Архив номеров


    В переводе с языка законодательного - это закрепление определенной территории за той или иной организацией или частным предпринимателем с целью пользования животным миром. Вторая функция - это распределение лицензий непосредственно на добычу объектов животного мира. Но не на всякого зверя. Дело в том, что, как известно, все функции в нашем государстве делятся на федеральные и субъекта Федерации. Таким образом, наши функции как субъекта - это охранять, тратить деньги, подписывать соглашения с охотопользователями и тоже, как ни странно, выдавать лицензии, но только на те виды животных, которые «остаются» после министерства.
    Пройдя территориальное управление и департамент управления природными ресурсами, структура идет вниз: районные объединения охотников и рыболовов - общественные объединения, такие, например, как «Тверской охотничий клуб», другие общества, которые сегодня существуют в нескольких видах.
    В соответствии с концепцией охотопользования, которая находится в завершающей стадии обсуждения, эти общества делятся на три большие категории. Первая самая весомая - районные общества охотников и рыболовов, это самая большая часть по территории и по численности, но, к сожалению, самая бедная часть, которая в основном осуществляет только социальные функции. После этого идут коммерческие и полукоммерческие организации.
    У полукоммерческих охотничьих угодий гораздо меньше - от 6 тысяч гектар. Это так называемые корпоративные охотхозяйства, то есть хозяйства, обслуживающие интересы узкого круга людей. Это могут быть сотрудники, допустим, американской компании, которые приезжают сюда раз в год поохотиться, это могут быть четыре-пять частных лиц. Но они, к сожалению, с точки зрения экономики, тоже приносят мало пользы областному бюджету. Правда, в их угодьях всегда идеальный порядок, они вовремя проводят все биотехнические мероприятия (к слову, у нас за последние два года наблюдается устойчивая тенденция увеличения поголовья диких животных).
    И, наконец, третий, пока еще слабенький вид - коммерческие охотопользователи, это те, которые в охоту пришли, как в бизнес. С точки зрения областной экономики, это самая интересная группа предпринимателей, которых мы поддерживаем и будем поддерживать.
    - Каким образом распределяются охотничьи угодья? Ведь не может же некий бизнесмен захватить приглянувшуюся поляну и заявить, что именно здесь он отныне будет охотиться?
    - Прежде всего, это никакой собственности. Это исключительно право охотничьей организации, во-первых, выполнять биотехнические мероприятия на закрепленной за ними территории, а во-вторых, производить «изъятие объектов животного мира из среды их обитания», но не просто так, а в соответствии с выдаваемыми разовыми лицензиями. На сегодняшний день на территории Тверской области существуют 137 охотхозяйств, 104 охотопользователя, 17 вольерных хозяйств и официально зарегистрированы более 35 тысяч охотников, 32 районных общества охотников и рыболовов. На сегодняшний день юридическим лицам предоставлено 87 процентов территорий. Кроме того, есть у нас и угодья общего пользования. Это вотчина областной администрации, куда мы должны вкладывать деньги, проводить биотехнические мероприятия, кормить, поить, охранять и так далее. Заповедники федерального значения занимают три процента.
    Как проходит закрепление территорий? Приходит некое общество в Тверскую область и говорит: хочу охотхозяйство. Предоставлять его можно только из угодий общего пользования. Человек, организация осматривает предлагаемую территорию, заказывает технико-экономическое обоснование, биологическое обследование, готовит пакет документов и подает их в виде заявки на право закрепления охотничьего хозяйства. Заявка рассматривается в областной администрации, затем передается в теруправление Россельхознадзора по Тверской области, общественная комиссия принимает окончательные рекомендации по закреплению данной территории и на этом этапе дается публикация в прессе. В свою очередь все землепользователи также оповещаются о том, что участок их территории будет закреплен за той или иной охотничьей организацией. После этого, если в течение месяца больше не поступит ни одной дополнительной заявки, заявитель получает территорию без конкурса. Если поступает еще хотя бы одна заявка, устраивается конкурс. Скоро, впервые за два года, мы первый такой конкурс проведем.
    Но это я рассказал, как должно быть. Но в реальности все происходит немножко по-другому. У нас очень много охотников, которые просто договариваются с районными обществами охотников и рыболовов. Как правило, у такого общества нет денег, а проводить достаточно затратные биотехнические мероприятия, кормить животных надо. Поэтому они незаконно пускают на часть своей территории какую-нибудь коммерческую фирму, заключают непонятные соглашения. Мы об этом даже не знаем. Соответственно эта фирма оплачивает им сбоку, слева, справа работы, услуги, транспорт. Но на эту территорию районные общества уже не заходят. Понятно, что на подобных «схемах совместных действий» некие частные лица получают неплохие доходы. Время от времени коммерсантам такое положение дел надоедает (допустим, председатель общества оказывается слишком жадным), тогда собирается собрание, бизнесмен просит «отрезать» ему от территории и, конечно, небезвозмездно. Опять же, как правило, все со всеми договариваются. После того как общество отказывается от определенной части своей территории, областная администрация обязана перевести данную территорию в угодья общего пользования. Вот тогда уже мы получаем заявку, и начинается та процедура, о которой я говорил в начале. Как правило, территория закрепляется на 49 лет. Потом бизнесмены, конечно же, стараются выкупить часть земли в собственность, строят там охотничьи домики, гостиницы. У нас есть прекраснейшие охотхозяйства, настолько великолепные, что Западу и не снилось. Но это опять же корпоративные охотхозяйства, коммерческих таких мало.
    - Как проводится распределение лицензий?
    - Все получившие лицензии охотхозяйства имеют равные обязанности, а именно: кормить, ухаживать, содержать. Соответственно охотхозяйства должны получать определенное количество лицензий по принципу, чем больше вложил, тем больше получил. Существует некий принцип, который идет сверху из Москвы, по которому считается поголовье животных и спускается некая квота по добычи, как правило, это около 10 процентов от имеющейся численности животных.
    Что бы хотелось нам сделать по данному вопросу? Во-первых, считаю, что должна быть абсолютно прозрачная и понятная процедура выдачи разовых лицензий на изъятие объектов животного мира из среды их обитания. Охотников обычно интересуют две вещи: чтобы охота вовремя началась и чтобы они получили к этому моменту достаточное количество разовых лицензий. Но вот уже второй год подряд с этими самыми лицензиями, спускаемыми из Москвы, идут перебои и задержки. Прежде всего страдают коммерческие общества. Бизнес есть бизнес. Вкладываются определенные деньги, все готовится, люди приезжают и не могут добыть зверя, потому что нет разовых лицензий.
    Именно поэтому мы считаем, что процедура выдачи лицензий должна быть гласной и открытой. Таким образом должно распределяться до 70 процентов лицензий с учетом мнения общественности - «Тверского охотничьего клуба» - по четким нормативам, по четким критериям. 20 процентов, я считаю, мы должны продавать с открытого аукциона, чтобы реально представлять стоимость этих лицензий. Мы же всего получаем от охоты в год в виде платы за изъятие объектов животного мира чуть более 2 миллионов рублей. И это по всей области! Могли бы получать в сотни раз больше. Не с охотников, я против того, чтобы обирать охотников, а если наладить коммерческую составляющую. Вся Москва ездит к нам охотиться, только платит непонятно как и платит мало. А почему мало? Потому что сервис не налажен. Но если это поставить на нормальную бизнес-основу, это будут очень большие деньги. В США, например, вся охотничья отрасль, включая продажу амуниции, оружия и так далее, во внутреннем валом продукте занимает более двух процентов. Это же миллиарды долларов!
    - И еще вопрос: если все угодья общего пользования отдать коммерции или корпоративным охотхозяйствам, то что останется делать бедным охотничьим обществам?
    - Платить за право поохотиться можно не только деньгами, но и работой: егерями, по расчистке угодий, проводниками и так далее. Я надеюсь, что в охотничьей отрасли это может стать хорошим бизнесом. По крайней мере, надо учиться превращать все в бизнес.

Беседовала Марина ГАВРИШЕНКО



Николай Кулешов уже по уши в козлятнике     Тверская область скоро будет утопать в козлятнике. Между прочим, козлятник - это растение такое, а не то, что вы подумали. Площади посева этой культуры будут множиться год от года. Возможно, что спустя десять-пятнадцать лет большинство сельскохозяйственных земель нашего региона будет покрыто густыми зелеными зарослями козлятника, который станет основной пищей для несметных стад тучных коров, а также коз, овец и прочей одомашненной живности, поедающей траву.

    Все это не фантазии, а вполне реальная перспектива нашего региона, если, конечно, люди, отвечающие за сельское хозяйство и общее экономическое благополучие нашего региона, прислушаются к мнению специалистов.
    Разработчиком технологии выращивания козлятника является Николай Иванович Кулешов. Сейчас он работает в хорошо известной компании «КСК», которая обустраивает всю зону вокруг озера Селигер и добивается того, чтобы эта зона получила статус особой экономической туристко-рекреационной зоны. В компании «КСК» Николай Кулешов отвечает за вопросы кормопроизводства в сельскохозяйственной сфере. Уже одно прошлое место работы этого выдающегося агронома удивляет: ранее он был директором Всесоюзного научно-исследовательского института дождевого червя. Поэтому о видах почв, об их подкормке, о специальном удобрении гумусе, которое вырабатывает дождевой червь, и, естественно, о выращиваемых растениях на этой почве Николай Кулешов знает очень и очень многое. Но вернемся к герою нашего повествования, козлятнику.
    Козлятник, по утверждению современных агрономов, является отличной кормовой культурой для животных, которую можно выращивать в нашей полосе. Тверская область все же находится в зоне рискованного земледелия: если сеять здесь зерновые культуры - рожь, пшеницу и овес, то урожай в лучшем случае будет в три разе больше, чем посеяли. Причем выращенное зерно годится лишь на корм для животных. То же самое можно сказать о картофеле и других культурах: их выращивание не всегда рентабельно. Чтобы получить урожай, сельскохозяйственная техника несколько раз должна пройти по одному и тому же полю: сначала вспахать, потом посеять, внести удобрения, убрать, потом подготовить почву для следующего посева. В общем, количество затраченного горючего, а также трудовых и технических ресурсов делает каждый центнер урожая на нашей земле поистине золотым. А нам жизненно необходимо выращивать много недорогого корма для скота. Только тогда наше мясомолочное сельское хозяйство будет успешным и конкурентоспособным.
    Выращивание козлятника сулит нашему региону успех. Его нужно один раз посеять и потом в течение двадцати пяти лет можно косить на этом поле сено, которое является прекрасным кормом для животных. Самое главное даже не в том, что козлятник - многолетнее растение. Главное, что год от года он увеличивает свою урожайность. В цифровом выражении урожайность козлятника может удивить любого жителя тверской деревни, а для городских жителей придется объяснить: в советские времена за урожайность кормовых в 6 тонн сена с одного гектара агрономам присваивали звание Героя Социалистического Труда. Так вот урожайность козлятника, который выращивает Николай Кулешов, составляет 12,5 тонны сена с гектара. Наш агроном в те времена как минимум заслужил бы звание дважды Героя Соцтруда и возведение бюста на малой родине.
    Козлятник называют культурой двадцать первого века, технологию его выращивания многие не знают. Патент на это ноу-хау имеет Николай Кулешов, который занимается растением с 1981 года. По его словам, козлятник любит легкие почвы с внесенным комплексом микроэлементов, в принципе, земли в Осташковском и близлежащих районах для выращивания этого растения благоприятны. В первый год это растение кажется неказистым, но через два-три года оно настолько цепко расползается по засеянной территории, что плотность стеблей к моменту полного созревания составляет 900 штук на один квадратный метр. С такой густой растительностью справляется далеко не каждый уборочный комбайн, даже немецкие кормоуборочные машины иной раз застревают в плотной массе козлятника. Тем не менее затраты на уборку одного гектара составляют всего 120 рублей. А на следующий год его не надо сеять снова, а останется лишь убрать, и урожайность будет выше предыдущей. Процесс сбора урожая можно продолжать из года в год на протяжении 25 лет, посеяв эту культуру всего один раз. По секрету Николай Кулешов признался, что видел делянку козлятника, растущего с 1940 года. Но так как он занимается этим растением всего четверть века, то и отвечает лишь за свои результаты.
    Кроме того, козлятник является энергетически ценным растением: если из него производить прессованные гранулы, то их калорийности достаточно для того, чтобы производить газ, который, в свою очередь, станет горючим для отопления домов. Урожая козлятника с одного гектара хватает для того, чтобы в течение осенне-зимнего периода отапливать два двухквартирных дома. Следует добавить к этому то, что козлятник увеличивает молокоотдачу у коров (при кормлении козлятником самая средняя буренка начинает давать по пять тысяч литров молока), к тому же он улучшает плодородие почвы (после его выращивания почва становится как после внесения навоза). Ко всему этому можно добавить, что он выводит из почвы радионуклиды, и в результате понятно, почему этой культурой так заинтересовались агрономы разных стран. В первую очередь информацию о козлятнике запросили специалисты из Арабских Эмиратов, потом проявляли настойчивость греки, словаки, китайцы, аргентинцы. На нынешней неделе руководитель СПК «Тверские зори» Николай Косяк и Николай Кулешов уехали в Белоруссию по приглашению министра сельского хозяйства этой страны. И только представители традиционного сельского хозяйства Тверской области пока еще не знают о преимуществах этой культуры.
    Компания «КСК» посеяла 483 гектара козлятника, а в будущем году посевы козлятника в зоне Селигера составят уже 3 тысячи гектаров. Урожаи с этих полей будут кормить молочное стадо всех хозяйств в соседних районах. А для пропаганды этой культуры в конце августа состоится научный семинар, который проведет СПК «Тверские зори». На это значимое для работников сельского хозяйства событие приедут многочисленные гости, в том числе из-за рубежа. Хотелось бы, чтобы тверские агрономы и руководители сельхозпредприятий проявили интерес к этой культуре. Тем более что на неофициальном гербе Твери изображен козел. Как тут не отдать должное козлятнику?!

Борис АНТРОПЬЕВ


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru