудом и знала всего несколько слов: «мама», «баба» и «банан». Последнее означало не заморский фрукт, а «баба Надя». Когда мама в очередной раз ложилась в больницу, а родная бабушка уходила из дома, чтобы за ней ухаживать, Катя оставалась с бабой Надей, потому что дедушка, то есть бывший муж Надежды, особой заботы ни о детях, ни о внучке нынешней супруги не проявлял. А младшая дочь Нины Николаевны, ее тетя, была занята в основном своей личной жизнью. В 1999 году Ирина умерла, а опекунство над Катей оформила ее родная бабушка. Через год не стало и Нины Николаевны - она умерла от инсульта. Незадолго до своей кончины в разговоре с бывшей соперницей она призналась, что не надеется на то, что ее младшая «непутевая» дочь сможет после ее смерти позаботиться о больной племяннице. И тогда, сама не зная почему, Надежда Степановна вдруг сказала: «Да не переживай ты так, в случае чего я Катеньку не оставлю, она ведь мне тоже не чужая». В тот момент она даже не осознавала, насколько пророческими окажутся эти слова и как круто вскоре изменится вся ее жизнь.

НАДЯ + КАТЯ = СЕМЬЯ

    После смерти бабушки Катя оказалась не нужна ни родному отцу, ни неродному деду. Ее забрала к себе в двухкомнатную квартиру тетя Лена, но официального опекунства так и не оформила. Там девочка прожила полгода, и от смерти ее спасло только вмешательство бабы Нади и педагогов из коррекционной школы, где она училась во втором классе. Надежда Степановна часто навещала Катю, правда, далеко не всегда ее впускали в квартиру, где было полно пьяных мужиков, недавно покинувших «зону».
    Еду, которую она приносила для девочки, они быстро оприходовали под закуску, а девочка, это было видно невооруженным взглядом, таяла на глазах. Из веселой хохотушки она превращалась в маленькую старушку, а в серьезном недетском взгляде было столько боли, что у Надежды Степановны сжималось сердце. Рассказать о своей жизни у тети девятилетняя Катя не могла, потому что практически не разговаривала. И только тянула к Надежде Степановне свои ручки, обнимала за шею и горько плакала, когда та уходила. После того, как пару месяцев ее не было в школе, педагоги забили тревогу и вместе с участковым пришли проверить, что случилось с ребенком.
    Дверь им долго никто не открывал, а когда, испугавшись угрозы милиционера ее взломать, непрошеных гостей все-таки впустили в квартиру, то картина, представшая перед их глазами, повергла взрослых людей в ужас. Пьяная «опекунша» принимала у себя очередных гостей, а в соседней комнате, в одной кровати с каким-то мужиком лежала исхудавшая, бледная Катя и молила одними глазами забрать ее отсюда. Девочку увезли в больницу, где врачи поставили диагноз: крайняя степень истощения. Но, несмотря на это, уголовного дела на родную тетю не завели, а она своей вины в происшедшем так и не признала. Главный свидетель обвинения - Катя - не только говорить, но и ходить не могла. В больнице ее каждый день навещала Надежда Степановна и буквально вернула к жизни. Ухаживала, кормила с ложечки, купала, а главное - любила. Наверное, почувствовав эту любовь и осознав, что она кому-то еще нужна на этом свете, Катенька пошла на поправку. Через шесть месяцев ее наконец выписали из больницы, и Надежда Степановна увезла ее к себе домой, не подозревая о том, какая впереди ее ждет «бумажная» война с нашей бюрократической системой, ставкой в которой станут права больного ребенка.

ПРИХОДИТЕ ЗАВТРА…

    Вначале она совершила невозможное: ценой огромных усилий при наличии у ребенка живых родственников, отца, бабушки по отцу и тети по матери, и, заручившись их письменным отказом от девочки, оформила опекунство над Катей. Потом стала разбираться с наследством девочки. Оказалось, что пока она бегала по кабинетам чиновников, собирая справки и доказывая, что с ней больному ребенку будет лучше, чем в детском доме, предприимчивая тетя успела продать квартиру в микрорайоне «Южный», где Катя проживала вместе с мамой.
    Причем сделала это в тот момент, когда шло судебное разбирательство по поводу этой самой квартиры, на которую, вопреки законодательству, не был наложен арест. Тем не менее деньги, вырученные от ее продажи, она забрала себе, а Кате в наследство достался лишь долг за неуплаченные коммунальные услуги в размере 30 тысяч рублей. Попытки Надежды Степановны отстоять права больного ребенка ни к чему не привели и только подкосили ее собственное здоровье. Она перенесла тяжелую операцию, каждый день переживая за судьбу Кати, которую даже на время ее болезни отказалась приютить родная бабушка. Свой отказ она мотивировала тем, что внучка плохо разговаривает и ее трудно понять.
    После выписки из больницы Надежда Степановна продолжила неравный бой с чиновниками. Официально девочка оказалась прописана все у той же тети, но делиться жилплощадью с больной племянницей та не собиралась. На сегодняшний день она в третий раз замужем и имеет своего ребенка, что также осложняет ситуацию. Судебная тяжба за права Кати Антоновой тянется с 2001 года, но свет в конце этого бюрократического туннеля до сих пор не виден.
    В 2006 году их старенький дом снесли, и Надежда Степановна Никулина получила однокомнатную квартиру в поселке Мигалово, где они с Катей сейчас и живут. Социальное жилье, которое девочке положено по закону как инвалиду с детства, также оказалось призрачной химерой. Кому только не писала Надежда Степановна писем с просьбой о помощи. И президенту России Владимиру Путину, и губернатору Тверской области Дмитрию Зеленину, и в прокуратуру…
    Все ее обращения возвращались все к тем же тверским чиновникам, которые отсылали ее из одного департамента в другой. Квартирная тяжба тянется по сей день, но Надежда Степановна готова отстаивать права больного ребенка до конца. И не потому, что им тесно в ее однокомнатной квартире, как раз нет. Просто она думает о судьбе девочки и опасается, что когда ее не станет, та останется одна, без всякой поддержки со стороны государства. На помощь кровных родственников Кати она давно уже не рассчитывает.

А ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

    За те шесть лет, которые они живут вместе, одной семьей, Катя подросла, стала лучше ходить и разговаривать. Она сейчас учится в 8 классе коррекционной школы №2. С ней занимается логопед, да и сама Надежда Степановна за эти годы стала неплохим медиком. Но главное лекарство, благодаря которому Катенька расцвела и похорошела, - это та атмосфера любви, которой ее окружила ее мама. Именно этим, самым дорогим для каждого ребенка словом она теперь зовет Надежду Степановну. Страшная полоса ее жизни осталась в прошлом. И только когда в ее присутствии произносят слова «детский дом» или «интернат», Катя вздрагивает, на глазах у нее наворачиваются слезы, и, прижавшись к маме, она испуганно говорит: «Катя - хорошая, мама - хорошая, не хочу в детский дом, нет, нет», - и стоит немалого труда ее успокоить.
    За эти годы Надежда Степановна не раз могла убедиться в том, что произносимые с высоких трибун слова о социальной защите больных детей чаще всего так и остаются словами. Коррекционная школа, в которой учится Катя, давно нуждается в ремонте, льготы, положенные ей по закону, приходится выбивать ценой больших усилий и бесконечных хождений из одного кабинета в другой. Их семейный бюджет сегодня складывается из двух пенсий, «опекунских» денег и зарплаты, которую Надежда Степановна получает, работая на мелькомбинате уборщицей. Не шикуют, но на жизнь хватает. Недавно, узнав, что ее бывший муж заболел, она, забыв про прошлые обиды, стала навещать его в больнице: жалко ей его стало, все-таки 18 лет вместе прожили.
    Так и живет Надежда Степановна Никулина радостями и заботами своей маленькой семьи. А когда знакомые говорят, зачем, мол, ей такая обуза, чужой больной ребенок, она начинает злиться и пытается объяснить, что ее Катя - замечательная добрая девочка, она даже научилась мыть посуду, и вообще, любой ребенок - это радость. А когда полюбишь его всем сердцем, то значит, это твое, родное, даже если не по крови…

Светлана АВДЕЕВА


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru