Архив номеров


    Сегодня Тверь бурлит в ожидании выборов в городскую Думу. Этот представительный орган местного самоуправления за прошедший год стал притчей во языцах, войдя в анналы современной российской истории как образец мелкого взяточничества. Однако уже сейчас в Гордуму хочет попасть множество достойных людей, которых никак не заподозришь в подобном «мелкотемье» - солидные предприниматели, известные в прошлом политики федерального масштаба, и даже крупные госчиновники. Что манит серьезных людей в депутаты? И что они делают, попав туда?
    Попробуем проанализировать мотивацию на примере выборного органа покрупнее - Законодательного Собрания Тверской области, выборы в которое состоялись позапрошлой осенью. 1 февраля тверские законодатели собираются на свое очередное заседание - первое после зимних каникул. Депутаты ЗС нынешнего созыва проработали в качестве законодателей уже больше года. Причем для некоторых это не первый срок.
    Казалось бы, за плечами - достаточно времени, чтобы чем-то себя зарекомендовать, так сказать, войти в историю. Но лично я, будучи журналистом, пишущим о политике, не могу сказать о нынешнем составе ЗС и их депутатской работе почти ничего. Мне вспоминается лишь одна тверская законодательная инициатива, правда, прогремевшая на всю Россию - отмена в предвыборных бюллетенях графы «против всех». Разумеется, идея эта родилась не в могучих умах тверских депутатов - посыл к ней, и это практически не скрывалось, исходил из администрации президента. От нашего ЗС требовалось лишь изобразить широкие народные массы. Что оно с удовольствием и сделало. Хотя из народа вышло уже довольно давно и не очень хочет туда вернуться.
    Мы говорим о коррупционном скандале в Гордуме. Но один из засветившихся в нем депутатов, Евгений Семенов, ухитрился стать депутатом ЗакСобрания и сесть в СИЗО уже в этом качестве.
    Некоторые депутаты ЗС манкируют своими депутатскими обязанностями уже несколько месяцев. Куда-то пропал депутат Сергей Спиридонов. Журналисты успели забыть, когда в последний раз видели предпринимателя Максима Ларина. Даже предложенную им ранее законодательную инициативу приходила отстаивать в ЗС юрист с возглавляемого им пивзавода. Поговаривают про уголовные дела, которые якобы возбуждены против Ларина. Интересно, имеют ли право знать о том, что происходит с избранным ими депутатом, жители избирательного округа, от которого Максим Ларин прошел в ЗС?
    Мы провели небольшой опрос жителей Твери. Практически никто не смог сказать, кто является депутатом Законодательного Собрания от округа, где он живет, и тем более не нашлось у людей ответа на вопрос, сделал ли этот депутат за истекший год хоть что-то хорошее. Возможно, что подобное незнание заслуг распространяется не на всех депутатов, а только на тверских. Но это наглядное свидетельство того, что информационная политика ЗС имеет устойчивое стремление к нулю. В начале работы Андрея Епишина на посту спикера ЗакСобрания там появилась было пресс-секретарь - московская журналистка. Но, говорят, кого-то ее работа не устроила, и сейчас эта барышня трудится в пресс-службе Кремля (там оказались менее придирчивые работодатели).
    Казалось бы, народных избранников, должны волновать следующие выборы. И они должны стремиться напоминать о себе народу. Но большинство нынешнего парламента составляют так называемые «зеленинские» кандидаты, люди, которым помог сделать предвыборную кампанию губернатор. И они, по всей видимости, искренне надеются, что так же будет и в следующий раз.
    Однако политические обстоятельства меняются. В 2005 году губернатор Зеленин еще только утверждался в регионе. Он хотел получить адекватное Законодательное Собрание, в которое не вошли бы городские сумасшедшие и убежденные оппозиционеры любой власти, и искал кандидатов, с которыми можно договариваться. Похоже, он совершил тот же просчет, что уже 15 лет совершают российские президенты, пытаясь сформировать парламент, «с которым можно договариваться», на федеральном уровне. Вместо ярких личностей начала 90-х российскую Госдуму заполонили серые люди в серых пиджаках, которые не глядя поддерживают любое указание сверху. То же произошло и с тверским ЗС.
    Где гарантия, что губернатор Зеленин (если он еще останется губернатором к следующим выборам в Законодательное Собрание) сочтет, что ему нужны именно такие депутаты? Не разочаруется ли он в этой равнодушной и незаметной «ветви власти»? Возможно, когда депутаты почувствуют назревающее губернаторское разочарование, они зашевелятся. Но сдается нам, будет уже поздно.


Мария ОРЛОВА


    «Никто не забыт, и ничто не забыто. В центре небольшого сквера, у братской могилы воинов Советской Армии, павших в боях за освобождение Таллина от фашистских захватчиков в 1944 году, горит вечный огонь. И вечно будет нести почетный караул бронзовый солдат, склонивший голову перед светлой памятью о павших боевых товарищах. Этот памятный монумент установлен в 1947 году на площади Освободителей (скульптор Э. Роос, архитектор А. Алас)». Эти строки я прочитал в путеводителе по Таллину, составленном в 1981 году. Прошло 26 лет и...
    На днях в эстонском парламенте решалась судьба «бронзового солдата» на Тынисмяги. В соответствии с законом главному эстонскому «Алеше» надлежит освободить пьедестал для пустоты. Только она, эта пустота, может стать более долговечным «памятником», чем бронзовый солдат... Об этом я разговариваю с известным политологом из Санкт-Петербурга Борисом Подопригорой.

ИЗ ЭСТОНСКОГО СТРЕЛКОВОГО КОРПУСА...

    Иначе чем аномальной зимой не объяснить горячность эстонских соседей. Согласитесь, любой памятник, если он не увековечивает Зло, остается символом времени - нашего или наших праотцев.
    Еще в 70-х годах прошлого века корреспондент журнала «Огонек» по Прибалтике Нина Храброва-Толбаст рассказывала мне, что прообразом бронзового солдата стал воин Эстонского стрелкового корпуса Советской Армии. В сентябре 1944 года он пришел в Таллин как освободитель своей малой родины от фашистской чумы. За годы оккупации гитлеровцы уничтожили здесь более 60 тысяч мирных жителей. О своем политическом значении солдат вряд ли думал: «Родина-мать зовет!» значит «Смерть фашистским захватчикам!» На груди солдата - три медали: явно не комиссар, тем более не полководец. Да и, скорее всего, призван недавно: из участников довоенной «оккупации Прибалтики», тем более рядовых, до 1944 года мало кто дожил. Солдат убрал за спину автомат и молча встал у могилы почти 20 товарищей по Эстонскому стрелковому корпусу Советской Армии, погибших и раненных в борьбе с фашизмом с начала декабря 1942 года. Именно тогда корпус был введен в состав 3-й ударной армии Калининского фронта. «Вскоре ему пришлось участвовать в великолукской операции. Ее главная задача - вынудить противника оттянуть как можно больше войск с важнейших участков фронтов - под Ленинградом, Демьянском и на Центральном участке - под Ржевом и Вязьмой», - напишет в своих воспоминаниях командир корпуса генерал Лембит Пэрн.
    Воины этого соединения осенью 1944 года участвовали в освобождении от гитлеровцев материковой части Эстонии и островов Моонзундского архипелага. Победу праздновали в Курляндии (Латвия), откуда возвратились домой по дорогам, устланным сиренью.
    «Бронзовый солдат в центре Таллина символизирует память о Великой Отечественной, являющейся «центральной частью» Второй мировой. В свою очередь, общепризнанно утвердившей победу Добра над Злом. Иное представление считается оправданием фашизма и подлежит правовой оценке», - подчеркивает Б. Подопригора.
    Таллинский солдат никого не оправдывает, никому не угрожает и никого никуда не призывает. Не солдатское это дело. Что могло стать с ним после войны? Его могла подстеречь пуля «лесных братьев» - не успел каску надеть. Оставшись в живых, мог отстраивать Таллин, который, по легенде о старичке Ярвевана из озера Юлемисте, никогда не будет построен, проектировать один из лучших в мире Олимпийский центр парусного спорта, даже стать дедом кого-нибудь из нынешних эстонских правителей. Но то, что «до» и «после», к году освобождения - 1944 - отношения не имеет.
    Бронзового солдата можно посчитать последним иностранным военнослужащим, задержавшимся в Эстонии после вывода так называемой оккупационной армии. «Или в духе правовых новаций придать ему, безропотному, статус негражданина. Но лучше всего убрать, объявив Эстонию территорией, свободной от всего, что зримо напоминает о ее главном соседе. Убрать в соответствии с законом «О защите воинских захоронений». А вместе с памятником вымести подальше и прах солдат, - подчеркивает Б. Подопригора и продолжает: - Возможно, в культуре Калевипоэга совесть приравнена к химере, а здравый смысл опосредуется национальностью. Но и в этом случае национально разнесенная статистика обнаруживает большую глубину, чем формальные на нее ссылки: из 35 процентов граждан страны, выступающих против сноса памятника, почти 80 процентов (минимально - 73 процента) русскоязычные. Не посчитают ли они, что парламентарии, нацелившись в Москву, плюнули в душу собственным соотечественникам? А если посчитают, сильно ли будут дорожить межэтнической стабильностью?»
    Уместно напомнить, что мемориалы в честь победителей в минувшей войне в странах, освобожденных солдатами антигитлеровской коалиции, как правило, находятся под государственной защитой. Там, где это не закреплено законом, над ними осуществляется опека со стороны местной общественности, прежде всего религиозной и краеведческой, при участии государственных и ветеранских организаций стран-победителей. Состояние памятников служит показателем отношения соответствующих стран к самому факту разгрома фашизма и своей роли в достижении победы или осознании ее последствий. Примечательно, что к «Алешам», вставшим на земле Германии, цветы возлагают и потомки немецких антифашистов: главное не в том, какая на солдате форма, а образ чего он в себе несет. Приблизительно также обстоят дела с воинскими захоронениями. Единственно законным основанием для вскрытия воинских могил считается их проверка на наличие взрывоопасных предметов или проведение следственных действий в отношении погребенных. Но и в этом случае требуется согласование с государственными органами страны, граждане которой покоятся в чужой земле.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ, ОТКРЫТЫЕ ДЛЯ ДОПОЛНЕНИЯ

    «По неофициальному ранжиру тройка стран, в политике которых доминирует антироссийское начало, выглядит так: Эстония, Польша, Латвия. Таким образом, эстонцы лишь подтвердили неизменность своего курса, ничего нового - «городу и миру» - не сообщив. России же на этот раз предстоит не просто «сообщить» отношение к событию, но предпринять политические действия. Ибо не уважающих себя не уважают и другие, - подчеркнул Б. Подопригора. - Для начала важно отделить публицистику от правовой практики. Если единая Европа претендует на мировой стандартозадающий статус, то нет лучшего повода доказать его соответствие принципу: «через взаимную терпимость к интеграции». Интеграция же с одними за счет разобщения с другими есть дезинтеграция по сути. Согласиться с этим, возможно, хватит ума не только в Брюсселе и Страсбурге, но и в Таллине».
    Поэтому пока лучше, чтобы эстонский «Алеша» остался на своем «посту». Чтобы на его месте не появился «памятник» оскорблению, нанесенному эстонцами русским. Его «демонтаж» обойдется дороже. Никаких выкупов земли и памятников предлагать тоже не стоит. Иначе создадим прецедент, который кому-то может понравиться: беспокойтесь, дескать, о своем «Алеше» строго по прейскуранту, например, по сотне евро с каждой жестяной звездочки в год. Точно так же не стоит увязывать таллинского «Алешу» с баррелями, трубами и таможнями. Он - выше мирской суеты. Но за «суетой» дипломатов должно явственно проступить предложение: до такого-то времени ждем официального подтверждения международной практики. Если это похоже на ультиматум, то, по сути, он мало чем отличается от предъявленного маршалом Жуковым «оберкоммандо вермахт»: что ж тут стесняться? До получения ответа разумно отслеживать ситуацию вокруг бронзового солдата и его «однополчан». При подтверждении гарантий вопрос закроем и займемся сегодняшними делами.
    Если эстонская сторона сочтет это новым «экспансионистским вызовом», спорить с ней также не надо. В этом случае логично запросить международные юридические инстанции по поводу мер, которые они сами принимают к «ревизорам» итогов Второй мировой. При этом полезно опереться на практику стран антигитлеровской коалиции, а также тех, на чьей территории воздвигнуты мемориалы в честь их граждан. Слишком уж это острая тема, чтобы напрямую противопоставлять английского моряка из каравана PQ-17 русскому танкисту, сгоревшему в «тридцатьчетверке». Министерство по делам ветеранов США - вообще одно из самых «аполитичных» и громких в американском истэблишменте. Еще более «обидчивы» израильские ветераны Второй мировой, распространяющие свое влияние куда дальше родных «палестин». Да и китайцы с корейцами на редкость вовремя подошли к пику внимания к собственным героям Второй мировой.
    «Если и это не принесет результата, то сочтем за неизбежность перезахоронение советских освободителей Эстонии - всех и после скрупулезного и публичного изучения архивов. Перезахоронения - ввиду отсутствия со стороны таллинских властей должного уважения к памяти жертв фашизма, - отмечает мой собеседник. - Весьма резонансным и политически емким могла бы стать подготовка проекта памятника «Освободителям Эстонии (Прибалтики)» на российском берегу Нарвы, Печорском монастыре, или даже - питерской Пискаревке, либо московской Поклонной Горе. Там, где по международному протоколу возлагают венки».

ВОЙНА С ПАМЯТНИКАМИ

    Она началась в Эстонии летом 1989 года. Тогда по инициативе Эстонского общества охраны памятников старины в местечке Каутла был открыт монумент, посвященный, в частности, членам шпионско-диверсионной группы Абвер-2 «Эрна» («Erna». - Прим. авт.), павшим, как было объявлено, 31 июля 1941 года от советского истребительного батальона, действовавшего против мирного населения. К одному из валунов, входящих в ансамбли памятника, была прикреплена латинская буква «Е» - символ «Эрны», с финским ножом. Ниже разместилась доска с надписью: «Здесь находился памятник боям 1941 года в Каутла». Он был установлен здесь в июле 1942 года и сооружен в виде скалы. Его украшали флаги буржуазной Эстонии, нацистской Германии и Финляндии, а также эмблема «Эрны» над финским ножом и надпись: «Отсюда кинулись в бой против большевистского насилия группа «Эрна» и «лесные братья».
    ...Весной 1941 года в Секе, что вблизи Хельсинки, под финской вывеской начали работу курсы разведчиков, прибывших из Эстонии. По существу это была гитлеровская школа, которая получала инструктаж от агента Абвера фрегаттен-капитана Александра Целлариуса, который возглавлял разведывательный орган Абвера «Северо-Запад».
    За несколько дней до начала войны в местечке Нуканиеми курсанты встретили эстонский десантный отряд. Им командовал полковник Ханс-Энн Кург - последний военный атташе при посольстве буржуазной Эстонии в Париже, а тогда - командир батальона. В дальнейшем штандартенфюрер Кург возглавит полк 20-й Эстонской дивизии СС. Курсантов распределили по подразделениям, а все предприятие было названо женским именем «Эрна».
    Из докладной начальника «Абвера» адмирала Канариса от 4 июля 1941 года: «...В распоряжение немецких армий направлялись многочисленные группы агентов из коренного населения, то есть из русских, украинцев, грузин, эстонцев... Они должны были проникать в советский тыл на глубину 50-300 км перед фронтом наступающих немецких частей с тем, чтобы сообщать по радио результаты своих наблюдений. Обращалось особое внимание на сбор сведений о русских резервах, о состоянии железных и прочих дорог, а также о всех мероприятиях, проводимых противником...» Среди важнейших действий, которые планировались и подготавливались централизованно, - операция северо-восточнее Ленинграда, «Закаспийская железная дорога», «Шамиль», «Смоленск»... А первой в этом списке, по данным немецкого публициста Юлиуса Мадера, стояла «Операция «Эрна».
    В те дни «Абвер-2» - отдел управления «Заграница/Абвер», созданный адмиралом Канарисом при штабе верховного главнокомандования вооруженных сил, занимавшийся подготовкой диверсионно-террористической агентуры и заброской ее в тыл Красной Армии, осуществил переброску «Эрны» на территорию Эстонии. Группа, в которую входили также немецкие офицеры из полка особого назначения «Бранденбург-800», выполнила стоящие перед ней задачи. Запомнилась и жестокость диверсантов. На телах своих жертв «эрновцы» вырезали букву «Е», рядом оставляли окровавленную финку. Военный историк полковник Ильмар Пауль, а во время войны командир Вильяндиского истребительного батальона, рассказывал мне в Таллине, что «убитые в бою в Каутла были «эрновцы» и бандиты». В этом никто не сомневался, кроме тех, кто принял участие в церемонии открытия памятника, который был разрушен неизвестными через полтора месяца.
    Известный советский юрист, один из обвинителей от СССР на Нюрнбергском процессе М. Рагинский в интервью ТАСС обратил внимание на то, что инициаторы увековечивания «подвигов» «Эрны» стремились представить «эрновцев» борцами за «освобождение Эстонии от красных и сталинизма», забывая об истинном существе их действий - осуществлении человеконенавистнической политики гитлеровцев».
    В 2002 году в Эстонии разразился новый скандал, в центре которого был памятник парням из 20-й Эстонской дивизии СС в курортном городке Пярну. Боевое крещение эта дивизия прошла на Украине, участвуя в ее оккупации, расстрелах евреев в концлагерях. В результате городская управа демонтировала монумент. В августе 2004-го в волости Лихула был освящен памятник с изображением солдата в форме СС с автоматом, повернутым на восток. И его властям пришлось снести...
    Теперь, похоже, эстонская сторона на Тынисмяги делает ответный ход.

P.S. И все же, поссориться всегда легче, чем помириться. Не дополняет ли эта житейская мудрость евроинтеграционный принцип, сдающий проверку на здравый смысл? Никаких выкупов земли и памятников предлагать тоже не стоит. Иначе создадим прецедент, который кому-то может понравиться: беспокойтесь, дескать, о своем «Алеше» строго по прейскуранту, например, по сотне евро с каждой жестяной звездочки в год. Точно так же не стоит увязывать таллинского «Алешу» с баррелями, трубами и таможнями. Он - выше мирской суеты. Но за «суетой» дипломатов должно явственно проступить предложение: до такого-то времени ждем официального подтверждения международной практики. Если это похоже на ультиматум, то, по сути, он мало чем отличается от предъявленного маршалом Жуковым «оберкоммандо вермахт»: что ж тут стесняться? До получения ответа разумно отслеживать ситуацию вокруг бронзового солдата и его «однополчан». При подтверждении гарантий вопрос закроем и займемся сегодняшними делами.
Подготовил Александр ХАРЧЕНКО



Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru