Архив номеров


    С разницей в несколько дней из жизни ушли два великих человека: первый президент РФ Борис Ельцин и гражданин мира - гениальный музыкант и дирижер Мстислав Ростропович.
    Я не берусь судить о вкладе каждого из них в историю развития мировой цивилизации: как говорят программисты, не хватает необходимых для этого исходных данных. Да и на каких, кроме как небесных весах, можно это взвесить? Но в одном я уверена: если Борис Ельцин обязательно пройдет процедуру чистилища, то Мстислав Ростропович сразу же попадет в Царствие Небесное. Это уверенность «маленького человека», которому, с одной стороны, посчастливилось слышать, видеть и общаться со светлым гением Ростроповичем, а с другой - стать одной из миллионов русскоязычных, растоптанных и униженных политиком Ельциным.
    Хочу просто вспомнить, как развал Советского Союза восприняли в Азербайджане, столице которого - Баку - я родилась и прожила большую часть своей жизни. Сказать, что это был шок, - значит не сказать ничего о людях, которые совсем недавно, участвуя в общесоюзном референдуме, проголосовали за сохранение Союза. Три политических дровосека Беловежской Пущи, главным из которых был Ельцин, на их мнение наплевали. И прошлись своими топорами по судьбам миллионов людей - не только русских, но и умных, интеллигентных, талантливых азербайджанцев, таджиков, украинцев, грузин, туркменов, армян - чья вина перед пришедшими в результате к власти местными оголтелыми националистами была только в том, что они думали и творили на русском языке. Главным критерием профессиональной пригодности стало знание «государственного» языка, а каждое публичное выступление Бориса Ельцина вызывало у нас страх, вызванный своеобразием и непредсказуемостью его политической харизмы. Я, русская журналистка, собкор федеральной газеты «Трибуна» по Азербайджану, чувствовала свою личную ответственность за каждую его очередную «загогулину» и мучительно пыталась хоть как-то оправдать великую Россию в глазах тех, кто продолжал считать ее своей Родиной.
    Но были в тот период и счастливые дни, связанные с приездом на свою малую родину Мстислава Ростроповича. Баку посчастливилось стать младенческой колыбелью этого великого музыканта. Он приезжал сюда на протяжении многих последних лет, чтобы пройтись по улице, носящей имя его отца, известного музыканта, побывать в доме, где он родился, ставшем теперь домом-музеем Ростроповичей, дать мастер-класс студентам Азербайджанской государственной консерватории и просто пообщаться со своими старыми друзьями, в числе которых был и президент Азербайджана Гейдар Алиев.
    ...Первое знакомство с творчеством Мстислава Ростроповича у меня произошло еще в студенческие годы, когда вместе с моими подругами нам посчастливилось достать билет на его концерт. Спустя день мне позвонила одна из них и прочитала свои стихи, пару строк которых я помню до сих пор: «Смеется Ростропович, и плачет Ростропович, виолончель расточит затоптанный росточек...» Его виолончель была одним из сильнейших эмоциональных потрясений моей жизни, сравниться с которым спустя годы смогло только личное знакомство с этим удивительным человеком. Бакинский еврейский мальчик, в 12 лет так сыгравший концерт Сен-Санса, что ему, стоя, рукоплескали именитые музыканты, гениальный российский виолончелист, по шкурным политическим соображениям изгнанный из страны, которую он безгранично любил, Мстислав Ростропович стал гражданином мира, перед которым открывались двери любых президентских дворцов.
    Это в какой-то мере тешило его мальчишеское самолюбие, но любил он только одну страну - Россию. И именно туда в дни ГКЧП он улетел, когда решил, что его Родина в опасности. Последний романтик, он с оружием в руках защищал идеалы демократии, свободы и справедливости. И потом молча страдал, когда по Белому дому, который он отстоял в 1991-м, в 1993-м палили из всех орудий по приказу Главного Демократа.
    Он никогда потом не говорил о своих политических пристрастиях - только о музыке, только о вечном. Я не знаю, как выглядел бы постаревший Моцарт, но мне почему-то кажется, что у него должно быть поразительное сходство с Мстиславом Ростроповичем. Приезжая в Баку в годы эпохи Ельцина, он был тем самым послом мира, который сглаживал все ельцинские «загогулины» и наполнял наши сердца надеждой на то, что политический развод в Беловежской Пуще - это всего лишь неприятный эпизод в истории азербайджано-российских отношений. Потому что Россия - это прежде всего гениальный Мстислав Ростропович и блистательная Галина Вишневская, все остальные на их фоне - просто временщики.
    ...Мне посчастливилось быть на приеме, который российское посольство в Азербайджане устраивало в честь 75-летия Мстислава Ростроповича. Перед маэстро выступали самые талантливые певцы и музыканты республики, а небольшой зал посольства не смог вместить всех VIP-персон, мечтавших засветиться в таком высоком обществе. Одним из участников концерта был и молодой студент консерватории, сын одного из священнослужителей Бакинской русской православной церкви. Наверное, маэстро увидел в нем какую-то Божью искру, потому что даже во время фуршета не переставал общаться с этим ошалевшем от такого внимания мальчиком. Взяв для приличия первый попавшийся на глаза бокал, чтобы не очень отличаться от тусующейся публики, я тенью бродила вокруг этой беседующей пары, и вот что подслушала. Мстислав Ростропович: «У каждого исполнителя есть свой путь погружения в новый материал. Я, к примеру, начинаю ходить по садовым дорожкам и мысленно проигрывать будущий концерт. Хожу до тех пор, пока он целиком не зазвучит у меня в голове. Иногда приходится таким образом нашагивать десятки километров. Настоящий музыкант - это не столько техника, это прежде всего душа, через которую он пропускает гениальную музыку. Поэтому великие произведения классиков в исполнении разных музыкантов звучат по-разному. Мальчик мой, работай над своей душой, не забывая при этом технику, и тогда ты достигнешь своей вершины».
    Все это время почти одновременно со мной, но по другой траектории вокруг маэстро, беседующего с неизвестным студентом, кругами ходил посол РФ в Азербайджане Николай Рябов. Он пытался увлечь его с собой для продолжения банкета в зал для VIP-персон, где их уже давно ждал накрытый стол. Но не тут-то было. Маэстро, вежливо кивая на его приглашение, продолжал беседовать с юношей, и, понимая, что его вот-вот уведут, я нахально перевела внимание Мстислава Ростроповича на свою скромную, далекую от музыки персону. Каюсь, в этот момент, забыв о том, что представляю солидное российское издание, я решила утолить свое чисто женское любопытство. Поэтому поинтересовалась, как он относился к мужскому вниманию, которым многие годы была окружена его красавица жена и по совместительству оперная примадонна мирового уровня. Нужно было видеть, каким озорным мальчишеским огоньком загорелись при этом его глаза. Наклонившись к моему уху, он тоном заговорщика произнес: «Когда я улавливал взгляды на нее справа, сам начинал смотреть налево. И все сразу становилось на свои места». И потом так заразительно засмеялся, что стало понятно: госпожа ревность в их семье - гостья редкая и нежеланная. А еще он «пожаловался», что к нему поступило столько предложений о праздновании его юбилея от самых знаменитых королевских семей Европы, что он просто опасается стать на старости лет алкоголиком. Хотя главный свой праздник намерен все-таки отметить в Москве.
    В тот вечер только благодаря Галине Вишневской, которая, взяв мужа под локоток своей царственной рукой, увела его наконец от юного виолончелиста, удалось соблюсти дипломатический этикет. Но на прощанье он озорно подмигнул мне, как бы говоря: «Ничего не поделаешь, приходится подчиниться воле женщины». Пожалуй, это была единственная сила, которой он с удовольствием подчинялся.
    Сегодня многие говорят о том, что партократ Борис Ельцин воспитывал в себе демократа, порой наступая на горло собственной песне. Мстислав Ростропович был свободен от рождения, а его талант открывал перед ним все границы мира. Эпоха Ельцина ушла задолго до его кончины, и что в ней было хорошего и плохого, разберутся историки, в зависимости от конъюнктуры момента, конечно. Эпоха Мстислава Ростроповича не закончится никогда, и порукой тому бессмертный Моцарт, музыка которого удивительно точно соответствовала характеру Маэстро и, казалось, была написана специально для его Виолончели. И, перефразировав известный анекдот брежневской эпохи, можно предположить, что в энциклопедии следующего века будет сказано: «Ельцин - политический деятель эпохи Ростроповича». Впрочем, не он один.

Светлана АВДЕЕВА



    Запись актов гражданского состояния, а привычнее просто загс, может приносить неплохой доход. Причем это уважаемое муниципальное учреждение - своего рода монополист на рынке брачных услуг, а также в сфере смены фамилий и регистрации смертей. Мы не оговорились, назвав сферу всех этих важных процедур «рынком». Ведь в большинстве случаев оказываются эти услуги за деньги, которые в свою очередь не всегда оседают в городском бюджете. В отношении тверского загса это справедливо на все 100%, ведь его действующее руководство в прямом смысле делало деньги из брака.
    Красивую свадьбу хотят все. Лучше, чтобы счастливый день росписи состоялся летом и выпадал на выходные. О сервисе уже и говорить нечего - все должно быть красиво. Достичь желаемого в Твери не так-то просто, хотя бы в силу того, что наш город просто не располагает приличным помещением, где браки регистрировались бы в достаточно красивой и торжественной атмосфере. Всем известный загс на проспекте Чайковского просто язык не поворачивается назвать дворцом бракосочетаний. О филиалах загса и говорить нечего. Тем не менее для того, чтобы свадьба прошла красиво, и молодожены, и их родственники готовы нести дополнительные расходы, довольствуясь тем, что есть. Самое интересное началось с тех пор, как руководство тверского загса оценило спрос на качественные свадебные услуги и разглядело в своих прямых должностных обязанностях немалую перспективу заработка.
    С весны 2002 года тверским загсом руководит Николай Тезиков. Именно он и стал инициатором превращения подотчетного ему учреждения не то чтобы в настоящий бизнес, но уж точно - в своеобразный «брачно-разводный» кооператив. Тем более что люди сами готовы были платить деньги за регистрацию брака в удобный день. Однако, чтобы «бизнес» заработал по-настоящему, Тезикову пришлось внести в работу загса некоторые коррективы. Он понимал, что для хорошего заработка одного спроса на качество свадебных услуг недостаточно. Спрос необходимо было подхлестнуть, говоря языком бизнеса, стимулировать, что собственно и было сделано. Перво-наперво такие необходимые услуги, как фото и видеосъемка, перешли в разряд монополий загса. Снимать процесс свадьбы на свою камеру в помещении загса категорически запретили. Фотографировать также позволяли далеко не всегда. То есть молодожены должны были оплачивать услуги «казенных» операторов или фотографов в обязательном порядке. Или так, или никак - третьего не позволяли распоряжения директора загса.
    Но это мелочи по сравнению с общей концепцией бракосочетаний, введенной Николаем Тезиковым. Она заключалась в простом создании неудобных условий для регистрации брака и превращала этот торжественный процесс в своеобразный спорт - преодоление хитро выстроенных чиновничьих ловушек и препятствий. Появилась искусственная очередь, для того чтобы подать заявку на роспись. Те, кто женился и выходил замуж пару лет назад, должны прекрасно помнить очереди на подачу заявлений о регистрации брака, когда людям иногда приходилось торчать возле загса ночами, чтобы не пропустить долгожданный момент. Сюда добавился интересный график свободных дней, когда молодоженов наконец распишут. В общем, в Твери настало время, когда заключение брака превратилось в целую проблему. Но решить эту проблему всегда можно было с помощью директора загса, который за определенную сумму мог организовать удобную дату бракосочетания. Что уж говорить о так называемых «красивых» датах, вроде 04.04.2004. Эти дни однозначно продавались, причем недешево. Получалось, что Николай Тезиков, обладая безграничной властью в сфере бракосочетания, просто торговал воздухом, днями и красивыми датами.
    Может быть, сам Тезиков и считал загс своей неотъемлемой вотчиной, а продажу чисел в календаре бракосочетаний личным «бизнесом», но российский Уголовный кодекс высказывался по этому поводу совершенно иначе. Действия директора загса в нем трактуются как получение взятки должностным лицом. Собственно, именно за это муниципальный чиновник и попал в поле зрения правоохранительных органов. В отношении взяточника из загса было заведено уголовное дело, которое в ноябре 2005 года рассмотрел Центральный районный суд Твери. Николай Тезиков был признан виновным в получении взятки (ст. 290 УК РФ) и приговорен к самому мягкому наказанию, предусмотренному этой статьей, - штрафу в 100 тысяч рублей.
    Для чиновника любого уровня, тем более муниципального, приговор по статье «взяточничество» автоматически означает отставку. И это действительно так, только не в нашем случае. Оказалось, что в обвинительном приговоре Николая Тезикова помимо штрафа не значилось других санкций. Хотя статья 290 УК и предусматривает запрет чиновникам занимать руководящие посты на протяжении нескольких лет, к Тезикову эти меры приняты не были. И сегодня он продолжает благополучно занимать свою «теплую» должность, то есть руководить городским загсом. Казалось бы, если суд не посчитал нужным запретить взяточнику и дальше руководить муниципальным учреждением, это должно было сделать городское руководство. По логике вещей, уж если чиновник «прославился» своей нечистоплотностью, то его увольняют с работы. В нашем случае мы наблюдаем картину из русской поговорки: «Отпустили щуку в речку». Ситуация складывается абсурдная, хотя для вотчины тверского мэра Олега Лебедева абсурд не такая уж редкость. Тем более что, по жалобам многих тверитян, в вопросах бракосочетания мало что изменилось. Молодоженов по-прежнему снимают «казенные» операторы, и назначить удобный день свадьбы также сложно, как и раньше. Судя по всему, в работе загса по-прежнему чувствуется «профессиональный почерк» директора. Возможно, для того чтобы свадьба в Твери превратилась из череды хлопот в праздник, мэру Лебедеву необходимо более пристально следить за своими подчиненными и менять кадровую политику. А если учесть, что не за горами очередные выборы главы города, то держать в штате «дипломированного взяточника» просто опасно.

Сергей НИКОЛАЕВ


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru