Архив номеров


    Вы когда-нибудь держали в руках настоящую “дивизионку”, вышедшую в непосредственной близости от передовой? Нет? А вот мне посчастливилось. Впечатления, скажу я вам, потрясающие. Это сейчас, спустя 65 лет, мы можем смотреть на войну как бы сверху, выдвигать общие концепции и строить умопомрачительные гипотезы. А тогда все было проще: вот ты и вот враг, которого нужно уничтожить. Иначе он уничтожит тебя. Об этой страшной правде войны и рассказывает “дивизионка”. Мне даже показалось, что пожелтевшие листы и спустя более чем полвека пахнут пороховой гарью. Или не показалось?..
    Это поистине бесценное сокровище сохранил для нас военный журналист, ответственный редактор газеты “Сталинский удар” Григорий КАЦ. Не пишу слово “бывший”: БЫВШИХ в нашей профессии нет. Григорий Самойлович смеется: “Эта подшивка да обожженная тетрадь – единственное, что я привез с фронта. Даже трофеев не брал, хотя мог бы”. Особенную ценность беседе придает еще и то, что полковник в отставке Григорий Кац – единственный проживающий в Твери ветеран 133-й стрелковой дивизии, принимавшей участие в боях за Калинин.

ИЗ МЕТАЛЛУРГОВ – В ЖУРНАЛИСТЫ

    – Григорий Самойлович, а что вообще побудило вас взяться за перо? Почувствовали неизъяснимый зов и...
    – Да что вы! – смеется Григорий Самойлович. – Все гораздо прозаичнее. Я ведь металлургом был – варил чугун на одном из предприятий Днепропетровска. Потом работал на трубопрокатном заводе, а спустя еще некоторое время стал бригадиром на небезызвестном заводе “Сатурн” – собирал токарные станки для работы по дереву.
    На Украине в начале 30-х был страшный голод, и 1933-й стал первым урожайным годом. Меня тогда вызвали в райком комсомола и поручили освещать в областной газете ход уборочной кампании. А отговорки типа “не умею”, “нет опыта” тогда категорически не принимались. Надо – значит, осваивай. Вот я и осваивал. Буквально на ходу. Первая моя заметка вышла под громким заголовком “Все на фронт!” – имелся в виду, конечно же, фронт уборочный.
    Обучение азам новой профессии, по-видимому, шло успешно: когда в газете стала выходить отдельная аграрная полоса, меня назначили ее редактором.

ХАРЬКОВ – НОВОСИБИРСК – КАЛИНИН

    – И как долго продолжалась ваша сельскохозяйственная идиллия?
    – До 1939 года. Начались события на западной границе, и стало ясно, что война с Германией – лишь вопрос времени. Меня направили в Харьков на краткосрочные офицерские курсы, после окончания которых я получил звание младшего политрука и назначение в Новосибирск, где формировалась 133-я стрелковая дивизия. Так я стал литсотрудником газеты “Защита Родины”.
    – Где и встретили начало войны?
    – Да. Погрузились в эшелоны и – на фронт. Воевали под Смоленском, Вязьмой, Андреаполем. А 10 октября комдив Василий Швецов получил приказ: вывести дивизию из боя и направляться под Москву, в район Рузы. Однако до Подмосковья мы не доехали: немцы захватили Калинин. События разворачивались стремительно. Мы, литсотрудники, только и успевали готовить очерки о прошедших боях.

ГАЗЕТА “НА КОЛЕСАХ”

    – А что вообще представляет из себя “дивизионка” времен войны?
    – Вам сейчас, наверное, и вообразить трудно. А тогда все наше хозяйство – реал с наборными кассами, краска, запас бумаги, печатная машина – умещалось в крытой полуторке. Зимой мы “доукомплектовывались” печкой-буржуйкой, отогревавшей и нас, и шрифты, и краску. А что касается работы – все делалось вручную! Такой роскошью, как печатная машинка, мы в полевых условиях не располагали, так что наши тексты шли в набор прямо с рукописи. Это заставляло нас писать разборчиво, чтобы наборщик не мучился, расшифровывая наши творения. Так и набиралось все – по одной буковке, точке, запятой... Опять же вручную все версталось, делались формы. Отдельный разговор – наша печатная машина, прозванная “американкой”.
    – Почему “американка”?
    – Даже не знаю. Как-то не задумывался. А отдельный разговор – потому что электропривода у нас не было, да и где вблизи передовой взять электричество? Поэтому барабан нашей “американки” крутили тоже вручную, а это, скажу я вам, занятие не для слабаков.
    – И с какой периодичностью выходила “дивизионка”?
    – Периодичности как таковой не было. Материалов-то всегда хватало, а вот условия... Заводили “американку” в перерывах между боями и бомбежками.

ОТ СМЕРТИ СПАСЛА... ЛЮБОЗНАТЕЛЬНОСТЬ

    – Многие считают, что быть журналистом на войне не так уж и опасно...
    – Это как посмотреть. Наши литсотрудники постоянно “дежурили” на передовой, а в редакцию возвращались, только чтобы сдать материалы. Так что и у нас были тяжелые потери.
    В 1942 году, после ранения, я получил назначение в 237-ю дивизию, где занял должность ответственного редактора газеты “Сталинский удар”. И там же произошла трагедия, о которой мне страшно вспоминать до сих пор.
    ...Есть на Украине такое селение – Лебедино. Рядом с ним протекает речка Псел. Подступы к этой реке были основательно заминированы – тут постарались и наши, и немцы.
    Диспозиция была такая: на восточном берегу располагались советские войска, на западном – противник. Но однажды под покровом ночной темноты гитлеровцы втихую снялись с позиций и, говоря простым языком, дали деру. Наши части, обнаружив “пропажу”, бросились догонять столь оперативно сбежавших немцев.
    В дивизии был установлен порядок: во время передислокации редактор обязательно должен следовать в редакционной машине. В этот раз я приказ нарушил: очень уж хотелось вместе с наступающими войсками поучаствовать в преследовании противника.
    Шли строго друг за другом – шаг в шаг. Вдруг – взрыв метрах в ста впереди: девушка-санитарка оступилась... Здесь же ее и похоронили.
    Идем дальше. Смотрю – нашу цепочку нагоняет верховой, и – прямиком ко мне: “Товарищ капитан, вам приказано немедленно возвратиться в редакцию: там большое несчастье”. Боец отдал мне свою лошадь, и я во весь опор помчался обратно.
    То, что я увидел, трудно поддается описанию. Вместо машины и типографского хозяйства – груда обломков. Рядом – куски человеческих тел. Оставшиеся в живых стоят в каком-то оцепенении, боясь шелохнуться.
    Прибывшие саперы нашли вокруг места трагедии более десяти противотанковых и противопехотных мин. А мы после их отъезда стали собирать по кусочкам останки своих товарищей.
    ...Капитан Василий Титоренко и лейтенант Михаил Чумак работали в нашей газете недавно. Однако человека на войне видно сразу, и эти ребята быстро заслужили уважение “старичков”. А как все произошло? Машина забуксовала на песчаном грунте, и все семь сотрудников редакции стали выталкивать “ЗИС” из песка. Титоренко и Чумак оказались у задних колес. И тут – взрыв. Их разорвало буквально на куски, у остальных – ни царапины.
    Наших товарищей мы похоронили в одном гробу у школы села Ревки. А спустя пятьдесят лет на обелиске была установлена металлическая плита с их именами.

КНИГИ ГРИГОРИЯ КАЦА

    После войны Григорий Самойлович продолжал службу в Горьковском военном округе. Выйдя в отставку, работал в областной газете “Горьковский рабочий”, а затем переехал в Тверь, где трудился уже в “Калининской правде”.
    В начале 90-х годов прошлого века военный корреспондент взялся за воспоминания. И появились три книги: “Первый шаг к Берлину”, “Далекое – близкое” и “О том, что видел, пережил, с кем встречался”.
    – Григорий Самойлович, а что побудило вас вновь взяться за перо?
    – Да я просто не мог за него не взяться! Все люди, с которыми я служил, стали мне в буквальном смысле родственниками. Ну, как не рассказать о них?
    В моих книгах нет ни одного придуманного события, ни одного вымышленного лица. Я специально ездил в Подольск, в архив Советской армии, и выписывал тексты донесений, приказов. Родственники моих героев предоставили мне их дневники. Да и моя подшивка помогла. Так, по крупицам, и восстанавливал подлинные картины событий.
* * *

    Лично мне книги Григория Каца очень понравились. Они написаны ярким, динамичным языком, свободным от привычных штампов советской героики. Его персонажи – живые люди: они любят, ненавидят, радуются, скорбят. Если что – и выматериться могут. А книга “Первый шаг к Берлину” и вовсе уникальна. Она повествует о событиях под Калинином в октябре 1941 года, а официальные военные хроники хранят о них гробовое молчание.
    Григорию Самойловичу уже 93 года, а его памяти могут и молодые позавидовать. “Это для вас 65 лет прошло, – улыбается он, – а для меня словно вчера все было”. Наверное, это особенность всех людей, привыкших бережно относиться к слову. Ведь рукописи, как известно, не горят.
    ...Военный корреспондент бережно перелистывает пожелтевшие страницы своей тетради. День продолжается.

Алексей НИЛОВ.



    Все знают Ольгу Кабо как актрису. Но три месяца назад она освоила еще одну “смежную” профессию – телеведущей в программе канала ТВ Центр “Ключевой момент” (четверг, пятница, 19:50). Как и почему это произошло, мы и попытались выяснить.
    – Ольга, почему вы решили участвовать именно в этом проекте?

    – Когда продюсер проекта “Ключевой момент” Влад Ряшин предложил мне стать ведущей этой программы на канале ТВ Центр, я сначала посмотрела несколько передач из этого цикла, который уже несколько лет идет на телевизионном канале Интер в Украине. И эта программа глубоко тронула меня своей человечностью. Я несколько дней ходила под впечатлением увиденного. И поняла, в чем секрет этих передач. В их доброте…
    – Доброта – это страшная сила?
    – Конечно! Судьбы людей, какие же они у всех разные. Как же стоически люди переносят всевозможные удары и превратности судьбы. Как остро переживают свои ошибки, и как они искренни в своей надежде на долгожданное примирение. Такие передачи вызывают единственное желание помочь этим людям обрести себя и своих близких. И захотелось принять участие в этом проекте. По своему характеру я не приемлю конфликтов, я люблю жить в мире и не всегда понимаю, почему люди не могут найти между собой взаимопонимания. Мне кажется, это так просто. Но, к сожалению, я сама часто сталкивалась с обстоятельствами, когда этот мир по глупости самих людей просто рушился на глазах. А передача именно на эту и, как мне кажется, самую важную тему человеческих отношений. И я решила попробовать. У ведущего такой передачи должно быть доброе, чуткое и отзывчивое сердце.
    – С какими трудностями вам пришлось столкнуться в “новой” роли?
    – В тот момент, когда я согласилась работать на этой программе, я, конечно, не знала, с какими трудностями мне придется столкнуться с точки зрения технологического процесса создания передачи, а их оказалось достаточно. Учиться пришлось на ходу. Но прежде всего, мне надо научиться понимать, чувствовать состояние приглашенного, войти с ним в контакт, чтобы он доверился мне и никогда не пожалел о том, что принял участие в программе, которая непредсказуема по теме, эмоциональному накалу и ее финалу. И герои действительно надеются на помощь. И если от меня это зависит, если я и наша программа можем сделать так, чтобы они выходили из студии с просветленными лицами, значит, и мы получаем огромную радость от благополучного исхода назначенной в нашей студии встречи. К нам приходят со своими бедами и радостями такие открытые люди, их глаза светятся такой надеждой, что не чувствовать сопричастности к их переживаниям просто невозможно. Тем более что и попасть к нам совсем несложно – просто наберите наш телефон, и мы вам поможем.
    – А вы можете вспомнить самые “пронзительные” истории?
    – На нашей программе почти все врезается в память. Но есть истории, которые переворачивают душу. Они как гимн преданности и любви. Однажды к нам на программу приехала из г. Югры бабушка, у которой на руках осталась маленькая девочка с очень нежным именем Лейла. Ее мама погибла в автомобильной катастрофе. А девочка чудом осталась жива. Тогда ей было всего три года. И бабушка посвятила себя внучке. И вот уже 12 лет они идут по жизни вместе. Девочка оказалась одаренной, и бабушка, почувствовав это, отдала внучку в музыкальную школу. Сейчас Лейла уже учится в музыкальном училище в г. Новосибирске. А бабушка, оставив свой дом в Югре, поселилась вместе с внучкой в общежитии, устроилась на три работы, чтобы у девочки было все необходимое и чтобы ее учебе ничего не мешало. И у Лейлы, конечно же, все хорошо. Она подающая надежды пианистка, дипломантка нескольких конкурсов. Но ей всего 15 лет, и бабушка очень боится, не дай бог, с ней что-нибудь случится, и девочка останется одна, без помощи близких. И именно поэтому она начала разыскивать родственников отца Лейлы, чтобы рассказать им, какая у них замечательная племянница. Нет, убеждает бабушка, они с Лейлой ни в чем не нуждаются, у них все хорошо, но бабушка хочет, чтобы кроме нее у Лейлы были близкие люди, которые не откажут в помощи девочке, если какая-либо беда случится с ней, с бабушкой. Так и хочется сказать бабушке: “Долгих вам лет, Эльвира Эмильевна. У вас доброе сердце, а добрые люди живут долго-долго. Ведь вы такая прекрасная бабушка”.
    Или вот еще одна трогательная история. Чудесная девушка Наташа из г. Челябинска придумала подарок к юбилею своего папы, решила разыскать с помощью “Ключевого момента” родную сестру отца. Нет, они не были в ссоре, они хорошо относятся друг другу, но Наташа никогда не видела свою родную тетю. Да, так бывает, что жизнь по разным и многим причинам разводит людей на долгие годы и им не суждено встретиться. А в данном случае появилась такая находчивая дочь, которая с таким удовольствием организовала эту встречу, и у нее так светились глаза от счастья, когда задуманный ею подарок нашел своего адресата. Как хорошо, что есть такая передача, в которой можно назначать свидания. Михаил и Зоя, родные брат и сестра, не виделись целых 30 лет.
    – Насколько реально, по вашему мнению, программа может помочь людям?
    – Даже несмотря на мой небольшой опыт работы в этой программе, “Ключевому моменту” исполнилось всего три месяца, я уже могу сказать, что, да, несомненно, наша программа нужна зрителям. У нас уже появилась своя аудитория. А география приезжающих к нам гостей покрывает многие регионы не только нашей страны, но и ближнего зарубежья. Этих людей объединяет одно желание – встретиться с близкими людьми, обрести друг друга и уже никогда больше не расставаться.
    – Но ведь нечто подобное уже выходит на других телеканалах? В чем уникальность вашего проекта?
    – Пожалуй, у нас в России подобной передачи на телевидении еще не было. Посудите сами. Эта программа открывает реальные возможности помощи людям, у которых в жизни по каким-то причинам не сложились отношения с близкими людьми. Сам по себе разлад человеческих отношений – это всегда травма, а когда это происходит с родными – это уже ноющая рана. Ведь как устроен человек? Чаще всего на противоречиях. Порой чувствует себя виноватым, но первым сделать шаг навстречу примирению не может. Что-то ему мешает проявить решительность. И между людьми вырастает непреодолимая стена…
    А передача “Ключевой момент” помогает разрушить эту стену, примиряет людей и возвращает им душевный покой.
    Программа только появилась, но уже видно, как много людей, запутавшихся в своих отношениях, обращаются к нам в надежде на помощь. И повод к этому возникает чаще всего после того, как они увидели нашу передачу. Они начинают осознавать, что, казалось бы, сложные для них проблемы, могут стать разрешимыми.
    И это очень хорошо.

Смотрите программу “Ключевой момент” по четвергам и пятницам в 19:50 на канале ТВ Центр!


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru