Архив номеров


    В этом году ей исполнилось 8 лет. Возраст для молодого российского телевидения весьма солидный. При этом программа не просто держится на плаву, а расширяет круг своих зрителей. Рейтинги последних выпусков неизменно ставят «Постскриптум» на 3-4-е место среди всех программ подобного формата, а по длительности просмотра она опережает своих конкурентов. О том, как достигаются такие результаты, рассказывает бессменный автор и ведущий Алексей Пушков.
    - Алексей Константинович, за счет чего можно достичь такого долгожительства?
    - Действительно, в интервале от 6 до 8 лет многие программы уже умерли. И часто из-за того, что человек, который ее ведет, уже все сказал. Он абсолютно предсказуем. От него не ждешь чего-нибудь неизвестного, революционного.
    - Чем же тогда можно добиться непредсказуемости и разнообразия?
    - Разнообразие достигается за счет разнообразия жизни. Из-за того, что историческое, политическое, общественное развитие всегда дает новые темы для освещения. Но при этом зрители - и противники, и сторонники - ценят прежде всего постоянство. Сторонники - потому что им интересна политическая платформа автора, что и как он говорит. Противникам же любопытно, как выражена та позиция, которую так последовательно представляет ведущий. Что она несет с собой, и насколько она популярна среди населения. Если, например, человек в течение трех месяцев варьирует свои взгляды - это путь в небытие. Точно так же, как если он будет талдычить одно и то же. Поэтому автор должен найти среднее, компромиссное решение между необходимостью быть новым и быть узнаваемым.
    - Может быть, все-таки стоит несколько «облегчить» программу, добавить, если хотите, «попсовости» и тем самым привлечь новых зрителей?
    - «Попсовость» больше нравится молодежи. А в серьезных программах такие эксперименты неуместны. Для них есть особый жанр - информационно-развлекательные программы... Поэтому на «попсовость» я не могу пойти. Хотя некое «облегчение» возможно. Меня часто приглашают на «Радио Свободы», и однажды редактор, который готовил интервью со мной, сказал, что им почему-то приходят письма с комментариями на научно-технические сюжеты, которые идут в программе «Постскриптум». Я действительно делал сюжет о том, что может произойти смена полюсов Земли. Правда, всегда в таких случаях обозначаю, что отношусь к этому скептически. Это, скорее, такие околонаучные провокации. Некие научно-фантастические «штудии». И такое определение - самое правильное. Вот, например, последний раз мы сделали материал о том, что пришельцы скрываются не на космических станциях, а в глубинах океана, например, в Марианской впадине. И все попытки туда проникнуть заканчивались неудачно. Но вдруг один обозреватель написал: «Неубедителен сюжет Пушкова о пришельцах!» А что, он должен быть убедительным? Это же розыгрыш. Но благодаря этим «штудиям» программу смотрит молодежная аудитория.
    - Вы затронули российско-европейские отношения. А как, на ваш взгляд, будет развиваться сама Россия?
    - У нас есть два варианта. Первый: сохранится эта современная стабильность, и страна будет постепенно набирать в развитии. Есть такое выражение: не надо ничего трогать руками. Как траву. Она вырастет сама. Все революции приводят к таким потрясениям, что надо как минимум 15-20 лет, чтобы все опять наладилось. Я очень боюсь резкого сдвига. Замены одной элиты на другую.
    Второй вариант - клановая война. Есть такое мнение в обществе: Путин уйдет - все передерутся. Ведь у каждого клана свои цели и свои задачи. Все, наверное, помнят ситуацию такой войны 1997-1998 годов. Поэтому ответственность Путина - предотвратить это. Многое сейчас просто связано с его именем. Правительство поддерживает меньше 40% населения, а Путина - 70%. Он сейчас держит зонтик над всей элитой.
    - А себя вы кем позиционируете? Государственником? Демократом? Либералом?
    - Я, безусловно, государственник, патриот. И демократ. Но - демократ разумный. Если ввести другую систему, это будет не демократия. Это будет обман. У нас в начале 90-х годов под видом демократии разворовали страну. Быть патриотом - значит заставлять власть делать то, что она не хочет. Власть никогда не хочет признавать своих ошибок. Контроль над властью и есть демократия.
    С либерализмом сложнее. Дело в том, что либерализм как западная теория гласит, что человеку надо дать возможность для самореализации. Только такой подход к обществу дает способность к творчеству, конкуренции. В этом смысле я либерал. Но если смотреть на наших «либералов» типа Чубайса и Немцова, то я убежденный антилиберал. Почему? Во-первых, российский либерализм - это не либерализм. У нас его заменили большевистским подходом. Например, тот же Анатолий Борисович Чубайс однажды встал и сказал: «Меня тут упрекают, что я провел много антинародных реформ. Так вот, я жалею, что сделал их слишком мало!» И все это подается с рисовкой, страшной гордостью. Я такие вещи ненавижу. Тэтчеризм (высшая форма, на мой взгляд, либерализма английского) тоже не всегда уместен. Россия всегда была империей. Там был царь-батюшка. А разгул либерализма может привести к венесуэльскому сценарию и появлению президента Уго Чавеса, авантюриста и популиста.
    России, конечно, надо осовремениться. Но нельзя отказываться от имперского прошлого. Точно так же, как и давать свободу всем. Тогда страна просто развалится. Такую территорию может контролировать только сильное государство.
    Смотрите программу «Постскриптум» по субботам в 21:00 только на канале ТВ Центр!



    О приезде Сергея Есенина в Тверь 9 июня 1924 г. было известно и раньше. Но именно из воспоминаний Н.С. Власова-Окского выясняются многие доселе не известные подробности этого визита. Воспоминания писателя были выпущены в 2000 г. крошечным тиражом за счет его дочери и недоступны даже специалистам. Рассказ о Есенине под названием «Гость случайный» начинается со встречи в Москве накануне похорон их общего друга - поэта Александра Ширяевца. Они завели речь о том, что следует почтить его память в верхневолжском городе. А затем - «…я написал никитинцам относительно вечера памяти Ширяевца. Они немедленно отозвались на наше предложение, и через насколько дней я, Есенин, Клычков и Орешин поехали в Тверь.
    Вечер состоялся в Доме народа.
    Мы поделились своими сообщениями о покойном волжском баяне, после чего вместе с тверскими поэтами читали свои стихи.
    Есенин, вообще замечательно читавший стихи, особенно трогательно прочел свое стихотворение, написанное в связи со смертью Ширяевца:
Мы теперь уходим
                                    понемногу
В ту страну, где тишь
                                    и благодать.
Может быть, и скоро мне
                                    в дорогу
Бренные пожитки
                                    собирать…

    Слушатели неистово аплодировали Сергею Александровичу. Поэт вошел в большой раж и с подъемом прочел ряд своих новейших стихотворений.
    На вечере был известный еще по петербургским журналам критик М.П. Неведомский, живший теперь в Твери. Он долго беседовал в конце вечера с Есениным, а потом говорил о нем окружающим:
    - Ах, какой большой талант, какой большой талант вырос на наших глазах!..
    После вечера ужинали в ресторане «Кукушка», находившемся на территории городского сада. Ресторан был лучший в городе и ужины отпускал по ценам весьма высоким, так что посетителей здесь бывало не густо.
    Ужинали на террасе, обращенной на Волгу. За соседним столом сидели московские артисты после только что оконченного ими концерта в городском театре.
    Есенин узнал некоторых артистов и, выпив изрядную порциию пива, начал задирать их:
    - Ар - ти - и - с - ты!.. То - же ар - ти - и - с - ты!.. Какие вы артисты!?
    Орешин останавливал охмелевшего поэта:
    - Оставь, Сергей: попадешь в милицию…
    Есенин не унимался.
    Я всегда избегал встреч с Есениным, когда замечал его сильно выпившим. Я любил его видеть другим, таким, каким он выглядел из своей «Голубени» и вообще из докабацких стихов. Поэтому я поднялся с места и стал прощаться, и в первую очередь с ним. Он удивленно посмотрел на меня и, как бы что-то сообразив, спросил:
    - Что, разве уже конец?
    - Конец не конец, а лучше бы положить конец этому ужину…
    - В таком разе – конец… - заявил он. - Пойдемте, ребята… Только… где мы сегодня ночуем?
    Ночевать всех приехавших пригласил к себе председатель Никитинского литературного общества М.С. Дудоров, но я на улице отстал от них, не желая стеснять председателя и уже имея приглашение от других.
    Утром мы встретились на вокзале.
    Есенин стоял у буфетной стойки со стопкою пива в руке и, увидев меня, позвал:
    - Пойдемте, продернем по стопочке… Мы вчера, после вас, еще хватили здорово!..
    - Нужно обзавестись билетом, - отвечал я. - Поезд скоро пойдет…
    - Там Орешин покупает…
    - Он не знает, что я здесь, и берет билеты, наверное, только на троих. Так я уж пойду к кассе.
    - Ну, идите.
    Мы вошли в вагон. Поезд тронулся. Есенин стал придираться к Клычкову, подтрунивая над вычурным языком его сказки, прочтенной на вчерашнем вечере. Я и Орешин начали отвлекать его от этой темы. Он замолк, потом прилег на скамейку и мгновенно уснул. Через полчаса всхрапнули и Орешин с Клычковым.
    Около Клина Есенин проснулся, совершенно отрезвевший, оглянулся на спящих товарищей, улыбнулся и стал закуривать. Закурил и неожиданно спросил:
    - Вы никогда не бываете хмельным?
    - Бываю, - ответил я, усмехнувшись.
    - Что же вы как-то сторонились вчера? Я ведь хоть пьян был, но заметил… - признался он.
    - Мне нравится видеть вас другим, - сказал я. - Поэтому и в Москве я не раз, видя вас охмелевшим, уходил…»

НАША СПРАВКА
    Нижегородский крестьян по рождению и литератор по призванию, Николай Семенович Власов-Окский (1888-1947) попал в Тверь в 1916 г. на армейскую службу. После революции он примыкал к партии эсеров, одно время возглавлял Тверской уездный исполком и самое главное - активно включился в литературную жизнь Твери. В ноябре 1919 г., когда было создано Тверское литературно-художественное общество им. И.С. Никитина, именно его избрали первым председателем правления (почетным председателем стал старейший тверской поэт Спиридон Дрожжин). За шесть лет жизни в Твери Власов-Окский издал 11 книг стихов и рассказов.

Подготовил Владимир ГАЛОЧКИН


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru