Архив номеров


Генеральный авиаконструктор Андрей Николаевич Туполев     Какой бы источник, повествующий о биографии авиаконструктора Андрея Николаевича Туполева, вы не держали в руках, в любом из них в самом начале стоит фраза, говорящая о месте рождения: «село Пустомазово Тверской губернии», однако Пустомазово не только селом, но даже деревней или хутором не было никогда.
Краевед Юрий Крюков     В городе Кимры Тверской области живет и трудится краевед Юрий Крюков. В 1994 году Юрий Васильевич издал очень интересную книгу с названием «Загадка сельца Пустомазова, или Что случилось с родиной А.Н. Туполева». Эта документальная повесть - лучшее, что есть у нас в Тверской области из рассказов о родине Туполева. Ею здесь мы и пользуемся, отдавая дань благодарности кимрскому краеведу Юрию Крюкову.
    Род Туполевых начался в Сибири, в среде томского казачества. Дед Андрея преподавал в томской гимназии, а отец во времена царствования Александра II учился в Петербургском университете на юриста. Разумеется, он, как и многие молодые люди, считавшие себя передовыми, просвещенными, либеральными, пекущимися о судьбе России, сочувствовал революционерам и прочим оппозиционерам. И хотя отец Андрея практически не участвовал в революционной деятельности, тем более в «Народной воле», после убийства царя в начале 1880-х его, как и многих других подозрительных студентов, исключили из университета. Николаю Туполеву запретили жить в обеих столицах и даже в губернских городах. Куда же податься с семьей, в которой уже были дети?
    Решили искать счастья на родине жены - Анны Васильевны, урожденной Лисицыной, дочери протопресвитера из Торжка, которая когда-то училась в Твери в Мариинской женской гимназии. Молодая чета с детьми сняла квартиру в Корчеве (ныне исчезнувшем городе на дне Московского моря), но, помыкавшись, решили устроиться в более надежном месте. На свои небольшие сбережения и на приданое жены Николай Туполев купил в Корчевском уезде небольшую усадебку Пустомазово. Напомним читателям, что города Кимры в те годы не существовало, а было большое село Кимра, славившееся изготовлением разной обуви.
    Усадебка распологалась возле речушки Лужменка, неподалеку от ее впадения в Малую Пудицу. Близ Пустомазова располагались деревни Усово, Симоново, Устиново и другие, на большое село Ильинское шла добротная дорога. Юрий Крюков пишет: «Туполевы стали владельцами 84-х десятин, или, по-нынешнему, 91,6 гектара земли. Большой усадебный дом с одной стороны окружал сад, с другой - хозяйственные постройки, за которыми стелились поля, луга, выгоны. Дом стоял на фундаменте из крупных диких камней и смотрел на мир не по-деревенски большими окнами».
    Семья начала фактически крестьянскую жизнь, других источников для существования не было. Кроме того, «своя земля, свой дом давали относительную независимость, возможность кормиться своим трудом и помогать крестьянам - это стремление, как мы знаем, было распространено в ту пору среди революционно настроенной интеллигенции, студенческой молодежи», - пишет краевед.
    По-современному семью Туполевых назвали бы фермерской, в советские времена 30-х годов - кулацкой и даже помещичьей, так как крестьяне за плату нанимались косить сено, пасти их скот или косить для себя и пасти свой скот на землях Туполевых. В памяти крестьян Туполев-хозяин остался строгим, но справедливым. Семья была уже большая, когда в 1888 году родился шестой ребенок - Андрей, и его, когда подрос, заставляли работать: на Руси в подобных семьях даром хлеб никто не ел, все работали в меру своих сил и возможностей. Материальное положение Туполевых всегда было сложным, были и пожары, и засуха, к 1898 году дело даже дошло до продажи усадьбы за недоимки.
    Пропустим лет 20 из жизни Андрея: годы его учебы в Твери и Москве, годы его становления как молодого конструктора аэропланов. Вернемся в Пустомазово сразу после установления советской власти. Юрий Крюков: «Туполевы создали в усадьбе сельскохозяйственную артель, объединившую бывших хозяев с бывшими наемными рабочими. Могло ли быть такое? При узколобом классовом подходе в искренность такого шага поверить тяжело. И нашлись люди, облеченные новой властью, не поверившие в эти добрые намерения. Суворовский волостной исполком постановлением от 30.01.1919 года принял сельцо Пустомазово на особый счет, подозревая, что Туполевы создали сельскохозяйственную артель только как прикрытие, чтобы оставаться в своем имении. Вновь Туполевы под бдительным оком надзора, но уже с другой стороны - классовой, - так сказать, баррикады».
    Артель назвали «Батрак», ее организатором стала сестра Андрея Наталья Николаевна. Каждое лето на помощь этой артели приезжали из Москвы Андрей Туполев, Владимир Петляков, Александр Путилов, Николай Некрасов - все ученики Жуковского. Имена-то какие!
    В 1923 году артель «Батрак» переименовывается в Товарищество «Пустомазово». Архивные документы: «Товарищество составилось из бывших владельцев имения - К.Я. Зельдина (муж Натальи Николаевны, ученый-агроном. - Прим. Ю. Крюкова), его родных и еще нескольких граждан. Работы производятся удовлетворительно».
    Однако подозрение о Туполевых у властей остается. В 1924 году Кимрская уездная земельная комиссия постановила признать Пустомазово госимуществом. Члены артели добились отмены решения, но в 1925 году вышел декрет ЦИК и СНК СССР о лишении бывших помещиков прав на землепользование. Местные власти упорно видели в Туполевых помещиков, искажая истину: они утверждали, что «местное население недоброжелательно относится к пребыванию Туполевых в своем бывшем «имении».
    23 июля 1928 года президиум губисполкома в присутствии самого конструктора Туполева (ставшего уже известным), несмотря на ходатайство начальника ВВС РККА П.И. Баранова, отказал передать «гражданину Туполеву в единоличное пользование имущество и земельный участок в бывшем его имении». Взамен предложили участок земли в другом районе губернии.
    Добившись выдворения бывших хозяев, власти тут же забыли и о хозяйстве, и о бедняках нового колхоза. Они исполнили «классовый подход», а там хоть трава в Пустомазове не расти! «Все переломали, перекорябали на свой лад, как хочется», - вспоминали потом после войны колхозники.
    Года через три погиб сад, вырубили насаженный отцом Андрея сосновый лес, строения не ремонтировали, все было запущено. «В туполевском доме продолжали жить семьи, не имевшие по каким-либо причинам своего крова. Дом, где родился Андрей Николаевич, сгорел перед самой войной», - с грустью пишет наш краевед. Сейчас там нет ничего, кроме валунов, старых деревьев у пруда да нового мемориала у дороги.
    Старожилы рассказывают, что над Пустомазовом часто кружил самолет.
    - Он прилетал каждый год, - вспоминает Е.Н. Базлова из Симонова. - Да. Облетит всю местность, посмотрит. А нам интересно - самолет-то. Он покатается по насту, подымется и опять улетит… Интересовала его местность здешняя. Конечно, он здесь родился».
    И другое вспоминают. Как-то к уже знаменитому Туполеву в Москву приехал председатель местного колхоза из Симонова с просьбой помочь: дескать, чего вам стоит, Андрей Николаевич, - лишь пальцем пошевельнешь, и расцветет колхоз. Туполев вопреки традиции с неожиданной для просителя резкостью ответил с обидой: «Сами развалили, сами и