Архив номеров


Юрий Краснов - наездник и политик     Как мы уже вам, дорогие читатели, напоминали в этом году еженедельнику «Караван+Я» исполняется 10 лет. В связи с этим мы решили вспомнить лучшие публикации прошлых лет и предоставить слово тем, кто был с нами это десятилетие. Это отцы-основатели «Каравана», его авторы и, безусловно, персонажи.
    Многие годы на страницах «Каравана» появляется заместитель губернатора Тверской области Юрий КРАСНОВ. Появляется в разных ипостасях: и как практически первое лицо губернии (при губернаторе Платове Юрий Краснов фактически руководил регионом), и как герой светских хроник, спортсмен-конник, завсегдатай берегов Селигера, рыбак и охотник. Сегодня Юрий Михайлович вспоминает о сложной истории своих взаимоотношений с нашей газетой.
    - Как вы в первый раз увидели газету «Караван»?
    - Сказать все, как было на самом деле? В первый раз я прочитал «Караван» году в 1997-м, когда мне показали возмутительную карикатуру на меня на первой страничке газеты. Там было изображено, как мужики - губернатор Владимир Платов, я, Сергей Польщиков (в те времена - заместитель губернатора) и мэр Твери Белоусов - в телогрейке шли ловить рыбу «на кузнечика» (Борис Кузнечик, ныне - советник губернатора Тверской области, тогда - руководитель областного УВД. - Прим. ред.).
    Я очень разозлился и позвонил в ФСБ: что это за газета, которая себе такое позволяет, и кто ее вообще читает? Мне сказали, что теперь это самая популярная и читаемая газета области. К моему сожалению, стало ясно, что карикатуру увидят многие.
    - У вас больше не было конфликтов с нашей газетой? Как вы сейчас относитесь к этому эпизоду?
    - Сегодня я считаю, что каждый политик должен быть доволен, когда о нем упоминают в «Караване», пусть даже не всегда положительно. Это показатель его популярности и значимости в обществе.
    Хотя я не во всем с вами согласен. В частности, я не согласен с тем, что в рубрике «Слухи» лишь один слух неправда. Бывает у вас по-разному. А последнее большое противоречие у меня с вами было тогда, когда я попросил вашего главного редактора Геннадия Климова не ставить в газету мою фотографию в раздетом виде, а он, негодяй такой, поставил, да еще на первую полосу!
    - Что вы пожелаете «Каравану» накануне его 10-летия?
    - Стабильности! Это сейчас самая ценная вещь в нашем обществе. Мне очень нравится ваш коллектив, ваш главный редактор, сам дух вашей газеты, и я хочу, чтобы у вас все перемены были только к лучшему.



    Как известно, среди проблем послевоенного урегулирования процессы над главными военными преступниками побежденных стран занимали особое место. Трибунал на Нюрн-бергском процессе приговорил 12 обвиняемых к смертной казни, а остальных - к длительным срокам тюремного заключения. Это стало символом осуждения фашизма и очищения мира от его скверны. В первые послевоенные годы в Германии прошли около 2 млн. процессов над нацистскими преступниками. Цифра впечатляющая.
    Тем не менее ни для кого не секрет, что многие военные преступники избежали наказания. В западных зонах оккупационные власти закрывали глаза на их нацистское прошлое и использовали в качестве администраторов. Немало военных преступников укрылось в странах Латинской Америки. А некоторые последние сведения позволяют предполагать, что их прибежищем стала не только Америка.
    Пожалуй, самой загадочной фигурой нацистской верхушки является Борман. Всю его жизнь, начиная с даты и места рождения, официальная немецкая пропаганда 30-х годов исказила до неузнаваемости. Достаточно сказать, что только в 1986 году известному историку г-ну Лангену удалось доказать, что Борман, вопреки официальным сведениям, на самом деле родился 25 августа 1897 года в семье разнорабочего из Штутгарта. В результате утраты архивных данных до сих пор доподлинно неизвестно, как складывалась карьера главного партийца фашистской Германии. Как неизвестны и обстоятельства его исчезновения накануне окончания Второй мировой войны.
    Существует версия, по которой Борман скрылся от возмездия в конце апреля 1945 года на специально подготовленной подводной лодке и долгое время тайно проживал в Парагвае, куда предварительно переправил значительную часть золотого партийного запаса. Эта версия подкрепляется разного рода доказательствами. Однако при детальном изучении многие из этих доказательств оказываются на самом деле фальсифицированными. Так, утверждают, что подводная лодка приняла на борт партийного босса 30 апреля 1945 года (день самоубийства Гитлера) в районе Колберга. Но мог ли Борман оказаться там 30 апреля? Стенографический отчет, попавший в руки союзников, неопровержимо свидетельствует, что по крайней мере до 23 час. 15 мин. 29 апреля Борман находился в Берлине. А в рапорте командира звена английского ВВС А. Перри указывается, что секретный аэродром в районе Колберга был уничтожен авиаударом утром 30 апреля. Каким же образом Борман мог в столь короткий срок добраться из горящего Берлина до Колберга, если учесть, что все дороги туда давно были перекрыты? В этой версии немало и других нестыковок.
    А теперь попробуем взглянуть на те далекие события глазами иных документов.
    2 мая 1945 года в личном и строго секретном послании британский премьер-министр писал Сталину:
    «…адмирал Арчил просил меня поблагодарить Вас за предоставленную возможность изучения образца акустической немецкой торпеды Т-5, захваченной вашими войсками...». Далее Черчилль высказывает ряд предложений по организации взаимодействия оккупационного правительства в Германии и наконец пишет: «1 мая с аэродрома близ Магдебурга стартовал самолет, в котором, по сведениям нашей разведки, находился военный преступник Борман. Наши попытки задержать его не увенчались успехом. Самолет взял курс на восток…».
    В ответе Сталин пишет, что ему ничего не известно об этом самолете. Между тем сохранилась любопытная телефонограмма И.Т. Пересыпкина (наркома связи) в Ставку, датированная 1 мая 1945 г.: «…на запрос сообщаю, что в соответствии с приказом с 00 час. 1 мая 1945 г. введена радиоблокада Магдебурга. Для связи объекта с землей выделены особые каналы». (Ф. Стринберг. «Вторая мировая война как геополитическая веха»). Эта телефонограмма неопровержимо доказывает, что Сталин своим ответом вводил Черчилля в заблуждение. Зачем?
    Война заканчивалась, и между союзниками неизбежно должны были возникнуть принципиальные противоречия политического характера, которые в итоге и привели к холодной войне. У советского руководства были свои планы послевоенного обустройства планеты, и оно не спешило делиться секретами с западными государствами. Видимо, в эти планы входило и использование некоторых лидеров третьего рейха.
    Пока не обнародовано никаких прямых доказательств того, что по окончании войны Борман оказался в Советском Союзе. Но есть доказательства косвенные.
    В 1995 году в Москве скончался бывший полковник госбезопасности Иван Семенович Митрофанов. В последние свои годы он вел уединенный образ жизни: практически постоянно проживал на даче в Немчиновке, где вел дневниковые записи. После смерти полковника эти записи оказались у его дочери Елены Ивановны Туровой. Часть из них она передала в специальную комиссию по делам армии и флота при правительстве РФ. Некоторые данные, которые приводит в своих записях полковник Митрофанов, поистине сенсационны.
    «26 сентября 1947 года, - пишет Иван Семенович, - я был переведен в Завидово Калининской области на охрану правительственных объектов. Мне было поручено организовать охрану периметра объекта №2 и передано три взвода спецчастей. Кто находится на объекте, мне было не положено знать. Охрана периметра была организована в кратчайшие сроки…
    …10 января на объект прибыл Сам. Предварительно о его приезде сообщено не было. Узнали лишь за десять минут до прибытия, но все обошлось. Автомобиль, не остановившись на КПП, проследовал на «двойку»…
    …6 июля 1948 года на объект прибыли два автомобиля с руководителями правительства. Отдельно прибыла «Ч», которую тоже было приказано пропустить. Кто в ней находился, не проинформировали…
    …Хозяин «двойки» два раза в месяц покидает объект в сопровождении усиленной охраны. Кто находится в автомобиле, установить практически невозможно. Шторы всегда плотно занавешены, а у внутренней охраны не спросишь…Не мое дело размышлять, знаю только, что положено…
    … Дали краткосрочный отпуск, ходил на рыбалку с капитаном Скунцевичем. Между прочим выпили, Скунцевич ошеломил меня. Сказал, что хозяин «двойки» не кто иной, как нацистский преступник Борман. Скунцевич утверждал, что Борман находится на даче из стратегических интересов правительства…
    …Похоже, Скунцевич прав. Разговаривал с К., тот сказал мне, что на «двойке», действительно, живет Борман. К. утверждает, что ему точно известно, что до этого Борман находился в Раздорах, а с октября 1947 года - в Завидове. Невероятно!..
    …30 сентября 1949 г. на «двойку» приезжал Сам. Опять без предварительного предупреждения. Пробыл в «двойке» три часа пятнадцать минут…
    …Следил за уборкой снега на территории объекта. Случайно встретился на тропинке у «двойки» с ее хозяином в сопровождении двух внутренников. Это был Борман. Ничего хорошего от этой встречи не жду. И дернуло же меня там оказаться в неподходящее время…».
    Да, время и в самом деле было неподходящее. Но Митрофанову повезло. Он не исчез, как многие другие, узнавшие то, что не должны были знать, но вскоре его перевели на новое место службы в Куйбышев. После трех лет службы там Митрофанов оказался в Москве. Там он служил в подразделении кремлевской охраны до самого выхода на пенсию в 1964 году.
    Можно предположить, что записи Митрофанова - плод его больного воображения. Но такие люди не служили в кремлевской охране и не дослуживались до звания полковника. Да и в психическом здоровье Черчилля сомневаться не приходится. А ведь в своем послании к Сталину он практически утверждал, что Борман переправлен в СССР и хотел получить от нашей стороны разъяснения.
    Существуют и другие свидетельства (сейчас они проходят перепроверку, и публикация их пока преждевременна) того, что в конце войны Борман был переправлен в СССР и жил в полной внешней изоляции на одной из секретных правительственных дач в Завидове.
    В каких целях и как наше правительство использовало Бормана, остается только предполагать.
    Вряд ли стоит сомневаться в том, что он не дожил до наших дней. Следовательно, останки одного из лидеров третьего рейха, Мартина Бормана скоре всего нашли свой последний приют в Тверской земле.

Андрей СИДОРОВ, историк,
«Караван» №1/1996


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru