Архив номеров


    Тема предыдущего дискуссионного клуба в газете «Караван+Я» - процессы, происходящие в современном русском языке, - оказалась очень актуальной, и мы решили продолжить наш разговор. Сегодняшний наш собеседник - заместитель декана филологического факультета ТвГУ, кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка Ирина Гладилина.
    - Ирина Владимировна, как в конечном счете повлияет на развитие языка то, что сегодня в него в огромном количестве приходят заимствования, жаргонизмы, слова-паразиты?
    - Я бы поставила вопрос иначе: не что происходит с языком, а какова языковая личность сегодняшнего среднестатистического россиянина? К сожалению, языковой портрет нашего современника гораздо хуже того языкового стандарта, который является образцом. Но одновременно существуют и люди с образцовой речью - в первую очередь преподаватели, интеллигенция, которые стараются быть хранителями стандарта, и среднестатистические носители языка. Хотя я вынуждена констатировать факт, что иногда и мы, преподаватели, вынуждены использовать жаргонную лексику, чтобы быть ближе к студентам, если можно так сказать, удобоваримей.
    Политики тоже стремятся демократизировать образцы стандарта и быть ближе к народу, к своему электорату.
    Но в целом надо отметить, что культура языка среди политических деятелей стала выше, чем в эпоху демократизации, в 90-е. Допустим, слушать такого политика, как Дмитрий Медведев, - одно удовольствие.
    Людей, обладающих высокой языковой культурой, видно сразу - здесь ведь не сыграешь: два слова скажет правильно, а на третьем все равно ошибется - либо ударение не туда поставит, либо само слово произнесет не к месту. Истеблишмент сегодня четко усвоил, что русская правильная речь имеет свои позитивные моменты. Зная правила русского языка, грамматики, стилистики, легче влиять на электорат и завоевывать расположение людей.
    Если говорить о СМИ, то уровень языковой культуры, по крайней мере на центральных каналах телевидения, значительно повысился, про местные каналы, к сожалению, ничего сказать не могу, так как смотрю их нечасто.
    Иногда благодаря телевидению фразеологические обороты запускаются в массы. Скажем, так произошло с популярным оборотом: котлеты отдельно - мухи отдельно.
    - А что вы скажете насчет еще одного популярного с легкой руки президента оборота «мочить всех в сортире»?
    - Не знаю, исходили ли эти слова непосредственно от самого президента или их написали его спичрайтеры - скажу одно: нельзя не учитывать то, что произнесены они были в критический момент, перед своим электоратом, который испытывал похожие чувства и адекватно оценил это высказывание. Слова, которые вы цитировали, лишены конкретного лексического значения в данном случае, осталась одна мощная энергетика, отразившая настроение общества.
    - Наши дети вряд ли слушают выступление Дмитрия Медведева, они с упоением смотрят зарубежные мультики со всеми вытекающими отсюда последствиями...
    - Да уж, один день просмотра канала «Джетикс» может повергнуть в шок. Никем не контролируемый перевод, на грани нецензурной лексика, обилие жаргонных слов. Общеизвестно, чем больше негативной энергии заложено в словах, тем большую отдачу эти слова будут иметь и тем быстрее пойдут в массы.
    - Сейчас очень популярны профессии юриста, экономиста, бухгалтера. И создается такое впечатление, что выпускники школ в основной своей массе стремятся поступить именно на те факультеты, где можно получить вышеперечисленные специальности. Как же обстоят дела с конкурсом на филфаке? Наверняка он стал меньше, чем в былые годы?
    - Нет, конкурс меньше не стал. И это вполне логично можно объяснить: люди, которые в состоянии создать текст, без работы не останутся. Это не только мое мнение. На межвузовском пленуме по филологии, который прошел в Тверском государственном университете в сентябре и в котором принимали участие деканы всех филологических факультетов вузов РФ, был сделан вывод, что на сегодняшний день происходит повышение престижа филологического образования на рынке современных образовательных услуг. Мы осознали, что наш факультет готовит в первую очередь не учителей (как это долгое время считалось), несмотря на то, что это, несомненно, одна из благороднейших профессий. Мы готовим людей, качественно создающих тексты любого свойства, мы готовим специалистов по созданию текстов. Когда люди оканчивают филологический факультет, они могут устроиться работать в банк или, скажем, пиар-менеджером. Наши выпускники обладают высокой коммуникативной компетенцией. Если говорить о юристах, экономистах, среди них людей, обладающих коммуникативной компетенцией, также немало, но филологи могут донести чужую мысль профессионально, в этом смысле они незаменимы. И чем качественнее они владеют этим мастерством, тем быстрее будут востребованы на рынке образовательных услуг, но для этого они также должны иметь серьезный культурный фон, обладать определенными знаниями и умениями и быть в контексте: то есть деловыми, эрудированными и грамотными.
    По крайней мере я не знаю ни одного филолога, который, имея желание, не устроился бы на хорошую работу. Говорю искренне: филологи, обладающие должными знаниями и стремлениями, никогда не останутся на обочине жизни.

Елена ДАНИЛЕВСКАЯ




    9 октября в Тверской областной филармонии состоялся долгожданный творческий вечер нашего земляка, замечательного поэта, автора известных и любимых песен Андрея ДЕМЕНТЬЕВА.
    Несмотря на то что Андрей Дмитриевич отметил три года назад 75-летний юбилей, выглядел он просто сногсшибательно. От его улыбки, слов, манеры поведения веяло молодостью, таким теплом, что складывалось ощущение, будто знаешь этого человека очень давно.
    Перед выступлением Андрей Дементьев ответил на несколько вопросов «Каравана».
    - Вы снова вернулись в родной город. Что вы чувствуете?
    - Всякий раз, когда я приезжаю в Тверь, горжусь тем, что я почетный гражданин этого города. Дело в том, что где бы я ни жил, куда бы ни ездил, все равно это место - Тверь - это самое дорогое, самое любимое, отсюда все пошло. Здесь я родился, здесь учился, здесь похоронены мои родители, здесь мы войну пережили. Тверь для меня - отчий дом, так называемая малая Родина, которая воспитывает человека. Всякий раз, когда я обращался к истории тверской земли, я поражался тому, сколько наша земля дала замечательных людей. В свое время, когда по предложению Юрия Сенкевича я делал часовую передачу о тверской земле, я буквально окунулся в тверскую историю, и когда смотрел уже сделанную работу, подумал: «Какой я счастливый человек, что именно здесь родился».
    - Что, на ваш взгляд, изменилось в современной Твери и Тверской области по сравнению с Калинином вашей молодости?
    - Очень многое уходит как будто в небытие, очень многое потеряли. В субботу в прямом эфире я общался с Геннадием Андреевичем Зюгановым, и даже он заметил: «Слушайте, а почему у вас лен в загоне? Я же помню такую замечательную льноводческую Калининскую область, которая давала больше всего льна во всей России?»
    Я всегда, когда выступаю, говорю, что самое страшное, если мы потеряем наше производство, если мы забудем «Пролетарку», экскаваторный завод, ткацкие фабрики, - это же все история.
    - Вы являетесь президентом Тверской ассоциации землячества. Скажите, пожалуйста, в чем ее цель?
    - Когда мне предложили возглавить ассоциацию землячества, я согласился, потому что мы как-то разрозненно жили, а мне хочется, чтобы страна узнала, какие люди живут на тверской земле. Объединившись, мы с земляками хотим устраивать вечера, презентации, помогать в возрождении церквей, храмов, исторических зданий, организовывать такие праздники, чтобы люди душой светлели. Когда мы вместе, живем одним и тем же, в частности, любовью к родной земле, мы становимся лучше.
    - Что для вас значит этот вечер?
    - Мне очень важно сегодня пообщаться с земляками, не просто почитать им стихи, а именно пообщаться: поговорить с ними, в глаза посмотреть, почувствовать, как они воспринимают поэзию, музыку.
    Творческий вечер под названием «Когда я возвращаюсь в Тверь…» начался с песни «Отчий дом» на стихи Андрея Дементьева в исполнении заслуженного артиста РФ Вадима Тирона. То, что именно эта песня предваряла праздник, не случайно: всем знатокам поэзии Дементьева известно, что это один из главных мотивов всего его творчества.
    Вечер долго не мог начаться, поскольку поток желающих увидеть и услышать любимого поэта не прекращался. В роли конферансье, как обычно, выступал Владимир Боярский, который на протяжении всего вечера вел импровизированный диалог как с поэтом, так и со зрителями.
    Первое стихотворение, которое прочитал поэт, было посвящено бывшему мэру Твери Александру Белоусову: именно оно дало название всему вечеру.
    Все стихотворения Андрей Дмитриевич читал настолько проникновенно, прочувственно, что захватывало дух.
    Поэт не мог не оценить большой роли читателей для творчества:
    - Хочу сказать, что у меня очень много читателей. Вы мои любимые читатели, вы мои друзья. Мне приятно, что мои книги продолжают выходить, что их читают. Вы знаете, для писателя это самое важное.
    Андрей Дементьев постоянно вспоминал прошлое, ушедших друзей, не переставал признаваться в любви к тверским женщинам.
    Несмотря на порой грустный тон стихотворений, горечь воспоминаний, вечер оставил в душах присутствовавших только самые светлые и приятные чувства. Тверская филармония преподнесла поистине ценный подарок для всех поклонников поэзии Андрея Дмитриевича Дементьева.

Эльвира МАМЕДОВА
Фото Елены МУНИНОЙ




    Есть на окраине Твери роддом, где о родовых сертификатах (точнее – о правах, которые они предоставляют женщинам) не то чтобы слыхом не слыхивали, но… Подчас создается впечатление, что эскулапы, в этом почтенном заведении работающие, попросту игнорируют сей благой почин федерального центра. Хотя деньги по сертификатам получают регулярно и с удовольствием.

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

    Будущая мама при наличии сертификата имеет полное право самостоятельно выбрать роддом, однако бывают ситуации, когда это право в буквальном смысле сводится на нет. Допустим, если на поздних сроках беременности у женщины возникает угроза преждевременных родов, то ее госпитализируют в означенный роддом. Даже если угроза будет снята, перевестись в другое, более приличное учреждение, весьма сложно. Впрямую, конечно же, не откажут, но используют весь свой дар убеждения: у нас, мол, и аппаратуры, необходимой при вашем случае, нет, и специалистов соответствующих не имеется, а там - и приборы хитроумные, и доктора подкованные... Что ж, позиция понятна: ответственность в случае неблагоприятного исхода несоизмерима с копейками, которые получает роддом по сертификату. Иными словами, женщина становится заложницей ситуации, когда шаг в сторону попросту невозможен. А это, согласитесь, создает определенный соблазн для работников лечебного учреждения.

СТАРАЯ СКАЗКА НА НОВЫЙ ЛАД

    Чтобы рассмотреть проблему в комплексе, совершим экскурс в недалекое прошлое. Как обстояли дела года этак полтора назад? Зачастую бывало, что поступившей в роддом женщине аккуратненько, исподволь намекали: ну, как будем рожать? Бесплатно или как положено? Если кто-то думает, что речь шла об официальной оплате страховых родов через кассу, то он глубоко заблуждается. Нет, предлагалось рассчитаться «напрямую». Причем на качество оказываемых услуг это совершенно не влияло. Разве только хамили поменьше.
    И не стоило бы вести речь о событиях полуторалетней давности, если б не одно обстоятельство: решив проверить благотворное действие родовых сертификатов на столь любимый мною роддом, я поговорил с несколькими его пациентками. «Свеженькими», рожавшими уже по новой методе. Так вот: не изменилось ровным счетом ничего. Хотя нет: кое-что поменялось. Расценки повысились.

ПУТЕВКА НА ТОТ СВЕТ

    Про огрехи, непрофессионализм, а подчас и преступную халатность некоторых работников означенного учреждения особенно распространяться не буду: я, в конце концов, не эксперт. Приведу лишь один пример: состояние пациентки после кесарева сечения стало резко ухудшаться. Сильнейший жар свидетельствовал об инфицировании - чтобы это понять, не нужно быть доктором. Однако лечащий врач не предпринимал никаких действий. Только твердил, как заклинание: все, мол, хорошо, скоро поправитесь. А женщина тем временем постепенно угасала, и если б не жесткое вмешательство ее мужа, неизвестно, была бы она сейчас жива. А сколько молодых мам и младенцев умерло исключительно по причине халатности медперсонала? Такой статистикой я, к сожалению, не располагаю.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

    Однако хватит о грустном. Попытаемся дать будущим (и потенциальным) мамам несколько полезных советов. Первое: не «ведитесь», если вас просят дать деньги «на карман». Не забывайте, что бесплатную медицину у нас еще никто не отменял, и государство при наличии полиса обязательного медицинского страхования гарантирует вам необходимую помощь в полном объеме. Кстати, в случае, приведенном выше, в роддоме резко «нашлись» ВСЕ нужные медикаменты. Бесплатно.
    Помните также, что в лечебном учреждении есть главврач, который подчас имеет лишь самое общее представление о делах и делишках своих подчиненных, и он будет очень рад вдумчиво прочитать вашу письменную жалобу. Если же он прочтет ее не так вдумчиво, как вам хотелось бы, - имеются и городской департамент здравоохранения, и областной. Есть также милиция, прокуратура, суд… Короче говоря, управу на зарвавшихся эскулапов найти можно, было бы желание.
    И последнее. С одной стороны - родовые сертификаты призваны создать конкурентную среду в сфере родовспоможения. С другой - о какой конкуренции может идти речь, если в городе только один роддом специализируется на ранних родах и выхаживании недоношенных детей? Почему бы, исходя из поставленных задач, не оборудовать соответствующей аппаратурой и другие роддома? Тогда вопрос непрофессионализма, халатности и взяточничества будет закрыт раз и навсегда. В противном же случае все благие начинания таковыми и останутся, и хороший национальный проект окажется очередным воздушным (ах, пардон, бумажным) замком.

Алексей НИЛОВ




    С января 2006 года в рамках национального проекта «Здоровье нации» стартовала государственная программа «Родовые сертификаты», имеющая благородную и созидательную цель повышения рождаемости в России. Теперь, когда с начала действия проекта прошло более полугода, самое время узнать, что, собственно, изменилось? На вопросы о работе государственной программы отвечает заместитель главврача по медицинской части родильного дома №5 Лариса Соколова.
    - Лариса Алексеевна, скажите, произошли какие-нибудь перемены в работе вашего учреждения с появлением родовых сертификатов?
    - Да, конечно. Надо сказать, что ситуация с финансированием заметно улучшилась. Дело в том, что по родовому сертификату за каждую пациентку начисляются выплаты, как в женские консультации, так и в родильные дома. В роддом, который будущая мама выбирает сама, поступает 7 тысяч рублей.
    - Как распределяются эти средства?
    - Они расходуются на зарплату сотрудникам и на приобретение нового оборудования, лекарств, причем на закупку оборудования уходит 60% этих средств. За этот год мы приобрели довольно многое: это и бактерицидные облучатели, гематологические счетчики, стерилизаторы, светильники, медицинские шкафы, тонометры, и это еще далеко не весь список.
    - Что говорит статистика, повышается ли рождаемость? Больше ли стало пациенток именно в вашем роддоме?
    - Могу с уверенностью сказать, что количество родов заметно увеличилось. В 90-е годы в роддоме проходило около 800 родов в год, сегодня это количество увеличилось почти вдвое. Сейчас к нам приезжают рожать не только из Твери и Тверской области, но и из ближайших областей, в том числе и Московской.
    - Уточните, какие услуги будущая мама в соответствии с родовым сертификатом может получить бесплатно?
    - Все. Абсолютно все необходимые услуги должны предоставляться бесплатно.
    - Но все-таки есть какие-то услуги, которые ваше учреждение предоставляет на платной основе?
    - Оплачивается в нашем родильном доме только отдельная палата. Бывают случаи, когда родители выбирают платные роды. В этом случае они обращаются в страховые компании, платят 8 тысяч рублей, для некоторых это вообще не деньги, особенно для москвичей. Но и для пациенток, которые поступают к нам по сертификатам, созданы также хорошие условия. Малыши сразу же после рождения находятся с мамами, если, конечно, роды не проходили с осложнениями. Роды в присутствии отца теперь тоже бесплатны.
    - Есть ли отрицательные стороны действия новой программы?
    - Вообще, представление о работе этой программы мы можем получить только в конце года, когда будут подведены итоги. На сегодняшний день хотелось бы выразить сожаление, что повысилась зарплата только у медперсонала, но ведь в штате у нас есть и другие работники, которые обеспечивают условия для нормального функционирования учреждения, например, работники пищеблока, гардеробщики.
    О том, как распределяются денежные средства, предназначенные для выплаты зарплат между сотрудниками, рассказала заместитель главного врача по экономическим вопросам О.А. Забалуева:
    - В родильном доме разработано положение, в соответствии с которым выделяются три группы медперсонала учреждения: родовой блок, послеродовой и вспомогательный блоки, то есть те сотрудники, которые дежурят не каждый день. Работники каждой из этих групп получают определенную часть средств, поступающих в роддом по родовым сертификатам. В следующем году ожидается увеличение суммы выделяемых средств по родовому сертификату до 10 тысяч рублей, что не может нас не радовать.

Екатерина КУРТАНОВА




    Мне, увы, не довелось рожать с родовым сертификатом, но и первые, и вторые роды были так называемыми «сервисными». Так вот, особым сервисом ни в первый раз моего пребывания в роддоме, ни во второй и не пахло. Хотя ради справедливости надо заметить, что все-таки в 1999 году, когда я стала мамой в первый раз, с сервисом все-таки было получше. Как-никак нас, платных рожениц, было на тот момент всего двое. Соответственно, на весь послеродовой блок были две одноместные сервисные палаты, где, как было оговорено, стояли холодильник, телевизор, и что уж было особым ноу-хау для тогдашних российских роддомов - рядом с кроватью свежеиспеченной мамы находилась детская кроватка. Мы могли, в отличие от других рожениц, выбирать сами: оставлять малыша вместе с собой в палате или отдать в общую детскую.
    Еще одним плюсом сервисных родов было наличие бесплатных лекарств. Ну а для меня самым главным преимуществом на тот момент было то, что мой муж мог в любой момент прийти в палату и сразу после рождения ребенка взял его на руки.
    Что изменилось через 6 лет? Рожала я в том же роддоме, роды опять-таки были платными все по той же причине, чтобы муж был рядом. На самом деле все в мире меняется, но видеоряд, ставший уже классикой, остается неизменным: свежеиспеченные папаши, скачущие под окнами роддома в тщетной надежде разглядеть наследников, и молодые мамаши, суетящиеся за стеклом, одновременно пытающиеся втянуть на веревке домашний харч и продемонстрировать ребенка. Это положение вещей очень напрягает уже не одно поколение счастливых родителей. Ну а если учесть, что принять передачку для родивших и рожающих могут лишь, как правило, в удивительное время с 15.00 до 17.00, то все становится еще интересней.
    Вообще, пообщавшись с некоторыми коллегами, ставшими не так давно папами, я сделала вывод, что факт затрудненного допуска в роддом для них весьма обиден и непонятен. Папы недоумевают, почему их не пускают к жене и наследнику. Один из коллег поведал, как он пытался прорваться в палату к жене и с ужасом увидел на стенах грибок и плесень, в углах - паутину, но его почему-то попытались уверить, что разносчик заразы здесь один - он сам.
    Но это все лирическое отступление. Итак, что же все-таки изменилось за 6 лет? Сервисные роды уже стоили не 1,5 тысячи, а 8, но условия пребывания ухудшились в несколько раз. Нет, холодильник и телевизор в палате остались, но на весь этаж работал (если это можно так назвать) один душ и, пардон, функционировал один унитаз. Еще одна туалетная комната, работавшая когда-то в 1999 году, была надежно закрыта, на двери красовалась сакраментальная табличка: «Только для обслуживающего персонала» (?!) Ну и самое главное, что изменилось за эти годы, - отношение медицинского персонала. Все вокруг просто дышало полнейшим пофигизмом и равнодушием.
    После родов еще не прошло и часа, как в палату (сервисную, между прочим), где мы с мужем умилялись над только что появившимся на свет чудом, чуть ли не с ноги распахнулась дверь, и ввалившиеся медсестры буквально заорали: «Так, побыстрей вставайте, несите ребенка на пеленальный столик и раздевайте». Я, конечно, несколько опешила, во-первых, я была еще просто не в состоянии встать, а во-вторых, не понимала, почему я должна куда-то тащить кроху и раздевать, когда малышка мирно спала. Садизм какой-то…
    Однако «девушка в белом» отработанным движением выхватила ребенка из кроватки и стала, как пирожок, его перекидывать туда-сюда по пеленальному столику. Мы с мужем просто задохнулись от ужаса - только что мы, не дыша, любовались крошкой, и тут такая… реальность. Только не надо думать, что я такая сумасшедшая мамаша и не понимаю, что все эти медицинские манипуляции проводятся, в конечном счете, для блага моего ребенка. Конечно, это для нас свершилось чудо, а для обслуживающего персонала это обычные будни, но ведь ЧЕЛОВЕК РОДИЛСЯ! И как можно относиться к нему, как к куску мяса.
    Кстати, шесть лет назад медсестры были очень внимательны и предупредительны, рассказывали о грудном вскармливании, учили, как правильно кормить ребенка и что делать, чтобы не пропало молоко. Детские сестры постоянно заходили в палаты, учили пеленать малышей и помогали в первые самые трудные часы.
    Пока я находилась в роддоме во время рождения второго ребенка, в палату из медиков не заглядывал практически никто, не считая утреннего обхода. К счастью, мне не довелось услышать слов от обслуживающего персонала: «Что, суки, заплатили, думаете теперь все можно?», как моей подруге, рожавшей в этом же роддоме, но чувства, близкие к подобным высказываниям, читались в глазах обслуги. Не знаю, как распределялись деньги за сервисные роды, но, видимо, они получали или слишком мало, или вообще ничего.
    Что ж, хочется надеяться, что с введением родовых сертификатов ситуация кардинально изменится, и молодым мамам будут созданы нормальные условия, хотя самое главное - человеческое отношение к тебе и к твоему ребенку - не зависит от введения родовых сертификатов. Ведь люди остались прежними. И если врач - настоящий врач, сопереживающий и жертвующий, как и предполагает эта благороднейшая и сложнейшая профессия, то никакая плата за роды, никакие сертификаты не способны изменить его отношения к своей работе, и каждого появившегося на свет кроху они воспринимают как чудо.
Елена ДАНИЛЕВСКАЯ



Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru