Архив номеров


    Он прекрасно разбирается в живописи и литературе. Непринужденно цитирует классиков. Профессионально увлекается фотографией. Бывший боксер, штангист. Заядлый рыболов и охотник. Руководитель от Бога. Это все о нем… О Павле Борисовиче Панкратове, который более 30 лет возглавлял Тверской экскаваторный завод и создал, по сути, одно из самых лучших машиностроительных предприятий в стране. Он стал для нашего города поистине легендарной фигурой. То, что он сделал для Твери, хватило бы на десять жизней, а он уместил все в одну, потому что живет жадно, дышит полной грудью, ценит каждый день и каждую минуту.
    - А хочешь я тебе «браунинг» покажу?
    - Еще бы!
    Мой собеседник стремительно уходит в глубь дома, затем возвращается с ружьем фирмы «Браунинг».
    - Вот из подобного когда-то убили Кеннеди. Ты посмотри, какая оптика, - протягивает раритетное оружие.
    Со смесью жути и восхищения я беру «браунинг» и ощущаю его холодную успокаивающую тяжесть. Павел Борисович легко, как пушинку, вскидывает оружие на плечо и произносит в предвкушении: «Завтра на охоту…».
    - На охоту? - растерянно переспрашиваю я. Человеку, стоящему с «браунингом» около меня, на днях исполнилось 80 лет.
    В начале 90-х, когда еще и в помине не было повальной моды на православие и чиновники с выпученными от усердия глазами не стремились показательно креститься перед телевизионными камерами, Панкратов взялся за восстановление Ниловой пустыни. Никакой пыли в глаза, никакого, как бы сейчас сказали, пиара, поступок этот был продиктован исключительно велением сердца и души. Те, кто знал Панкратова, ни на секунду не усомнились в искренности этого порыва.
Прыжок с берега в реку. Павел Борисович снимал себя сам     Как-то увидел Павел Борисович телевизионный сюжет об Оптиной пустыни, как старушки, надрываясь, таскают тяжелые камни, восстанавливая святое место. И, недолго думая, отправил телеграмму в Оптину пустынь с предложением принять от Калининского завода экскаватор. Конечно, подарок с радостью приняли. Ну а спустя некоторое время по инициативе Панкратова началось восстановление Ниловой пустыни, находящейся в начале 90-х в полнейшем запустении и разорении.
    - Пригнали мы туда пару самосвалов, экскаватор, - вспоминает Павел Борисович, - и целая бригада, человек 25, работали от зари до зари. Причем работали все добровольно, никого никто не заставлял. Одного мусора, наверное, вывезли тысяч пятьдесят кубометров. Вот с этого и началось восстановление Ниловой пустыни. А уже в 1992 году придел освятили, в Ниловой пустыни стали проходить богослужения, начал действовать монастырь. Мы на протяжении всего времени восстановления старались помогать бедному населению, живущему там, брошенному в свое время на произвол судьбы: привозили крупу, сахар и раздавали нуждающимся через церковь. Недавно вот заезжал в Нилову пустынь с женой, подходит старушка и говорит: «Нам сказали, Панкратов приехал, вот бы на него поглядеть. Я помню, как он нам помогал, продукты привозил». Я не признался, что я и есть Панкратов.
    - Почему?
    - Да неудобно как-то было, хотя, не скрою, приятно, что тебя помнят. Знаете, самое, наверное, великолепное в жизни - это добрая память.
    А тогда, когда приняли решение о восстановлении Ниловой пустыни, денег у нас хватало. С 1991 года мы взяли завод в аренду, с последующим выкупом. Таким образом, вся прибыль оставалась у нас, но нам, конечно, поставили условие, что прибыль, которая запланирована, мы должны отдать, а все, что заработаем сверх плана, можем оставить себе. Мы, что должны, выплатили, а осталось-то еще немало. Оборудование закупили для 6-й больницы, для зубоврачебного кабинета, 4-го роддома, помогли областной клинике, фактически полностью оснастили кардиоцентр.
    Из Китая привозили по нескольку эшелонов сахара и тушенки и по себестоимости раздавали на предприятия Твери.
Охотничьи трофеи Павла Панкратова     - Это в 90-е годы тотального дефицита?
    - Да, именно тогда. С нами таким образом Китай рассчитывался за экскаваторы, бартером, денег у них не было. Зато мы помогали городу.
    - Почему по себестоимости продавали, не было желания хоть немного поднять цены? Ведь все равно покупали бы.
    - Как мы могли отдавать продукты с наценкой в детские сады или больницы?
    Знаете, рабочие - люди откровенные, что не так - сразу скажут. В этом случае никогда не было никаких нареканий, что помогаем горожанам.
    Обиженных не было - зарплата у нас на заводе была в три раза выше, чем вообще по области. Мы тогда в Венгрию продавали экскаваторы, в Америку, Аргентину и зарабатывали на этом неплохие деньги.
    - Сейчас это называется «грамотно выстроенный маркетинг»; сидят специально обученные люди, какие-то заумные схемы придумывают, откуда вы-то в начале 90-х об этом знали?
    - Хорошо, а что такое, по-вашему, маркетинг? - оживляется Павел Борисович. - Маркетинг - это тщательное изучение существующего рынка, причем рынка производителей, а не покупателей. Так вот, мы должны дать производителям то, что им нужно. Еще Ленин говорил, что производительность труда надо рассматривать в общественном смысле. Допустим, вы производите какую-то машину или инструмент и затрачиваете на это много усилий, но, используя этот инструмент, покупатель поднимет свою производительность и получит большую прибыль, а потом с удовольствием поделится с вами этой прибылью. Вот что такое маркетинг, понимаете ли! У нас сейчас говорят: растет ВВП, торговая прибыль. Торговая прибыль сама по себе ничего не дает. Ощутимый результат дает только производство первой группы - оборудование, сельское хозяйство. Если здесь нет прибыли, то и в стране прибыли нет.
    (Потом, между делом, выяснилось в разговоре, что дельные рассуждения о маркетинге не случайны: Павел Борисович, будучи уже в весьма почтенном возрасте, получил диплом Колумбийского университета (!) по курсу маркетинга и экономики.)
С замгубернатора Юрием Красновым на ступенях Богоявленского собора Ниловой пустыни     - О вас отзываются как о руководителе, который, как никто, понимал своих рабочих и мог всегда найти с ними общий язык.
    - Как-то был такой эпизод: пришел я к утренней смене (ходил обычно пешком, тут недалеко, три километра всего), прихожу, смотрю: рабочий вдруг упал. Я подбегаю к нему, думаю: надо «скорую» вызывать, не дай бог, эпилепсия. А он мне говорит: «Павел Борисович, не волнуйтесь, я пьяный». Представляете, еле стоит на ногах, но идет на работу, а вот интеллигент больничный бы достал! (Как ни стараюсь, иронии в голосе Павла Борисовича найти не могу. - Прим. авт.). Почему у меня такое отношение к рабочим? Я ведь сам из династии мастеровых, отец был токарем, от станка ушел в 65 лет, дед был талантливым краснодеревщиком.
    - Павел Борисович, как вам живется в современной России?
    - В журнале «Наш современник» недавно прочитал статью, созвучную моим ощущениям: везде сегодня процветают казнокрадство, вседозволенность, растление, такое чувство, что мы на оккупированной территории. Кажется, вот-вот придут наши, набьют всем физиономии, и все станет на свои места. Оказывается, ничего подобного! Оккупированы наши мозги.
    С некоторого времени не могу видеть Петросяна. А случилось это после того, как он вышел на сцену и развязно так сказал: «Я знаю, как навести порядок в сельском хозяйстве: надо набить морды председателям колхозов». Как такие вещи можно говорить? Ведь это святые люди, которые за гроши, по колено в глине и навозе кормили всю Россию. И никто на него в суд не подал, никто не одернул, вот что страшно!
    Сейчас время поденщиков: никто не хочет отвечать за результат своего труда, да он никого, в общем-то, и не интересует. И самое печальное, что у власти сегодня тоже поденщики. Они не несут ответственности за то, что сделали со страной. Вы украдете буханку хлеба - и вас будут судить, может, еще разоблачающую заметку в газете напишут. Но если вы украдете завод - вас судить не будут, скорее еще и похвалят.
    - Вы знаете, что фамилия Панкратов означает «самый сильнейший»?
    - В общем-то, да. Но так действительно сложилось, что у нас в семье все были большие. Например, мой брат был ростом под два метра, в молодости он мог перекреститься четырехпудовой гирей. Прадеда прозвали Иваном Грозным. Раньше, когда ходили стенка на стенку, он брал подмышки мужика и таким образом бил всех остальных, чудовищной силы был человек: на спор мог кулаком убить лошадь. А прабабушка ходила с двумя пистолетами за поясом и могла при случае из них и стрельнуть.
    Общаясь с Панкратовым, становится понятно, почему и власть, и вышестоящее начальство вынуждены были считаться с этим человеком. От него действительно веет силой и уверенностью в том, что он говорит и делает. Он был и остается «сильнейшим», несмотря на свои 80 лет. Ведь он Панкратов!

Елена ДАНИЛЕВСКАЯ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru