Архив номеров


1978 год. Председатель КГБ СССР Ю.В. Андропов проводит коллегию в Управлении КГБ Карельской АССР. За ним - начальник контрразведки Управления Николай Щербаков     20 декабря российские чекисты отмечают свой профессиональный праздник - День работника органов безопасности. Так уж сложилось, что в разгар 90-х общая канва рассуждений в СМИ о госбезопасности нашей страны сводилась исключительно к критике, причем зачастую необоснованной. КГБ и ФСБ в основном ругали и обвиняли во всех мыслимых и немыслимых грехах. В период относительной стабильности, в котором сейчас и пребывает наше общество, накал страстей немного спал. В канун профессионального праздника чекистов мы решили поговорить о работе госбезопасности объективно, без политических эмоций. Разобраться во всем нам помог Николай Щербаков - полковник в отставке, отдавший службе в контрразведке 37 лет.
    - Службе российской госбезопасности довелось пережить разные моменты. Как вы оцениваете ее работу сегодня?
    - Работа органов госбезопасности необходима любому государству, в том числе и России. Спецслужбы сталкиваются с реальной, ощутимой угрозой в лице других разведок. Потому от работы компетентных органов, в частности, ФСБ, зависит очень многое.
    Поскольку сегодня я уже на пенсии, то не могу точно охарактеризовать то, как обстоят дела со шпионажем иностранных разведок на нашей территории. Но могу предположить, что интерес западных спецслужб к России всегда будет велик. В мою бытность начальником контрразведки Республики Карелии наше ведомство часто сталкивалось с активностью иностранных спецслужб. Тогда, в 70-80-е годы, под нашим контролем находилось более 900 километров государственной границы с Финляндией и Норвегией (в советское время пограничные войска входили в структуру КГБ СССР). Поэтому ощущать разведывательную активность противника нам приходилось очень часто.
    - Нарушения границы часто фиксировались?
    - В год мы сталкивались примерно с пятьюдесятью попытками перехода государственной границы с нашей стороны. Это много. Основную часть нарушителей, конечно, задерживали, но кое-кому попытки уйти за кордон удавались.
    - Вы, наверное, лично не раз общались с задержанными нарушителями границы. Что заставляло людей идти на такой риск?
    - Причины у всех были разные. Некоторые искали лучшей жизни за рубежом, надеясь на то, что они будут там приняты и устроены. Хотя такой шанс имели исключительно хорошие специалисты, от которых мог быть какой-то толк, в том числе и в отношении получения информации о Советском Союзе, его инфраструктуре. Также среди перебежчиков встречались и диссиденты - те, кто хотел уехать из СССР по политическим убеждениям. Часто встречались выходцы из прибалтийских республик. В общем, бежать пытались те, кого не устраивала жизнь в Союзе. Нам доподлинно было известно, что всех перешедших советско-финскую границу сразу доставляли в Хельсинки, где с ними уже работали специалисты американского ЦРУ, постоянно базирующиеся в финской столице. Могло оказаться и так, что человека выдавали нам обратно как нарушителя границы, не найдя в его личности ничего привлекательного для разведки или политики.
    - Насколько сильным было противостояние разведок?
    - Это противостояние ощущалось во все периоды истории нашей страны, особенно во время Великой Отечественной войны и после нее, когда началась «холодная война». Изменился только противник, а цели у разведок оставались одни и те же - сбор информации о нашей стране, вербовка агентов, подрывная работа и т.д.
    Во время войны на территории Калининской области чекисты организовывали партизанскую сеть. В октябре 1941 года в Калининской области были созданы 55 партизанских и 11 диверсионных групп. Город Торопец стал партизанской столицей области. Вообще, партизанское движение приобрело в нашем регионе массовые масштабы: в тылу врага действовали 35 резидентов, 432 агента, 104 связника, задания штаба выполняли 1157 действующих разведчиков. Такая активность объясняется как высоким уровнем патриотизма и гражданского самосознания наших земляков, так и реакцией на невиданные зверства фашистов, творимые на оккупированных территориях. Особенно оккупанты «отличились» в Ржеве, где проходили массовые расстрелы местного населения. Эти злодеяния творили эсэсовцы под командованием оберштурмбанфюрера Ойгена Карла Штеймле. Трупами убитых ржевитян были забиты сараи и подвалы домов.
    После войны Штеймле был осужден Нюрнбергским трибуналом к смертной казни. Но он попал в руки к американцам и, как многие нацистские преступники, вскоре был отпущен на свободу. Политическая конъюнктура изменилась, и бывшие враги понадобились новым хозяевам. Но в то время нашим партизанам приходилось противостоять врагу лицом к лицу. Партизаны под руководством чекистов вели разведывательную работу, устраивали диверсии, бывало, напрямую уничтожали противника. Так, 13 ноября 1941 года за зверства, творимые против местного населения, наша разведчица застрелила помощника коменданта города Калинина из револьвера: успешно разыграла перед фашистами прохожую и благополучно скрылась из города.
    - А что происходило после войны?
    - Сменился только противник. Вместо Германии активизировались США. Так было на протяжении всей истории «холодной войны». Одной из самых нашумевших шпионских операций в первые послевоенные годы стала операция «Бумеранг», которая была успешно проведена чекистами в 1959 году. Ее главный фигурант - подполковник Главного разведуправления Министерства обороны СССР Попов - служил в Калининском НИИ-2 и одновременно работал на американскую разведку. ЦРУ завербовало Попова в 1953 году, во время его службы в Австрии. Он был задержан военной полицией Штатов в американском секторе Вены. Попова припугнули тем, что вывезут его на Запад и выставят дело так, что он сам перейдет на сторону американцев. Этого оказалось достаточно, чтобы склонить Попова к сотрудничеству. В течение шести лет он снабжал ЦРУ сведениями о состоянии советской армии и военной разведки, «сдал» американцам крупную сеть нашей агентуры в Западной Европе. По оценкам экспертов, Попов помог сэкономить Пентагону более 500 миллионов долларов на научные разработки. За свою «службу» он получал немалые вознаграждения в рублях и американских долларах. Наши чекисты вышли на Попова через его американские контакты. На связь с ним выходил сотрудник американского посольства Рассел Лэнжелли, по совместительству оказавшийся сотрудником ЦРУ. За ним было установлено оперативное наблюдение. Однажды Лэнжелли наведался в Калинин. Изучив замысловатый маршрут его передвижения, чекисты вычислили, что он имел контакт с Поповым. Остальное было делом техники. Шпион Попов был разоблачен и арестован, его куратора Лэнжелли выслали из страны.
    - Судя по всему, у чекистов всегда хватало работы. Но почему тогда и раньше, и сейчас об этом говорится не так много и, вообще, работа чекистов не афишируется?
    - Для этого есть масса объективных предпосылок. Среди них, например, вопросы политики и международных отношений, где действуют свои законы и правила. От информационной активности также могут пострадать интересы дела, когда разглашение способно свести все усилия специалистов на нет. Ну и, наконец, это касается и дела безопасности сотрудников.
    - Перейдем к дню сегодняшнему. На современном этапе российское общество сталкивается с многими проблемами, в том числе - с коррупцией в органах власти. Оцените это явление с точки зрения профессионала.
    - На мой взгляд, под коррупцией в первую очередь нужно понимать взяточничество ответственных лиц. И действительно, нельзя не признать, что это основная проблема государства на сегодняшний день. Безусловно, действия взяточников наносят огромный ущерб нашей стране. Это явление не только бьет по интересам российской экономики, но и всерьез дискредитирует политическую власть, сводит все усилия президента на нет. Главное - истребляет веру людей в справедливость, чем расшатывает сами государственные устои. В принципе, о коррупции нужно говорить, приучать людей к тому, что это не нормальное состояние общества.
    - Можно ли сегодня эффективно бороться с коррупцией?
    - Бороться с коррупцией нужно было, как говорится, еще вчера. Тем не менее начинать оздоровлять государственные институты никогда не поздно. Например, я поддерживаю предложение Зорькина, председателя Конституционного суда, который считает, что в отношении взяточников нужно возродить практику конфискации имущества. Хотя здесь нужны не только карательные меры, но и профилактические. Особенно важен вопрос подбора руководящих кадров. Их нужно воспитывать специально для государственной службы в государственных же образовательных учреждениях. Управленцы должны быть профессионалами, а не набираться по блату или протекции. Я думаю, за 4-5 лет можно переломить ситуацию в кадровой сфере. Главное - задаться такой целью на государственном уровне.

Александр ЗЕНИН



Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru