Архив номеров


Зам. главы администрации президента В. Сурков
КОНТЕКСТ

    Русские инициировали грандиозную демократизацию жизненного уклада как своего, так и множества находившихся на орбите их политического и культурного влияния народов. Предприятие это, движимое (очень по-нашему) больше дерзостью, чем расчетом, отягощенное чудовищными ошибками и жертвами, стало вместе с тем самым многообещающим актом глобальной модернизации.
    Соответствующие преобразования в нашей стране отозвались и драматически сочетаются с глубокими изменениями за ее границами. Демобилизация соцлагеря, удвоив территорию свободы, заодно и невольно открыла различным силам простор для геополитического произвола.
    Глобальные плоды просвещения (экономические, информационные и военные инструменты глобализации) самим своим существованием порождают не только надежду на всеобщее процветание, но и соблазн глобального господства. Среди соблазняемых оказались и некоторые правительства, и банды террористов, и криминальные интербригады.
    Конечно, тонкие ценители обнаружат существенную разницу между вселенской бюрократией, всемирным халифатом и всеядной мафией. Но любая чрезмерная централизация материальных средств тотального контроля и уничтожения, тотального производства и потребления, тотального манипулирования и коррупции формирует тотальную (тоталитарную) власть. А значит, непоправимую несправедливость и несвободу. Что крайне нежелательно в любой отдельно взятой стране и абсолютно неприемлемо в глобальном масштабе. Сохраняя демократический порядок (целостность многообразия) в нашей стране, ее граждане способны ради защиты собственных прав и доходов участвовать в поддержании баланса многообразия в мире. В таком деле есть прагматизм и романтика.

СУВЕРЕННАЯ

    Некоторые подвижники коммерческой философии, трудящиеся в специализированных «некоммерческих» и «неправительственных» организациях, пишут, что в наш век интеграции и взаимозависимости глупо цепляться за суверенитет. Вряд ли, впрочем, среди правительств - спонсоров подобных писаний - найдется хоть одно, готовое у себя дома ликвидировать национальное законодательство, экономику, армию и самого себя.
    Как пример десуверенизации во имя всего наилучшего приводят Евросоюз. Забывая о заминке с евроконституцией (что, допустим, поправимо). И о том, что речь идет либо о становлении устойчивой ассоциации суверенных государств, либо (в самых смелых мечтах) о синтезе мультиэтнической евронации и ее, так сказать, всесоюзном суверенитете, какими бы политкорректными эвфемизмами он ни обозначался. Для России жертвовать сегодня национальной свободой ради модных гипотез было бы так же безрассудно, как в свое время ради карл-марксовых призраков. Суверенитет, будучи «полнотой и независимостью власти», не отменяется. Но меняется его содержание вместе с манерой властвования. Образ государства, рассредоточенный из дворцов и крепостей по присутственным местам, избирательным участкам и телеэкранам, демократизируется. Массовые действия являются в большей степени итогом обсуждения и убеждения, чем принуждения. Среди символов могущества все ярче выступают передовая наука, моральное преимущество, динамичная промышленность, справедливые законы, личная свобода, бытовой комфорт.
    Наднациональные и межгосударственные структуры разрастаются отнюдь не в ущерб «полноте и независимости». Им делегируется не власть, как мерещится многим, а полномочия и функции. Право же делегировать (а значит, и отзывать), то есть собственно власть, остается национально-государственной.
    Конечно, политическое творчество далеко не всех наций увенчивается обретением реального суверенитета. Многие страны и не ставят перед собой такую задачу, традиционно существуя под покровительством иных народов и периодически меняя покровителей.
    Что касается России, прочное иновластие здесь немыслимо. Встречается мнение, будто десуверенизация нашего государства никому не интересна (или нереальна). Но повсеместная и повседневная нужда в сырье и безопасности столь огромна, а здешние запасы ядерного оружия, нефти, газа, леса, воды так обильны, что излишнее благодушие едва ли уместно. Особенно если учесть, насколько возможность осознания, защиты и продвижения наших национальных интересов снижена повальной коррупцией, диспропорциями экономики и простой медлительностью мысли. Центр прибыли от международных проектов использования российских ресурсов должен закрепиться в России. Так же как и центр власти над ее настоящим и будущим.

ДЕМОКРАТИЯ

    Демократия у нас прижилась, но приживалка она или хозяйка - пока вопрос. Формальные ее характеристики (сколько и каких надо партий, президентских сроков, «преемников», социальных пособий, судов, муниципальных образований, государственных предприятий, независимых СМИ) обсуждаются регулярно и остро.
    Среди производимых по столь важным и занимательным поводам шумов теряются на дальнем плане слова о свободе, справедливости, доверии. Общественные ценности и мораль почитаются темой чуть ли не академической, а то и вовсе демагогической.
    В связи с этим весьма желательно, чтобы поднятая президентом идея сбережения народа была расслышана обществом в полном объеме как фундаментальная для демократии.
    Социальная расточительность, привычка сорить людьми («у Бога людей много»), изводить друг друга без счета и смысла коренится глубоко в прошлом.
    Россия теряла в крупнейших войнах больше солдат, чем любой ее союзник или враг. А крупнейшие социально-экономические достижения обретала в периоды деспотического реформирования, подобные войнам.
    Возможно ли свободное развитие, мирное строительство, ненасильственная модернизация России? Впервые за тысячу лет наше общество так свободно. Складывающийся порядок бранят. Одни принимают всякую сложность за хаос, разнообразие за развал, музыку за сумбур. Другие шарахаются от малейшей тени регламента и процедуры. Задворки демократий всегда кишат радикалами. О них не стоило бы и вспоминать, если бы их не пытались использовать для ослабления национального иммунитета. Если бы опыт свободной России был не так еще мал, а генетическая память о стране радикально революционной, радикально реакционной и радикально бюрократической не так тяжела и притягательна. Зыбкость, неукорененность демократических институтов питают кое у кого надежды на возвращение к олигархической либо квазисоветской модели, на присвоение власти отдельными группами денежных и аппаратных интересов.
    Впервые в нашей истории есть шанс на излечение хронической болезни судорожного (революционно-реакционного) развития. Освоит ли Россия народосберегающие технологии демократии? Или по обыкновению обратится к разорительному и беспощадному огосударствлению? Или капитулирует и распадется? Оптимистические варианты ответов предполагают национальную солидарность на основе общих ценностей свободы, справедливости и материального благополучия. Сбережение народа может стать целью и средством обновления. Программой гуманизации политической системы, социальных отношений, бытовой культуры. Навыком бережного подхода к достоинству, здоровью, имуществу, мнению каждого человека.

РАБОТА

    Для суверенной демократии, отличаемой от прочих интеллектуальным лидерством, сплоченной элитой, национально ориентированной открытой экономикой и умением защищаться, абсолютно приоритетны:
    - гражданская солидарность как сила, предупреждающая социальные и военные столкновения. Свободное общество не будет мириться с массовой бедностью (на фоне массового же уклонения от уплаты налогов), убожеством социальной защиты, несправедливым распределением общественных доходов. Равно как и не поставит под сомнение (в условиях необъявленной гонки вооружений) необходимость разумных оборонных бюджетов для поддержания престижа и технического переоснащения армии, флота, спецслужб. За надежду на мир в будущем нужно платить здесь и сейчас;
    - творческое сословие как ведущий слой нации, культура как организм смыслообразования и идейного влияния. Россия должна говорить, что делает, а не делать, что говорят, в роли не рядового обывателя, а соавтора европейской цивилизации.
    В полемике культур российское сообщение должно быть весомо и внятно, по природе свободно, по существу справедливо, по форме интересно, по тону приемлемо.
    Нужно утвердить собственные позиции в философском, социо- и политологическом дискурсах Запада. А поддержкой искусства (кино и литературы прежде всего) постепенно вернуть покоряющее обаяние отечественной культуры;
    - образование и наука как источник конкурентоспособности;
    - интеллектуальная мобилизация на подъем перспективных отраслей, доступ к научно-техническим ресурсам великих экономик, усвоение современной исследовательской и производственной культуры могут стать главнейшими задачами и школ, и университетов, и внешней политики, и международной научной и промышленной кооперации.
    Система образования - такая же инфраструктура будущей экономики знаний, как трубопроводы для теперешней экономики нефти. И требует не меньшего внимания и сопоставимых инвестиций.

СОМНЕНИЯ

    Говорят: «Россия надорвалась: длительное имперское напряжение лишило ее сил, она утратила пассионарность и покидает историю. Россия распадается: Дальний Восток обезлюдел, Кавказ озлоблен. Россия отстала навсегда: сырьевое захолустье, страна рабов/господ и вечной бедности, перебивающейся с хлеба на квас, с пеньки на газ. Россия вымирает: физически летальный исход от потери населения неотвратим».
    Вообще, таких вскриков всегда хватает в дни испытаний на прочность.
    Суверен-демократический проект относится к числу допускающих будущее, и не какое-нибудь, но отчетливо национальное. Потому что народ не наделял ныне живущие поколения правом прекратить его историю; гражданам страны, известной великой цивилизаторской работой, по справедливости принадлежит достойное место в мировом разделении труда и доходов.

РУССКИЕ

    Судьба российской нации непрерывно решается как нелинейное уравнение разнородных интересов, обычаев, языков и религий. Русские, неутомимые вершители этой высокой судьбы, плотно сплетены с народами, вовлеченными в создание многогранного российского мира. Вне татарского, угорского, кавказского измерений русское политическое творчество неполно. Исход из России ее народов в 1991-м пережит крайне болезненно. Повторение чего-то подобного смертельно опасно.
    Заглохший (вроде бы) сепаратизм некоторых национально-титулованных территорий оставил повсюду тлеющие очаги культурной замкнутости и архаической нетерпимости. Этнически окрашенные преступные конгломераты (прежде всего террористические) заразили ксенофобией многих людей разных национальностей. Нашлись и среди русских поддавшиеся пропаганде невероятной жизни без соседей и «приезжих».
    Шарлатаны, проповедующие прелести этнического уединения, на самом деле пытаются выселить русских из многонациональной России. Куда? В «русскую республику» в границах раннемосковского царства? В этнографический заповедник, где нас никто не достанет, с табличкой «не беспокоить» на заборе?
    В каждом регионе и «приезжие», и «местные» должны вести себя в рамках закона и приличия. Этнокриминалитет и сопутствующая ему ксенофобия разрушат русское многонациональное государство, если не будут побеждены правосудием, просвещением и успешным развитием.
    Величайшие русские политические проекты (такие как Третий Рим и Третий Интернационал) были обращены к людям других народов и открыты для них. Критически анализируя прошлое, признавая ошибки и провалы, мы вправе и будем гордиться всем лучшим, что унаследовано от империи и Союза. В том числе уникальным опытом взаимопонимания Православной церкви с исламской общиной, иными конфессиями, всестороннего взаимодействия и взаимопомощи земель и городов.
    Русская мысль органически толерантна. Русская политическая культура исходит из межэтнического мира и стремится к нему. Нет никаких сомнений, что русский демократический проект открыт и должен быть привлекателен для всех российских народов.

ЕВРОПА

    В Европе нашу страну представляют по-всякому. Недопустимо, чтобы эти представления стали сплошь отрицательными. Впрочем, и превратить их в монотонно приятные вряд ли когда-нибудь удастся. Все влиятельнейшие европейские нации (Россия в том числе) имеют неоднозначные мнения друг о друге. Век за веком образуя действительно непревзойденную цивилизацию, они не только сотрудничали и взаимно обогащались, знали также и много горя от ума. Фашистская галлюцинация, бред нацизма, механизированная резня 1914-1918-го, 1939-1945 гг. - произведения (если кто забыл) стопроцентно европейские.
    Европа не нуждается в идеализации. Ее теперешнее преимущество в незаурядной воле к рациональному устройству, к поиску мирного пути, по возможности, в обход политических катастроф и ментальных затмений. Бог знает, получится ли, но как минимум в этом смысле Россия, в свою очередь осваивающая демократию, в Европе.
    Повторимся, западнее России разные люди: и намеренные подчинить ее, и полагающиеся на взаимовыгодное партнерство. Первым наша демократия способна предъявить решимость в отстаивании суверенитета, вторым - открытость и гибкость, продуктивность кооперации. Не выпасть из Европы, держаться Запада - существенный элемент конструирования России.

СКРОМНОСТЬ

    Терроризм не добит. Инфраструктура изношена. Больницы и школы бедны. Техническая отсталость и бытовая неустроенность удручающе огромны. Творческие силы скудны и распылены. Когда для выживания нации срочно требуется новая экономика, упущенное время расторопно доедает старую. Скромность и трезвость самооценки не повредят амбициям, наоборот, сделают их реалистичнее и честнее. Напомнят: давно пора учиться изобретать, управлять, конкурировать.

ВЕЛИЧИЕ

    Получит ли великая история России великое продолжение, зависит только от нас, ее граждан. Сегодняшнее величие небесспорно, завтрашнее неочевидно. Президент Путин постоянно напоминает, что на повестке дня не всеобщий отдых под разговоры о великой стране, а активная работа по модернизации. Пока же велики не столько достигаемые цели и утверждаемые ценности, сколько цены на углеводородное сырье.
    Кажется, газированная экономика тонизирует и освежает. Но если она выдохнется, мы увидим, чего стоят ее производные шипучие амбиции, игристая риторика и дутое благополучие.
    Мы обязаны выстроить базис инновационной культуры, системы создания уникальных знаний, поскольку знание - это власть и капитал для сбережения народа. И сейчас, и в посленефтяную эпоху, наступление которой неизбежно. Мы обязаны конвертировать сырьевую экономику в интеллектуальную, чтобы проложить России путь наверх, в будущее, в сообщество креативных наций, направляющих историю.

(Печатается в сокращении)




    В конце прошлого столетия, когда в обиход вошло слово «глобализация», стало понятно, что границы государств начали приобретать все более условный характер и мир снова, как и во времена великого переселения народов, пришел в глобальное движение.
    Современное общество стало информационным. Материальное производство выполняет уже подчиненную роль по отношению к информации и знанию. Центрами производства информации являются города, которые образуют сеть глобальной экономики.
    Город глобального мира обладает определенной независимостью от национального политического руководства в силу обилия своих собственных информационных связей, позволяющих выйти городу как автору мировой системы взаимоотношений на первый план по сравнению с государством-наций. В связи с этим в геополитике используется термин «мировой город».
    Для понимания значимости этого понятия для истории развития человечества уместно обратиться к соображениям виднейшего теоретика Вавилона - пророка Иеремии, выдвинувшего крайне плодотворную идею мирового города как средоточия политических и культурных устремлений человечества на определенной стадии его истории, выводя ее из представления о неординарной миссии соответствующих государств.
    Конкретизируя через две тысячи лет эти представления пророка Иеремии о мировых городах, в 1982 году американский политолог Дж. Фридман выделил города-лидеры в современном мире, играющие важнейшую роль в мировой экономике и международных отношениях. В качестве критериев для их выделения он предложил использовать следующие показатели: 1. Численность населения. 2. Масштабы развития финансовой деятельности. 3. Количество штаб-квартир транснациональных компаний. 4. Роль в международной политике (в т.ч. размещение руководящих органов крупных международных организаций). 5. Высокие темпы роста сектора деловых услуг (город как бизнес-центр). 6. Масштаб и уникальность городской экономики. 7. Развитость сети транспортных и иных инфраструктурных коммуникаций.
    Комплексное понятие мирового города рассматривается экспертами в двух аспектах.
    1. Внешний аспект. Город как локомотив, тянущий за собой развитие крупного региона, страны, мира.
    2. Внутренний аспект. Город, выстраивающий свою политику на принципах открытости, мобильности, доступности услуг, привлекательности, интегрированности в Мировую сеть.
    Все эти черты воплощаются в основное качество: город становится самостоятельным субъектом мировой политики, узлом в мировой сети, каркасе, стягивающем территории мира.
    Крупнейшие мировые города в мире насчитывают порядка 10-15 городов. Лидерами среди них являются Нью-Йорк, Лондон, Париж, Токио, Гонконг.
    В более расширенную выборку входят примерно 55 городов мира, представляющих собой глобальные сервисные информационные бизнес-центры. Из них выделяются три группы городов по степени включенности в мировые сети.
    В группу «альфа» входят названные города, а также Чикаго, Франкфурт, Лос-Анджелес, Сингапур.
    В группу «бета» входят города Сан-Франциско, Сидней, Торонто, Цюрих, Брюссель, Мадрид, Мехико, Сан-Паулу, Москва, Сеул.
    В группу «гамма» входят города Амстердам, Бостон, Каракас, Даллас, Дюссельдорф, Женева, Джакарта, Иоганнесбург, Мельбурн, Осака, Прага, Сантьяго, Тайбэй, Вашингтон, Бангкок, Пекин, Монреаль, Рим, Стокгольм, Варшава, Атланта, Барселона, Берлин, Буэнос-Айрес, Будапешт, Копенгаген, Гамбург, Стамбул, Куала-Лумпур, Манила, Майами, Миннеаполис, Мюнхен, Шанхай.
    Проблемы мировых городов активно обсуждались на прошедшем 19-20 октября в Санкт-Петербурге Пятом общероссийском форуме лидеров стратегического планирования «Стратегическое планирование в городах и регионах России: локализация национальных проектов».
    Пока же крупные российские города переживают ситуацию перехода. Они пока еще находятся в рамках модели соцгорода. Стратегической задачей становится перевод крупнейших российских городов, таких как Санкт-Петербург, Новосибирск, Екатеринбург и др. в модель мирового города.
    Может ли Тверь пойти по этому пути? Дерзнуть и заявить свои притязания на статус мирового города?
    Автор этих строк считает, что ничего невозможного в этом нет.
    Шанс для Твери стать мировым городом заключается в транзитности Тверского региона. В нем, действительно, как в «информационном обществе», пространство потока начинает доминировать над пространством места.
    Иногда говорят, что Тверская область - это «проходной двор», считая это слабой стороной региона. Поэтому региональному стратегическому менеджменту необходимо научиться превращать, казалось бы, «большой минус» в очень и очень «большой плюс». Подобного шанса у других городов России просто нет и не будет. Можно сказать, что некий жребий настоящего, подлинного мирового города брошен в Твери из-за ее особой, уникальной включенности в мировое пространство потоков. Вопрос в том, как городу включиться в управление этими потоками, как грамотно решить проблему конфликта пространств потока и места. А нарастающий их конфликт в Тверской области налицо. Достаточно вспомнить сопротивление общественности строительству высокоскоростной магистрали (ВМС), гражданского аэропорта в Мигалове и т.д. Но «мертвые» точки конфликтов, в сущности, и являются точками роста, корнями «древа» Твери как мирового города. Хотя это пока лишь призрак мирового города, бродящий по Твери, но призрак, обладающий свойством вживаться в жизнь.
    Очевидно, что выбор будущего для нынешней Твери на ближайшие десятилетия придется делать активной части городского сообщества самостоятельно. И он должен склоняться в сторону стратегической цели развития: встроиться в глобальную сеть мировых городов в ближайшие десятилетия ХХI века.
    Чтобы встроиться в мировую сеть городов, Твери нужно стать городом-сверхкорпорацией. Город как сверхкорпорация интегрирует узко-клановые и узко-корпоративные интересы и сплачивает их с интересами всего городского сообщества, а не конфронтирует с ними, как это имеет место сегодня.
    Чем может быть стимулировано сверхкорпоративное партнерство всех субъектов городского сообщества Твери? Сугубо материалистическим подходом, то есть получением большей выгоды от партнерства в рамках города-корпорации, чем от борьбы без правил за свою выгоду в одиночку на грани или за гранью закона.
    Чтобы стать городом-сверхкорпорацией, Тверь должна возродить свою историческую миссию, идущую от тверской ветви Рюриковичей, от Твери как мощного военно-торгового города средневековья, вновь стать одним из ведущих центров развития циркумбалтийского ареала Европы, вернув себе циркумбалтийскую идентичность, идентичность славян-кривичей, самой крупной славянской общности на Европейском континенте. Как не случайно бог местности, рода, племенной идентичности у балтийского славянского племени назывался Тверитикоз, иными словами - «Тверской козел». К сожалению, циркумбалтийская идентичность Тверского региона оказалась вконец утерянной в связи с отнесением Тверской области к Центральному федеральному округу. Подобная ошибка идентичности чревата для Тверского региона самыми различными серьезными потерями. Не случайно наиболее сильный демографический кризис проходит по Юго-Западу Тверской области (Нелидово, Торопец, Осташков и т.д.). Но детальный анализ этих потерь выходит за пределы настоящей публикации.
    Одним из возможных способов преодоления ошибки идентичности является «Кривичевский проект» Совета территориального общественного самоуправления на Рождественских горках по созданию единой самостоятельной трансграничной коалиции, строящейся на принципах устойчивого пространственного развития Евроконтинента (принципах СЕМАТ), с целью интегрирования России и Европы. Этот проект был недавно детально изложен на Пятом общероссийском форуме лидеров стратегического планирования.
    Под «Кривичевским регионом» в данном случае понимается не целостная административная единица, подобная нашим субъектам Федерации, и даже не Россия как государство в целом, а трансграничная коалиция разных стран и регионов, создаваемая в рамках задач, связанных с планированием пространственного развития. «Кривичевский регион», заключенный в пространстве семиугольника: Тверь - Смоленск - Минск - Варшава - Калининград - Рига - Псков, - это регион новой европейской урбанизации, осуществляемой в соответствии с принципами СЕМАТ, предполагающими коренную ломку исторических, идеологических и политических стереотипов. Он может рассматриваться как своего рода альтернатива пятиугольнику городов: Париж - Милан - Мюнхен - Гамбург - Лондон, а также стихийно растущего мегаполиса Москва - Санкт-Петербург. При применении стратегического планирования к территории «Кривичевского региона» у Евроконтинента появляется резерв повышения глобальной конкурентоспособности. Но это тот же самый резерв, за счет которого Тверь способна стать мировым городом. Это одна из возможных стратегий - стратегия превращения Твери в мировой город «через европеизацию». Она соединяет в себе стратегическое планирование на субмуниципальном, муниципальном, региональном, общероссийском уровнях, а также уровне трансграничных коалиций, развиваемых Евросоюзом в рамках принципов СЕМАТ. Не исключено, что возможны иные стратегии. Поэтому резонен вопрос, откуда, из какого места стартовать развитие Твери как мирового города? Возможно, из мест родового происхождения, «родового гнезда» президента России В.В. Путина.
    Хотелось бы, чтобы тема «ТВЕРЬ - МИРОВОЙ ГОРОД» получила свое дальнейшее отражение в дискуссии на страницах газеты «Караван+Я».

Вячеслав БАШИЛОВ



Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru