Архив номеров


    Опекунскому совету Калининской АЭС - девять лет. Из прочих общественных формирований его, бесспорно, можно назвать долгожителем. А по-другому и быть не могло, поскольку возник он на станции не в угоду какой-то директиве, спущенной сверху, или в порыве кампанейщины. Случилась беда.
    Погибли два сотрудника станции - муж и жена, оставив сиротами маленьких деток. И хотя дальнейшая судьба ребятишек, казалось бы, определилась: опеку над ними взяла бабушка, государство назначило пенсию, но трагедия не отпускала, волновала работников. Вот тогда и возникла мысль об опекунском совете. Любовь Иннокентьевна Сергеева поделилась идеей с директором (а в ту пору станцией руководил И.В. Гребешев), которого уговаривать и убеждать не пришлось. «Готовьте положение», - сказал он коротко.
    Вот так у Миши и Нины Прасоловых появился еще один опекун в лице КАЭС. Сейчас под патронажем совета десять... Хотела, было, сказать: ребятишек, да вроде бы того же Мишу Прасолова ребенком и не назовешь теперь. Он студент Обнинского университета. Ливия Кукушкина - тоже вполне взрослая девушка, оканчивает Санкт-Петербургский химико-фармацевтический институт. Впрочем, для председателя совета Любови Петровны Шепиль она по-прежнему Ливушка - родной человек, о котором все так же болит душа и для которого всегда есть минутка, чтоб поговорить. Это общение девушка очень ценит и когда приезжает в Удомлю на праздники или каникулы, то обязательно позвонит или на работу забежит. И хотя теперь Ливию официально опекает Валентина Леонидовна Лапшина, ревности или соперничества на этом месте не возникает. Наверное, потому, что с первых шагов в совете все делали вместе, не деля обязанности на свои и чужие. На мой взгляд, вот только поэтому опекунскому совету удалось поднять на ноги каждого своего воспитанника. А были случаи разные. Было, что у официальных опекунов не складывались отношения с подопечными. Тогда собирались вечерком или в выходной и шли в семью, благо везде их принимали с пониманием. И, надо сказать, житейского опыта и женской мудрости всегда хватало, чтобы выправить все завихрения и зигзаги в жизни каждого, за кого по велению сердца взяли ответственность на себя.
    А в том, что каждая из женщин работает в опекунском совете именно по велению сердца и никак иначе, я больше чем уверена. Собственно, это и есть тот «цемент», на котором держится вся работа, главный результат которой: каждый из подопечных находит свое место в жизни. Хотя, если бы опекунский совет выполнял свои функции, строго говоря, только как предписывает положение, то и в этом случае о нем бы стоило рассказать. Увы, за свою журналистскую практику я не встречала другого коллектива, который бы так ответственно и серьезно помогал в жизни сиротам - детям своих бывших коллег. Для этого, все считают, государство есть.
    Вот как, к примеру, решаются многие жизненные и материальные вопросы. Станция ежемесячно оплачивает коммунальные услуги за своих подопечных. По счастью, у всех у них после смерти родителей осталось жилье. Ежемесячно каждому выплачивается пособие в размере прожиточного минимума по нашей области. Надо сказать, что такое пособие дало возможность опекаемым детям (тем, естественно, кто этого хотел) по окончании школы продолжить свое образование, поскольку все годы студенчества они получают от станции эту материальную поддержку.
    Раз в год каждому опекаемому ребенку станция выделяет материальную помощь. Обычно ее приурочивают ко дню рождения, хотя подарками и без этого их не обносят. Новогодние - в первую очередь, причем не только малышам, но и студентам тоже. Да и сами женщины из совета с пустыми руками к своим подопечным не ходят. Наталья Вениаминовна Косицкая - та лучше любой родной матери всегда знает, о чем мечтает ребенок. А уж чем он живет, как учится, как отдыхает и где проведет летние каникулы ее подопечный - тут она постоянно в курсе. Об этом, к слову сказать, мне наперебой рассказывали члены совета, с кем я разговаривала об опекунской работе. Но справедливости ради надо сказать, что они все - под стать друг другу, будто на подбор. Впрочем, так оно и есть. Холодным и черствым душой работать в совете просто не предлагают.
    Можно еще долго перечислять, что по положению об опекунском совете, которое является приложением к колдоговору, получают дети от станции, на которой работали их родители. Но суть не в этом. Суть в том, что сегодня у ребятишек, которые потеряли своих родителей, есть очень надежная опора в жизни - Калининская атомная станция. Это во-первых. А во-вторых - замечательные, щедрые душой женщины - Любовь Петровна Шепиль, Валентина Леонидовна Лапшина, Наталья Вениаминовна Косицкая, Надежда Александровна Давыдова, Зоя Васильевна Колесова, Валентина Ивановна Сухова, Вера Ивановна Молева...
Тамара ВОДИЧЕВА
Коллаж Евгения ФАДИНА




    Памятники истории и культуры - это не только здания, скульптуры, мосты, книги, картины и прочие отдельные объекты.
    К ним относят ландшафтные зоны (парки, сады, архитектурно-парковые ансамбли и им подобные). Тверской горсад, ландшафтный памятник тверской истории и тверской культуры, из-за равнодушия власти медленно, но верно превращается в огромную пивнуху.

ДРЕВНОСТИ
    В древности на территории нынешнего горсада, от библиотеки имени А.М. Горького до бывшего рва, располагалась тверская Красная площадь Загородного посада, далее за крепостной стеной был кремль.
    К XVIII веку от архиерейского дома к Волге сделали небольшие посадки, возник архиерейский сад. После страшного пожара 1763 года Тверь подверглась коренной реконструкции, прежде всего в градостроительном смысле. Однако в 1776 году Петр Никитин занялся и садом, сделав новый его проект в «регулярном стиле». Так появился дворцовый сад на месте бывшего архиерейского. Он занимал территорию от набережной Волги к дворцу и вокруг него.
    В начале 1800-х годов Карл Росси, наш не менее знаменитый, чем Петр Никитин, архитектор и градостроитель, перепланировал сад, сделав его более современным.
    В 1831 году при содействии губернатора (при каком конкретно, трудно сказать, их в 1831 году перебывало четверо - Д.М. Обрезков, П.Г. Горн, П.И. Апраксин, К.Я. Тюфяев) разбивается так называемый губернаторский сад, а в правление губернатора А.П. Бакунина в 1851 году формируется общественный сад. Четкой границы между ними не существовало, поэтому к 1931 году зеленое пространство официально сделали единым - с общим названием «городской сад». Во время войны горсад сильно пострадал, в 1948 году его засадили многими деревцами (тополь, липа) и кустарниками, перепланировали, и в основном в таком виде он дожил до нашего времени.
    В 50-е и 70-е годы в горсаду сооружались главным образом объекты для интеллектуального развития горожан. Кроме цирка-шапито в горсаду возникли павильоны для шахматистов, для любителей посмеяться (кривые зеркала), летний читальный зал, летний театр, эстрада, детская площадка, впоследствии возникла эстрада для духового оркестра (ныне там танцплощадка - дискотека), стояли скульптурные изображения персонажей басен Крылова. Из питейных заведений была лишь одна небольшая пивнушка возле здания кинотеатра «Звезда», поэтому одного общественного туалета хватало на всех. И в последние годы власть старалась разместить в горсаду объекты, воспитывающие душу горожанина, а не ублажающие его желудок; например, появился прекрасный памятник А.С. Пушкину.

ОСКОРБЛЕНИЕ
    Поначалу ничто не предвещало беды. Появились новые детские аттракционы. Улучшили состояние танцплощадки. Поставили памятный крест князю Михаилу Ярославичу сначала на набережной его имени, затем на бывшем крепостном рве, ближе к южной стороне сада. Подсаживались деревья и кустарники, старые высохшие спиливали. Но загляните в горсад сегодня. Впритык к памятному кресту Михаилу Ярославичу возникло бревенчатое сооружение сараеподобного вида с непонятной башенкой. Оказывается, это кафе, сооруженное ООО «Фортуна», которым владеет Андрей Блинов, предприниматель из Пено. В городской администрации нам пояснили, что бизнесмен А. Блинов решил соорудить кафе из бревен, хотя ему разрешили построить лишь тентовый павильон.
    Зная наших любителей пива, можно не сомневаться в том, что кроме будки-биотуалета они для скорости станут сбрасывать внутреннее давление рядом с крестом. Об этом подумали устроители заведения?
    Пройдитесь дальше, и вы насчитаете пять или шесть заведений, предлагающих посетителем разного вида напитки. Одному А. Блинову принадлежат пять из них.
    Огромную территорию занимают танцплощадка, кафе «Космополис» (директор Вячеслав Атаев), какие-то другие непонятные сооружения. Вместе с историческим туалетом постройки 50-х годов и эстрадой все это по площади занимает, наверное, 50% всей территории. Горсад теряет свой изначальный смысл: дарить горожанам зелень, тишину, умиротворение от городской суеты, знакомство с природой.

КТО ЗА ЧТО ОТВЕЧАЕТ?
    В личном плане - никто. Ответственность за нынешнее состояние сада размазана, виновных нет. Тем не менее назовем несколько фамилий.
    Алексей Жоголев, главный архитектор города, согласовывает выделение земельных участков и их застройку по заявке частного бизнеса.
    Борис Неверов, директор МУП «Городской сад». Это при нем, когда он был здоров (сейчас Неверов готовится к операции на сердце), заключено соглашение с предпринимателями о благоустройстве горсада в обмен на разрешение внедриться туда с павильонами и кафе. Его дело продолжает и.о. директора Константин Чмыхалов.
    Ответственность за горсад несет и управление потребительским рынком г. Твери, возглавляемое Светланой Панчиковой. О том, что возле креста Михаилу Ярославичу А. Блинов соорудил бревенчатое кафе, Светлана Ивановна узнала в марте. «Мы рассчитывали на порядок», - кивает она на директора Б. Неверова. Наконец, Игорь Смирнов, заместитель главы города, возглавляет какую-то комиссию, которая якобы контролирует все эти дела.

ЧТО НАМ ДЕЛАТЬ?
    Мы, горожане Твери, общественность и организации, отвечающие за сохранность памятников истории и культуры, должны себя спросить: горсад нам нужен или нет?
    Если нет, то пусть все идет своим чередом, и года через два-три здесь, среди двух десятков деревьев, появятся еще пивнухи, аттракционы и прочее подобное.
    Пусть наша публикация привлечет внимание общественных союзов и организаций, общественного совета при главе города, а может быть, и прокуратуры.
Борис ЕРШОВ
Фото автора

P.S. Когда материал был готов к печати, в редакцию позвонила Светлана Панчикова с сообщением, что главный архитектор города Алексей Жоголев принял решение о сносе сооружения А. Блинова возле креста св. Михаилу Тверскому. Это вызывает искреннее удовлетворение. Однако проблема города в целом требует капитальных решений.


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru