Архив номеров


     Есть преподаватели, которые не уходят из сердца студента вместе с очередным сданным зачетом или экзаменом. Чтобы научить, объяснить - достаточно быть просто грамотным специалистом. А в хорошем смысле заразить, «зажечь» своими научными взглядами, повести за собой и воспитать в молодом поколении свободу мысли и ее выражения - это уже особый дар.

     Имя профессора кафедры теории литературы ТвГУ Игоря Фоменко многими выпускниками филфака воспринимается с особым трепетом. Те, кому довелось быть вовлеченным в сферу его научных интересов, соприкоснуться с этим человеком чуть больше положенных по учебному плану лекционных часов, с абсолютной искренностью называют его Учителем и, став самодостаточными состоявшимися личностями, не перестают благодарить его за формирование собственного нешаблонного стиля, слога и мышления. Накануне юбилея уважаемого профессора мы встретились с ним в одной из филфаковских аудиторий.
      - Игорь Владимирович, больше 40 лет отдано преподавательской деятельности. А ведь говорят, что ваше послевоенное детство прошло отнюдь не за книгами. Откуда у вас, выходца из хулиганской ростовской среды, вдруг обнаружилась тяга к науке?
     - Была очень смешная история. Когда я окончил 10-й класс, на выпускном вечере мы с друзьями где-то во дворе с портвейном отмечали это дело. И тут учителя, которые давно уже поставили на мне крест, вдруг подошли с вопросом, куда я собираюсь идти дальше. Я сказал: «Пойду в пединститут». Они замерли. Потом задали мне второй вопрос: «Ты? В пединститут?» Я не хотел их обижать, но сказал жуткую фразу, за которую они сильно обиделись: «А это для того, чтоб ученики знали, что учителями могут быть и нормальные люди». И я вполне сознательно поступил в этот пединститут, по окончании которого по распределению оказался в сибирской деревне. Когда были исчерпаны все возможности работы в сельской школе, мы с женой переехали в Новосибирск. Поработал на кафедре педагогики, а потом ушел преподавать в театральное училище. Но работать там было неинтересно. Те студенты хотели быть актерами, и литература их не сильно волновала. После училища так случилось, что меня позвали на местное телевидение, где я был редактором литературно-драматических программ.
     - И что же представляло собой региональное телевидение начала-середины 60-х годов?
     - Совершенно изумительное, роскошное! Не по качеству, а по атмосфере. Средний возраст сотрудников - 26 лет. Я пришел совершенно неопытным, но люди, с которыми я работал, были фантастически профессиональны и очень хотели делать новое телевидение. Просветительское. Сейчас этого нет, нынешнее телевидение испорчено рейтингом, оно работает на вкусы потребителя. Мы же все время пытались тянуть зрителя за собой. Конечно, нам мешали, но мы были молоды и жутко амбициозны.
     - Тем не менее карьере телевизионщика вы предпочли научную деятельность и поступили в аспирантуру МГУ, где вплотную занялись проблематикой творчества запрещенного в те годы Пастернака. За это ведь могли лишить прав преподавательской деятельности...
     - Я по натуре не телевизионщик, понимал, что моя сфера - это преподавание. А чтобы преподавать в вузе, нужна была аспирантура. Получилось, что первую научную работу сделал по Пастернаку. Так и увлекся. Без скандалов, конечно, не обходилось. Веселые были времена. Мы даже пари заключали: защитимся - не защитимся. Но я защитился и попал в 1969 году в Калинин.
     - И чем же вас встретил этот скромный провинциальный городок после оставшихся за плечами Ростова-на-Дону, Новосибирска, Москвы?
     - Город меня, честно говоря, поразил. Первое впечатление произвела привокзальная площадь, усыпанная какими-то мелкими домишками, ларьками, пивными. И среди всех этих «клоповников» располагался огромный рекламный щит метров шесть в высоту, где была изображена чашка, из которой шел пар, и все это сопровождалось словами: «Начинайте день с какао»... А второе, что меня поразило, - это обувной магазин на Советской, где на витрине с резиновой обувью красовался зловещий слоган: «Всегда сухая нога». Вот такой была Тверь. Но сколько бы я ни иронизировал, действительно прекрасной в Твери всегда была Волга.
     - А что происходило в здешней научной, преподавательской среде?
     - Маленький пединститут. На филологическом факультете всего две кафедры: русского языка и литературы. Но в этом дико провинциальном уголке все-таки была отдушина, где царила фантастическая академическая атмосфера. Благодаря стараниям профессора Романа Гельгардта на заседания его лингвистического общества собирались настоящие сливки советской лингвистики. Виноградов, Бархударов - эти и другие безумно интересные профессионалы приходили к нам как будто из другого мира. Я очень благодарен Роману Робертовичу. Именно с его помощью я поймал кайф от академической науки. Я понял, что академическая наука - это не занудство, а возможность точно и строго говорить то, что ты хочешь.
     - А студенты? Ведь их через вас прошло не одно поколение. Как они менялись?
     - Да никак. На нашем факультете всегда есть традиционное процентное соотношение. К нам ведь кто приходит? 15-20% людей, которые знают, куда они идут, и сознательно хотят заниматься филологией. 30-40% людей, которым надо идти в вуз, но с математикой, физикой в школе было плохо, на другие факультеты нужны деньги. Остается филфак. А остальные 40% - люди, которым вообще все равно, но родители заставляют учиться. Вся эта ситуация сохраняется уже долгие годы, но одно изменение все-таки есть, причем фундаментальное. Вот эти первые 15% студентов сейчас - просто поразительные дети, не сравнимые с теми, что были 20 лет назад. Они внутренне свободные, думающие, незашоренные, незаидеологизированные. Курсовые лекции - это одно, а вот специализация - это совсем другое. Туда приходят только те, кто сознательно выбрал кафедру, преподавателя, и поэтому тут я себя чувствую очень здорово. Я основательно готовлюсь к каждому такому занятию, потому что с ними никакая «халява» не пройдет. Они все знают, они читают, понимают, думают. И для меня - это уже профессионалы.
     - Если разделить преподавание и научную деятельность, что вам ближе?
     - Это неразрывно, это едино. Меня в науке всегда привлекала проблема механизмов смыслообразования в художественном тексте. Я ненавижу, когда людям говорят: «Вот что этим произведением хотел сказать автор». Один и тот же текст мы все понимаем по-разному. И не только потому, что мы сами все разные. В самом тексте есть такие механизмы, которые нам позволяют толковать его по-разному. Вот это меня и интересует. И чем бы я ни занимался, я основывался только на этом. Занимался Пастернаком, пытался понять, почему его стихи жутко трудны и каковы ключи к нему. Потом меня понесло на служебные слова, на которые раньше вообще никто не обращал внимания. А ведь всякие союзы, частицы, предлоги автор употребляет интуитивно, а значит, он в них проговаривается. Служебные слова как раз указывают на то, как он ощущает структурные отношения в мире. Структура предложения - это модель авторского ощущения структуры мира. Последняя из моих книг называется именно «Практическая поэтика». Я никак не могу оторвать то, что я делаю, пишу от того, что преподаю. Все это идет в одном русле. И что для меня важнее? Ей-богу, не знаю.

Елена МУНИНА



     В Тверском государственном университете впервые состоялись выборы ректора. Они прошли в один тур, и по итогам голосования победу одержал проректор по учебной части, и.о. ректора Виктор Гавриков.
     При попытке официально узнать результаты голосования, оказалось, что это не так просто. Мы обзвонили общий отдел ТвГУ, пресс-службу (!), деканат социологического факультета (ФУС), декан которого Татьяна Славко является председателем избирательной комиссии, и приемную ректора. Официального ответа никто не дал.
     Из неофициальных источников стало известно, что из 159 проголосовавших 84 голоса были отданы за Виктора Гаврикова, 51 за проректора по научной и инновационной деятельности Людмилу Скаковскую, 13 голосов получил декан математического факультета Александр Язенин, 8 голосов - проректор по научной работе Юрий Пастушенков и 3 голоса - Сергей Голубев. Неофициальные же источники пояснили, что участвовавшая в выборах ректора Татьяна Жалагина, здраво рассудив, что победа не грозит, вовремя заявила, что отдает свои голоса в пользу Виктора Гаврикова, чем обеспечила себе кресло проректора, с чем ее и поздравляем.
     С 1986 г. по настоящее время Виктор Гавриков являлся проректором по учебной и воспитательной работе. Он профессор кафедры социологии и политологии. Окончил Ставропольский педагогический институт (1969), Российскую академию государственной службы (1995), кандидат исторических наук, социолог. Почетный работник высшего профессионального образования РФ (1996), заслуженный работник высшей школы РФ (2004).

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru