Архив номеров


Саша до знакомства с милицией...     Вечер 12 августа 2005 года, поселок Козлово Конаковского района. Рядом - завидовская резиденция главы государства и президентский полк. Владимир Путин за неделю до этого обсуждал с «силовиками» вопрос, как очистить правоохранительные органы от взяточников и прочих негодяев. А девятнадцатилетний парень Саша Шмидт вышел покататься на роликовых коньках, подаренных бабушкой из Германии.

«МЫ НЕ ЗВЕРИ, МЫ ХУЖЕ...»

    Время летело быстро. Уже за полночь ребята разошлись, а Саша, как следует из его рассказа, направился в магазин за водой и мороженым. По пути встретил двух знакомых, братьев Николая и Андрея Копыловых. У них была полуторалитровая бутылка пива, и Саша сделал пару глотков: очень уж пить хотелось. Посидели на скамейке минут 10-15, поговорили. Вдруг рядом с ними резко затормозил милицейский УАЗик.
    ...Дальше предоставляем слово маме Александра Инге Шмидт:
    - Саша рассказал мне, что из машины в буквальном смысле вывалился Василий Нестеров. Распространяя вокруг себя аромат перегара, он нетвердой походкой подошел к Николаю и Андрею. Тоном, не терпящим возражений, приказал им забираться в автомобиль.
...и после     Ребята были знакомы с этим милиционером, и тем непонятнее для них было его поведение. «Вася, ты что?» - сказал один из парней. Нестеров рассвирепел. По свидетельству Александра, он достал пистолет, дослал патрон в патронник и приставил оружие к голове одного из братьев, требуя лечь на землю. Тот, поняв, что его жизни угрожает опасность, подчинился. Уложив таким же образом и другого парня, Нестеров обратил внимание на стоящего рядом Сашу.
    - Лезь в автомобиль! - приказал он.
    Парень возмутился, поэтому и ему пришлось попробовать на вкус дуло пистолета. А когда Саша пообещал пожаловаться в прокуратуру, Василий Нестеров пришел в дикую ярость и, как утверждает потерпевший, несколько раз ударил его рукояткой пистолета в затылок. Копыловы, воспользовавшись моментом, сбежали, но Нестеров этого словно и не заметил. Он вытащил из машины своего напарника Валерия Рябова, который, чуть придя в себя, тоже начал избивать Сашу.
    - Ребята, вы что, звери?! - пытался воззвать к их совести Александр.
    - Мы не звери, мы хуже, - таков был ответ распоясавшихся ментов.
    Успокоились они только тогда, когда жертва потеряла сознание. Затащив парня в машину, они поехали в сторону Дома культуры.

ПОПЫТКА СПАСЕНИЯ

    Из материалов дела следует, что невдалеке от здания ДК Нестеров и Рябов обнаружили сбежавших братьев Копыловых. Естественно, их снова затащили в машину. Однако вскоре им сообщили по рации, что в ДК возникла какая-то нештатная ситуация. «Стражи порядка» отправились разбираться, не удосужившись даже толком закрыть двери автомобиля. Николай и Андрей снова воспользовались ситуацией и скрылись. Саша в это время был без сознания.
    Рассказывает Инга Шмидт:
    - Придя в себя, Саша понял, что находится в милицейской машине. Увидев, что мучителей нет, он выбрался из УАЗика тем же путем, что и Копыловы. Дополз до ближайших кустов (идти он был не в состоянии), и вдруг его заметили знакомые ребята. Он в двух словах объяснил им ситуацию и попросил вправить руку, которая, по его мнению, была вывихнута. Кто-то из парней дернул за руку, Саша от резкой боли невольно вскрикнул. Крик услышали Нестеров с Рябовым и... Все началось заново.

Инга Шмидт надеется на Владимира Васильева
ТРЕТИЙ КРУГ

    Сашу привезли в Завидовское отделение милиции около 6 утра и бросили в КПЗ. Для вытрезвления, как написано в протоколе. А дальше...
    - Саша рассказал мне, что ему было очень плохо, - вспоминает Инга Шмидт, - он просил милиционеров позвонить родителям, вызвать «скорую». Ответом на эти просьбы, по словам сына, были только новые удары по голове. «Вот тебе звонок домой, а вот тебе «скорая», - издеваясь, говорили избивавшие.
    Отпустили Александра только в 16 часов. Добравшись домой, он практически сразу же потерял сознание. Правда, кое-что рассказать успел.
    Инга Шмидт вместе с мужем тут же отправились в милицию, где им категорически заявили, что сотрудники отделения такого сделать не могли. Женщина пригрозила прокуратурой, на что милицейский чин рассмеялся ей в лицо.
    - Командир взвода ППС капитан милиции Гореликов сказал нам, - рассказывает Инга Александровна, - чтобы зря не старались: дескать, только зря время и бензин потратим. Свидетели и врачи, заявил он, скажут то, что нам нужно. Посоветовал мне о сыне позаботиться. А еще офицер тонко намекнул, чтобы я и о двухлетней дочери подумала.

ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ

    - Даже уголовное дело появилось не сразу, - говорит Сашина мама. - Мне пришлось обращаться в областную прокуратуру, и дело было возбуждено только после начальственного втыка «сверху». А расследование, прямо скажем, изобиловало странностями. В обвинительное заключение почему-то не был включен пункт о применении оружия. Да и вообще многие факты лежали на поверхности, но их словно бы не хотели замечать.
    - Мы, например, считаем, что даже протокол задержания был составлен задним числом, - рассказывает адвокат Александра Тамара Кучма. - Печальное событие произошло раним утром 13 августа, а в документе сказано, что доставили Сашу 14-го. В нем стоит якобы Сашина подпись, но Александр утверждает, что расписывался он всего два раза: за возвращение вещей, отобранных при доставке в отдел, и за предупреждение о явке в милицию на следующий день. Также я располагаю информацией, что Валерий Рябов постфактум договорился со своим двоюродным братом, попросив его подписаться в качестве понятого. А на предварительном следствии Рябов заявил, что понятых и знать не знает - пригласил их с улицы.
    Множество вопросов, причем не самых приятных, вызвало и первоначальное медицинское заключение.
    - Вечером 13 августа Сашу осмотрел врач-стоматолог в Новозавидове, - продолжает Тамара Алексеевна, - и сказал: ничего, мол, отлежится. На следующий день парня отвезли к травматологу. Заключение совершенно не отражало реальной тяжести травм. Ушиб мягких тканей головы - как вам это нравится? Но родители, к счастью, не успокоились и повезли сына в Москву, в НИИ нейрохирургии имени академика Бурденко. Собственно, там его на ноги и поставили. Столичные специалисты пришли к выводу, что у Александра посттравматический арахноидит, явившийся следствием тяжелой черепно-мозговой травмы (серьезное заболевание одной из оболочек головного мозга). Впоследствии ему даже вторую группу инвалидности назначили.

НЕПОНЯТНЫЙ ПРОЦЕСС

    Следствие окончилось в феврале 2006 года, а экспертное заключение из Москвы подоспело несколько позже. Поэтому факт, что парень стал инвалидом, в обвинительное заключение не попал.
    - Суд вначале отказывался приобщать эти документы к делу, - возмущается Тамара Алексеевна, - на том основании, что это-де ухудшит положение подсудимых. А о положении потерпевшего кто-нибудь подумал? Местный судмедэксперт Дмитренко утверждал, что состояние парня может быть следствием родовой травмы. Или еще смешнее: расшибся, катаясь на роликовых коньках. Что это - профессиональная некомпетентность или все-таки ангажированность? Ведь специалисты из НИИ нейрохирургии, слыша этот детский лепет, просто смеются.
    Только третья экспертиза отразила реальное положение дел. В нее уже были включены документы из НИИ имени Бурденко. Правда, проведена она была после визита Инги Шмидт в аппарат правительства Российской Федерации.
    - Но самое странное и непонятное - почему суд упорно не берет Нестерова и Рябова под стражу, - недоумевает Тамара Алексеевна. - У меня есть данные, что, находясь на свободе, они запугивают свидетелей, по причине неявки которых, кстати, процесс уже откладывался несколько раз.
    Свидетелем избиения была девушка - продавщица торговой палатки. Саша утверждает, что пока Нестеров «управлялся» с братьями Копыловыми, он сказал ей: «Меня сейчас убьют, забери, пожалуйста, мой рюкзак и передай маме». На предварительном следствии она дала показания об этом сотрудникам ОСБ (отдела собственной безопасности) УВД, но в суд упорно не является. У Тамары Алексеевны есть доказательства, что этой девушке угрожали, причем весьма выразительно. Были угрозы и Сашиной семье.
    - Мы обращались с заявлением по поводу угроз, - продолжает адвокат, - но никаких реальных действий по нашему обращению не предпринималось. Нас словно и слышать не хотят! На заседании, состоявшемся 22 ноября, я вновь подала ходатайство о заключении подсудимых под стражу. Суд ходатайство отклонил. Но был и положительный момент: принудительным приводом доставили Копыловых, ранее упорно не являвшихся (интересно, почему? - Прим. авт.). Ребята дали показания, но ведь, как избивали Сашу, они действительно не видели! В общем, будем бороться дальше.

* * *

    Нестерова и Рябова уволили из органов внутренних дел, что, вероятно, не мешает им действовать через друзей и знакомых. А Саша был вынужден покинуть Козлово. Здоровье его все еще оставляет желать лучшего. Добьется ли он хотя бы справедливости? Хочется надеяться...

    P.S. 28 ноября Инга Александровна обратилась к депутату Государственной Ду-мы, председателю Комитета по безопасности Владимиру Васильеву. Владимир Абдуалиевич взял дело по избиению ее сына на особый контроль.

Алексей НИЛОВ


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru