Архив номеров


Александр ХАРЧЕНКО, специальный корреспондент ИТАР ТАСС     Речь президента России Владимира Путина, произнесенную на 43-й Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности, многие сравнивают с речью Черчилля в Фултоне, которая открыла период противостояния между двумя «полюсами» послевоенного мира.

МИР БУДЕТ МНОГОПОЛЯРНЫМ

    Президент России Владимир Путин сказал: «Холодная война» оставила нам «неразорвавшиеся снаряды» - двойные стандарты, шаблоны блокового мышления. Однополярный мир тоже не состоялся». «Как бы ни украшали этот термин, он означает только одно - один центр власти, один центр силы, мир одного хозяина, одного суверена. Это губительно и для самой системы, и для самого суверена, потому что разрушает его изнутри», - подчеркнул В. Путин. В результате в последние годы «войн и локальных конфликтов меньше не стало», сейчас их «значительно больше», - напомнил президент РФ. «Мы наблюдаем почти ничем не сдерживаемое, гипертрофированное применение силы в международных делах. Военная сила может применяться только по решению Объединенных Наций», - сказал глава российского государства, призвав другие страны «не подменять ООН ни НАТО, ни Евросоюзом».
    В информации, распространенной по каналам ИТАР-ТАСС, отмечалось, что выступление главы российского государства вызвало неоднозначную реакцию участников форума в Мюнхене, но практически все они отдавали должное Владимиру Путину за его предельную откровенность.
    Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер не скрывал, что был разочарован выступлением Путина. «Президент России правильно сказал, что «холодная война» закончена. Однако я нахожу его высказывания разочаровывающими, а также не очень продуктивными, - отметил Схеффер в кулуарах форума. Он утверждал, что «укрупнение НАТО не происходит в ущерб кому-либо». Генсек Североатлантического альянса не согласился с критикой планов размещения компонентов системы противоракетной обороны США в Польше и Чехии.

ЧТО ТАКОЕ «ХОЛОДНАЯ ВОЙНА»

    Ее официальное прекращение произошло в феврале 1992 года во время российско-американского саммита в Москве. Борис Ельцин и Джордж Буш-младший подписали декларацию о прекращении «холодной войны». «Примечательно, что президент Буш поздравил свой народ с победой в ней еще в декабре 1991 года, - подчеркнул мой собеседник, политолог из Санкт-Петербурга, заслуженный военный специалист РФ Борис Подопригора. - Оба ее завершения носили скорее патетико-символический характер. Как во многом и начало. Принято считать, что о начале «холодной войны» объявил Черчилль, выступая в университете американского города Фултон в 1946 году. Газетный штамп «начало «холодной войны» затенил сущностную сторону его выступления: «сдерживание СССР должно опираться на такой материальный ресурс, который приведет к смене политических установок Кремля». Сначала было Слово. Под него пошли «ресурсы».

«ПОДПИСЫВАЙТЕ ЛЮБОЙ ДОГОВОР!..»

    Уточним даты: в политическом смысле война началась не с деклараций, а с создания уже названных военных бастионов. Впрочем, к тому времени уже отбушевала корейская война, сопровождавшаяся такими взаимными нападками Востока и Запада, что они вынудили американцев скрывать факт участия в ней советских добровольцев. В противном случае американское общественное мнение угрожало подтолкнуть Вашингтон к ядерному конфликту с Москвой. Еще более условно время завершения «холодной войны». Его можно соотнести и с рейкьявикским (1986 года) саммитом Рейган - Горбачев, стойко ассоциирующимся с началом распада Советского Союза: именно после него прибалтийские столицы расцвели национальными флагами. Какая уж тут «холодная война» в 1990 году, когда милостью министра иностранных дел СССР Шеварднадзе Запад получил столько, что отказывался верить в реальность происходящего? Чего стоит исторический «перезвон» Буша-старшего с канцлером Колем: «Если Советы гарантируют уход из Германии, подписывайте любой договор! Но демилитаризацию единой Германии не обещайте. Нужно подумать». Уже потом немецкий дипломат, присутствовавший при разговоре, скажет: «Если бы тогда Москва настояла на выходе Германии из НАТО, на собственном вступлении в альянс - могло быть все!»

ПРЕДОТВРАТИЛА ЛИ «ХОЛОДНАЯ ВОЙНА» «ГОРЯЧУЮ»?

    Или была этапом подготовки к ней? Если последнее верно, то завершение «холодной войны» следует признать благом для всего человечества. Ибо ее смысловой синоним - это угроза военного нападения.
    «На прошедшем несколько лет назад международном круглом столе мы и американцы почти одинаково вспоминали события конца 70-х - начала 80-х. Для многих из наших соотечественников «холодная война» ассоциировалась с грозным видом телеведущего - вдруг объявит о войне «горячей»! - напоминает мой собеседник. - Американцы же - особенно после побед хоккейного ЦСКА (в интерпретации НХЛ - «Клуба Красной Армии») - воспринимали военную угрозу в виде неумолимых высокорослых русских, «во имя победы переступающих через своих и чужих». «В психологическом смысле «холодная война» представляла собой столкновение мифов, химер и фобий. В основном при неизменной боеготовности ядерных ракет, о которых говорили чаще, чем их «расчехляли», - говорит Борис Подопригора и напоминает, что последнее и парадоксально тем, что именно «холодной войне» мы обязаны запуском военно-ограничительного процесса.
    Сегодняшнее состояние дел в этой сфере свидетельствует о дефиците конструктивности при избытке благостности. «С точки зрения глобальной безопасности продвижение американской военной инфраструктуры в Чехию (при создании там радиолокационной станции) угрожает мировой стабильности больше, чем прилюдная проверка микрофона президентом Рейганом, для эмоциональной разрядки объявлявшего Советский Союз вне закона», - считает политолог из Санкт-Петербурга.
    Война и мир на Ближнем и Среднем Востоке, а также по всей Африке, как мы убедились, не зависели от блокового противостояния. В Афганистане одних «интернационалистов» сменили другие. Балканам же куда благополучнее жилось в старорежимную эпоху. Окидывая взглядом прочие горячие точки, подходишь к мысли, что, пожалуй, лишь вьетнамцы, счастливо преодолевшие конфронтационное лихолетье, воплотили свои грезы в стеклянные башни Ханоя. Да и борьба с терроризмом, актуальность которой, мягко говоря, возросла, чем-то похожа на былое «сдерживание коммунизма».
    Эмоционально-психологический настрой большинства современников во многом характеризует уныние: мир после «холодной войны» подтвердил лишь свою непредсказуемость. Слабую надежду оставляет неизбежное ослабление «триумфаторской» инерции Запада по мере выхода Китая на рубежи державы ХХI века и повышения энергетической роли России. Иными словами, либо вчерашние противники - во избежание завтрашних войн - найдут примиряющее их дело, либо их и дальше будет разводить жажда самоутверждения и реванша. Согласится ли сильнейший признать многополярность мира или будет настаивать на цивилизационном значении «триумфа» 15-летней давности?
    Формальным итогом «холодной войны» стала победа Запада при смешанных мыслях-чувствах по нашу сторону «железного занавеса». При однородном отношении к его разрушению наши соотечественники весьма неоднозначно расценивают коллапс Советского Союза. Гордость за это испытывают в основном политические маргиналы. Для думающего большинства - это повод сосредоточенно поразмыслить о нашем историческом пути.

ВОЕННЫЕ НЕ СОМНЕВАЮТСЯ:

    «В российской военной среде не сомневаются в полезности приспособить натовский тягач к российскому прицепу. Не вызывает конфронтации и использование наших самолетов для доставки их грузов в зоны бедствия, - отмечает политолог. - Не отвергаем мы и сам диалог, часто похожий на два не стыкуемых между собой монолога оптимиста со скептиком. Но «чувствуем себя» в соответствии с февральско-слякотной погодой. Выходя же из-за стола, мы остаемся с тем, с чем и пришли. Без ответов, которые опять заменили тостами за торжество демократии и лекциями про натовский консенсус».
    Удивляет непонимание натовцами наших опасений. Для чего в целом стабильной балтийской зоне предлагают новации, снижающие уровень безопасности нашей, следовательно, и региональной? Иными словами, может ли благополучие стран НАТО обеспечиваться в ущерб другим? «В данном случае речь идет о намерении члена альянса США разместить на территории другого участника блока - Польши - элементы новой системы ПРО. Иная трактовка существа дела, то есть разделение намерений лидера НАТО и его союзников, представляется казуистической уловкой. Американская сторона заверяет, что эта система не направлена против России. Однако нам так и не объясняют, чем эта «ненаправленность» будет обеспечена», - говорит Б. Подопригора. Зато практика размещения зарубежных баз США показывает, что вокруг района дислокации противоракет неизбежно возникнет солидная военная инфраструктура, которая окончательно «развалит» Договор об обычных вооруженных силах в Европе - главный регулятор военной деятельности, в том числе в Балтийском регионе.
    Район восточноевропейского филиала американских ПРО предполагает радиолокационное обеспечение. Сами РЛС тоже подлежат охране. Для этого задействуют дополнительные силы ПВО, авиации, наземных формирований. Кроме того, появится возможность использования объектов ПРО в иных целях - в шахтных пусковых установках после доработок можно установить ударные ракеты. Понятие доверчивости, на которую рассчитывают наши партнеры, не тождественно доверию, которого становится меньше. А военно-политическое равновесие чем-то похоже на западное понимание демократии: и то и другое по-своему несовершенно, но лучшего, как считают партнеры, человечество не придумало.

«ПРОБА МИКРОФОНА»?

    Вероятно, на ту же доверчивость рассчитывали наши партнеры, обещая нам содействие в нормализации отношений с прибалтами после их вступления в альянс. Но сегодня нам объясняют, что двустороннее урегулирование прерогативой альянса не является. Почему по этому и другим поводам мы и впредь должны принимать на веру слова наших собеседников? Как соотносится официальная поддержка натовским Брюсселем гуманитарных евростандартов с планами сноса в Прибалтике памятников, воздвигнутых в честь победы над фашизмом? Разве выбор между антифашизмом и фашизмом - это проблема двусторонних отношений? Или это тоже суверенный выбор демократической страны? Какова позиция НАТО по поводу, например, заявлений эстонского соискателя места в Европарламенте Марта Хельми, пожелавшего распада России? Это что - «проба микрофона»? «До вступления Эстонии в альянс столь смелых намерений никто публично не высказывал», - заметил Борис Подопригора.

Подготовил Юрий БОБРЫШЕВ



Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru