Архив номеров


    Начальник УФСИН России по Тверской области Александр Савихин, несмотря на солидную и серьезную должность, согласился приоткрыть завесу своей личной жизни. Он весьма откровенно рассказывал о своих увлечениях, по-настоящему мужских: охоте, бане… и Достоевском. Кроме того, Александр Михайлович недурно разбирается в лирике Есенина: знает наизусть около сотни стихотворений.

    8 августа Александр Савихин отпраздновал свой 55-летний юбилей. Поздравить “гражданина начальника” собрались почти 100 человек. Как всегда, из Вышнего Волочка приехала первая учительница. О том, как живет начальник всех колоний Тверской области, мы ведем сегодня наш разговор.

    – Александр Михайлович, во сколько начинается ваш день?
    – Всегда в 6.30 утра. Могу встать даже без будильника. Срабатывает какой-то внутренний маятник. Во сколько надо, во столько и встанешь. В 5 так в 5. В 8.30 у меня уже совещание.
    – Знаем, что вы с отличием окончили Рязанскую высшую школу МВД СССР. Самое яркое впечатление студенчества?
    – (Смеется.) Женился. С Верой мы познакомились на танцах. Как и всякий молодой человек того времени любил ходить на танцы. В то время я был молодой, крепкий, самбо занимался.
    – Дрались часто?
    – Дрался я пацаном, в Вышнем Волочке.
    – Как вы начали работать?
    – Начинал начальником оперативного отдела в 6-й колонии строгого режима в Бежецке. По роду деятельности должен был знать жизнь всех заключенных. Думаю, человек 500-600 так знал. Я их помню наизусть. Их связи, увлечения, чего от них можно ждать.
    – А чего от них можно ждать?
    – Преступлений!
    – Вы верующий человек?
    – А как же! Меня крестили сразу же после рождения. У нас так было принято. Я был поздним ребенком. Сестра старше меня на 14 лет. Брат на 13. А я поскребыш.
    – Посты соблюдаете?
    – Обязательно. Правда, в силу специфики моей работы бывает так, что я присутствую на всевозможных встречах, различных мероприятиях, где приходится иногда и вина выпить. Я в таких случаях всегда спрашиваю разрешения у владыки Виктора. Он мне разрешает.

С губернатором ОХОТА НА ОХОТУ
    – К охоте я пристрастился в 3–й колонии в Лыкошине. Места там дивные и чудные. На глухаря – самая поэтичная охота. Хоть в мире считается, что это самая трудная и тяжелая разновидность охоты. Представьте: глухая ночь, примерно в два часа ночи ты уже должен быть в районе тока. А до него нужно идти километров 5-6 по компасу. Пришел, сел, отдышался. И пошел по току: слушаешь, где начинает щелкать. Если опоздаешь, глухарь уже запоет.
    – А как он поет?
    – Его пение состоит из двух колен. (Начинает изображать – между прочим, очень похоже – песню глухаря. – Прим. авт.) Пока он второе колено поет – к нему можно смело идти. В этот момент у птицы кровь приливает к ушам, он начинает глохнуть – скрипит, свистит. Сделал три шага. Остановился. Он ведь тебя тоже слушает: если ничего не заподозрит – начинает заново петь. Идешь к глухарю и думаешь: не дай бог промахнешься или “подшумишь”! Когда стреляешь, он падает – подходишь к нему, связываешь ноги. Бывает, что глухарь, “крепкий ногой”, может вскочить и убежать. Были такие случаи. Связал, значит, его, садишься и смотришь: а вокруг рассвет. Весна! Свежий воздух. Журавли летят.
    – Потом сами глухаря готовите?
    – (Смеется.) Нет! А жена на что? Она у меня очень вкусно готовит. Есть вообще много рецептов, расскажу один самый популярный. Глухарь же хвоей питается, поэтому, чтобы мясо не было горьким, нужно, чтобы он недельку полежал в холодильнике. Потом надо часов 7-8 вымочить его в молоке, чтобы он отмяк. Затем режешь его на 7-8 крупных кусков. А потом можно приступать к жарке: жарить его лучше всего в сметане с салом. Это дает непревзойденный аромат и привкус.
    – Говорят, у вас всех собак звали Султаном. Сейчас есть пес?
    – Нет. Когда меня перевели в Тверь, квартиры еще не было. Куда собаку забирать? Оставил ее в Лыкошине. Султана надо было отдавать в надежные руки: нашел человека, который тоже занимался охотой. Сам отдавать не мог, тяжело. Отдала жена за чисто символическую плату. Ругала меня потом. Тяжко отдавать друга. Как-то я приезжаю на охоту, а Султан ко мне бежит, прыгает на меня, облизывает. Видно, что у него тоже раздвоение чувств: к кому идти – к новому хозяину или ко мне?! Жмется к ногам. То на него, то на меня смотрит. Больше туда я на охоту не ездил. Понял, что так предавать собак нельзя. Поэтому никого не завожу больше.
    – На кого вы еще охотитесь?
    – Если охота на глухарей – это самая тяжелая и романтическая охота, то на зайца – самая интересная. Дело не в зайце: что там в нем – 4 кг! Но как гонит его собака – она же поет. Представьте: хорошая собака, с хорошим голосом (изображает “пение” собаки – Прим. авт.), чем тоньше и писклявее у собаки голос, тем интереснее она его гонит, особенно по чернотропу. Ты должен встать, выбрать лаз – место, где пробежит заяц, чтобы ты его, как говорят охотники, “добыл”. Надо уметь ориентироваться по голосу собаки и по местности: заяц не бежит по чистому полю. Ты, как правило, уже знаешь его маршрут.
    Хотя у нас был такой заяц, мы звали его “профессор”, наверное, умер своей смертью. Никак мы его добыть не могли. Он вел себя не как заяц. Когда собака гонит зайца, он делает правильный круг, пробегает мимо того места, откуда она его подняла. Этим пользуются охотники, они стоят неподалеку, чтобы перехватить зайца. А “профессор” лежал всегда у дороги, собака его поднимает, он километров семь летит до одного болота, на нем кругов пять сделает – и в следующее болото. Так за ним можно целый день бегать. Зная его скверный характер и вредные привычки, мы – собаку на поводок и проходим мимо. Отпускать собаку в лес – зачем? Еще волки съедят. Помню, как-то приезжаем к егерю, а он сидит и плачет: “Собаку потерял!” К вечеру мы нашли то, что от нее осталось – хвост, уши и нос.
    Я еще охотился на лосей в Максатихинском районе. Считаю, что на лосей – это уже не охота. Там, где я охочусь сейчас, все автоматизировано, и задача егеря – не выгнать лося, а отогнать (!), чтобы из 10-12 лосей к охотникам вышел только один. Там “Бураны”, “Ямахи”, даже на саночках тебя привезут, чтобы ты “встал на номер”. Егеря на нартах едут и лося на тебя гонят. 15 минут – вся охота. Безобразие. Раньше все у нас было по-другому. Очень интересная охота на рябчиков – подманивать их. Свистишь (изображает свист рябчиков. – Прим. авт.), и они прямо к тебе и летят. Идешь по тропинке в лесу в конце августа и попискиваешь. У них, кстати, самое вкусное мясо. На утку я не езжу – это барская охота. Считаю, это не охота, а убийство. Как с лосем.
    – Говорят, ружье и то, раз в год само стреляет…
    – Стреляет. У меня, слава Богу, такого не было. Но знаю, у кого были с этим неприятности.
    – Какое у вас ружье?
    – У меня карабин Brauning europium. У карабина баллистический стабилизатор стрельбы. Пуля точно идет. На 100 м отклонение 17 мм. Друзья-охотники подарили мне на день рождения. Таких всего сто в России. Когда-то киллеры признали этот карабин самым хорошим точным оружием: его запретили ввозить в нашу страну, очень большая убойная сила.
    – Как проводите выходные?
    – Я живу в частном доме. В субботу у нас обязательно баня – так уже много лет. Сначала ее часа три топишь. Когда не было своей бани, ходили париться на Коминтерна, всегда к 10 утра – у нас команда подобралась хорошая. Три бригады. Было даже четко расписано, у кого какое сиденье в парной, и его никто не занимал.
    – Как надо правильно париться?
    – Зайдешь, погрееешься, так, чтобы тело накалилось. Мы ходили в русскую баню, где температура 140. А тут еще четырьмя вениками тебя парят.
    – Какой должен быть веник?
    – Березовый. Дубовый только греет, а березовый пробивает. Как четыре веника по тебе пройдут – вот это нормально. Пять раз зайдешь-выйдешь. В бане не пьем. А вот как домой приду, 2-3 рюмки обязательно выпью. Отдыхаю.
    – Как отдыхаете?
    – Телевизор смотрю, читаю. Люблю периодическую печать – кстати, “Караван”, “МК” в Твери”. В последнее время что-то тянет на историческую литературу о тверском крае. А в детстве прочитал всю классику.
    – Что из книг вам ближе всего?
    – “Записки из мертвого дома” – моя настольная книга. У Достоевского все расписано про наше дело. И про заключенных, про их отношения между собой. Я своим сотрудникам рекомендую его читать.
    – Говорят, настоящие воры в законе – эрудированные люди…
    – Они все разные, но умные. Мне достаточно часто приходилось с ними общаться. Так, например, Саша Захар – законник всесоюзного масштаба, очень серьезный парень. Это проявлялось в его понимании тюремной жизни. Тверской вор в законе Север – тот более бесшабашный. Сейчас изменился менталитет воров в законе. С тем же Захаром мы встречались в 1988 году. Он говорит: “Хочу жениться! Тут сходка была – мы договорились: жениться можно!” Тогда грузинские воры стали активно покупать себе короны – много их стало таких, “апельсинов”. Были даже так называемые воры в законе, которые отбывали сроки за изнасилование, хотя по их понятиям это неприемлемо. Несколько лет назад у нас в одной колонии от 6 до 8 воров в законе содержались одновременно.
    – В советское время в Тверской области применяли высшую меру наказания?
    – У нас нет. Мы отправляли в другой регион. Куда – секрет, об этом знали только два человека в области, я и начальник УВД области.

О ВЕСЕЛОМ
    – Любите ли вы розыгрыши?
    – Да! Хоть меня никто не разыгрывает. А вот я подшутить люблю. У нас в управлении между всеми хорошие, теплые отношения. Иной раз над девчонками в секретариате подшучу, скажу: “Слышал, в положении ты сейчас…” Та начнет оправдываться. Я ей – да пошутил! Обычно так на 1 апреля люблю посмеяться.
    – Как обычно отмечаете день рождения?
    – В несколько этапов: первый день – в семье, с друзьями, второй – с некоторыми товарищами по работе, с руководством области, может быть. А когда юбилей, я всех собираю за один стол. Приезжают из Вышнего Волочка моя первая учительница, друзья детства.
    – Из ваших одноклассников кто-нибудь сделал хорошую карьеру?
    – Друг мой Петя Васильев в Роспотребнадзоре замом работает, у Гены Баранова в Торжке большая сеть магазинов – он богатый человек, у Сашки Кустова в Вышнем Волочке своя фирма.
    – Александр Михайлович, по службе вам приходится стрелять, сколько выбиваете?
    – Из автомата – 92, меньше не бывает. Из пистолета плохо – 23-24, надо 26 выбивать. У меня не получается. У нашего спецназа есть оружие “Антикиллер” – так я всегда стреляю только в десятку.
    – Во сколько заканчивается ваш день?
    – Всегда ложусь спать в 23.45, потому что в 23.30 я звоню на работу последний раз.

Алена ДЕМИНА


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru