Архив номеров


Отец Алексей и семья до рождения Никиты     Никита папу не знает - не успел. Он родился 12 апреля в Твери. Но папа успел узнать о рождении сынишки - он умер 21 апреля в Москве.

    4 апреля настоятель храма святого Александра Невского в поселке Рамешки, священник Свято-Троицкого прихода, протоиерей Алексей Голяков поехал на своей «Тойоте» по делам в Максатиху. В дороге на большой скорости отлетело заднее колесо... Рядом сидевший пассажир не пострадал, а батюшку с травмой позвоночника отправили в областную больницу. Оттуда - в Москву.
    - Мы пытались попасть в институт Склифосовского или в госпиталь Бурденко, но там не приняли. Нужны были деньги, а у нас, увы, доллары не шуршат. Отыскали московскую больницу №67, специализирующую на спинномозговых травмах, там ему и сделали операцию, - вспоминает трагические дни вдова, матушка Светлана.
    В Рамешках возобновили храм в 1991 году. Забота о восстановлении легла на плечи и душу назначенного в 1992 году настоятелем отца Алексея Голякова, закончившего Московскую духовную семинарию и служившего до этого назначения в Твери. Жилья у семьи священника поначалу не было, он разрывался между Рамешками и Тверью, но уже тогда вместе с общиной начал благоустройство Святе-Троицкого храма: вывоз мусора, утепление, возведение печек. Отец Алексий не только совершал богослужения, но и сам занимался уборкой храма, был и завхозом.
    Кроме того, ездил в Троице-Сергиеву лавру за духовной литературой, церковной утварью (первое время - на электричке). Народ вначале больше глядел на все это со стороны, не торопясь заменять настоятеля в уборочных и иных хозяйственных делах.
    Вместе с рабочими приходилось и настоятелю работать плотником, каменщиком, пильщиком дров, порой и истопником, автослесарем, шофером. Батюшка, художник по образованию, украсил стены храма замечательными фресками и иконами. Плоды трудов настоятеля, его помощников-трудников и жертвователей налицо: в центре поселка - обновленный белый храм-колокольня Святой Троицы, над ним посеребренный крест, внутри - благодатная духовная жизнь. Но кроме физических и нравственных усилий сколько на все это потребовалось духовных трудов! Сколько было огорчений, скорбей, искушений, непонимания, препятствий - ведомо только самим делателям да Господу Богу. Труды увенчались успехом. Теперь в церкви есть хор под руководством преподавателя музыкальной школы, воскресная школа, собирается библиотека.
    ...После операции отцу Алексею стало лучше, и он все рвался к своей пастве: «Дайте мне инвалидную коляску! Я должен ехать на Пасхальную службу». Не сбылось. Службу проводил другой священник. А в том, что супруг скончался в Страстную пятницу, вдова видит светлое предзнаменование: «Умер вместе с Христом - вместе с ним и воскреснет». Она уверена, что покойный уже посылает ей духовную помощь. В чем это проявляется?
    - А хотя бы в том, что я говорю с вами - как во сне, но говорю.
    Она мужественная женщина, 38-летняя матушка Светлана. В семье Голяковых 12 детей - 6 мальчиков и 6 девочек. Потеря близкого человека, кормильца - беды страшнее, наверное, не бывает. Но в доме священника не ощущается паники, нет истерик. Все движется своим христианским - смиренным и достойным - чередом. Хотя хлопот и забот - выше крыши - крыши родного дома, ветхой, прохудившейся, которую все собирался, да так и не успел отремонтировать отец Алексей: уж очень затратная эта работа, средств не хватало. Остался недовыплаченным и кредит за разбитую «Тойоту». Но главное - оказалось, что дом, в котором вот уже 16-й год живет семейство Голяковых, ему вовсе и не принадлежит. И вообще никому не принадлежит - ни Тверской епархии, ни Рамешковской администрации, ведающей муниципальным жильем. Этакое бесхозное строение. Светлана Николаевна, едва придя в себя после похорон, метнулась в Тверь - обходить присутственные места, оформлять нужные бумаги, чтобы жилье признали собственностью семьи.
    - Дай Бог, чтобы квартира осталась за дочкой с детьми, - переживает Тамара Сидоровна - мама Светланы приехала помочь в несчастье из Кировоградской области. - Мы с мужем и рады бы, но забрать ее к себе не можем: жилье двухкомнатное, разве всем разместиться? Да и не поедет она на родину. Ее дом давно здесь. Вот и последнее пристанище мужа рядом, - женщина горестно кивает на свежую, всю в цветах и венках, могилу возле церкви. - В Лихославле живут родители батюшки, для них Светлана - самый близкий человек. Иначе, как доченькой, они ее не называют. Надеются на опеку в старости.
    В доме Голяковых - как в обычной многодетной семье скромного достатка. В кухне за обеденным столом - скамьи, в спальне - двухъярусные кровати для экономии пространства. Зато есть крохотная спортплощадка в виде шведской стенки, каната и веревочной лесенки. Есть пианино, на котором играют все, кто может дотянуться до клавиш. (Музыкальная школа здесь в традиции.) На стенах - живописные работы: папины гены отозвались в детских способностях. Старшая, 17-летняя Лена оканчивает среднюю школу и отправляется учиться иконописи в Троице-Сергиеву лавру. Туда же собирается и 9-классник Кирилл. 16-летняя Маша занимается в Тверском музыкальном училище. Настя, Костя, Лиза и Ваня постигают премудрости школьных наук. Нынче пойдет в 1-й класс Соня. Женя, Арсений, Алеша - дошколята. Никите исполнился месяц.
    Дети поют в церковном хоре, служат алтарниками. Кирилл работает звонарем. Говорить о том, что каждый ребенок в этой необъятной, по нашим современным российским меркам, семье желанный и любимый, как-то неловко. По-иному в семье священнослужителя и быть не может.
    Но для Светланы Николаевны Голяковой и детей наступают нелегкие времена. В Рамешковскую церковь пришлют нового священника. Разумеется, с новой матушкой. Вдове придется примерить на себя роль обычной светской женщины. У нас церковь отделена от государства, и осиротевшей семье священнослужителя назначат пособие по утрате кормильца - по 1 тысяче рублей на каждого ребенка. Итого 12 тысяч. Еще сколько-то полагается от службы социальной защиты - мать пока не вникала. Но в любом случае бесспорно, что поднимать детей на такие жалкие средства - при наших внушительных ценах на все и вся - все равно что с сумой пуститься по миру. А ведь семья Голяковых, с какой стороны ни оцени, - модель российской многодетной семьи, так приветствуемая в последнем послании нашего президента и обещающая поправить бедственную российскую демографическую обстановку. Умная, трудолюбивая, патриотичная - добропорядочная, одним словом. Жаль только, бедная. И, конечно же, на одной лишь помощи государства - особенно на первых тяжелых порах - ей не продержаться.
    Поэтому если кто-то из читателей проникнется естественным человеческим участием к осиротевшему многодетному семейству рамешковского священника, который ушел из жизни, не дожив до 46 лет, - протяните руку помощи! Любой - какая в ваших желаниях и возможностях.
    Для семьи Голяковых открыты специальные счета:
г. Москва,
р/с 30301810338000603804
в Сбербанке России,
к/с 30101810400000000225,
ОПЕРУ Московского ГТУ Банка
России,
БИК 044525225
ИНН 7707083893
Код по ОКПО 00032537
    Детские вещи в хорошем состоянии и продукты можно принести в Тверское епархиальное управление или в храм Вознесения Христова на Тверском проспекте в Твери.
    Мы обращаемся к руководству Тверской области и лично к руководителю фонда «Доброе начало» Алле Зелениной: не оставьте в беде, помогите Светлане Голяковой вырастить детей.
    И да хранит Бог осиротевшую семью протоиерея Алексея Голякова.

Эльвира БУШУЕВА




    Чуть больше года назад вокруг Тверской области разразился нешуточный скандал. Ряд федеральных телеканалов совместно с либеральной московской элитой поднял шум вокруг так называемых «бежецких зачисток». Речь в основном шла об операции Бежецкого межрайонного отдела наркоконтроля (ФСКН), которая прошла 3 марта 2005 года в местном кафе «Чародейка». В тот день наркополицейские провели задержание группы молодых людей, которые подозревались в сбыте марихуаны. В итоге сотрудников правоохранительных органов буквально обвинили в небывалом бесчинстве, говоря современным языком, беспределе. То есть избиении и нанесении глубоких душевных ран ни в чем не повинным гражданам.
    В самый разгар скандала на место происшествия выезжали целые съемочные группы в сопровождении председателя движения «За права человека» Льва Пономарева и президента Института современной политики Владимира Лысенко. Журналисты «Каравана» также присутствовали на этом мероприятии.
    В Бежецке нам (то есть журналистам и правозащитникам) представили группу молодых людей спортивного телосложения, с очень короткими стрижками, которые и оказались «потерпевшими». Потерпевшие долго и подробно рассказывали, как правоохранительные органы (спецназ ФСКН) над ними издевались: раздевали догола, били, затаскивали в туалет, обещали окунать головой в унитаз. Рассказ молодых людей произвел сильное впечатление на правозащитников.
    За комментариями мы, естественно, обратились к бежецкому межрайонному прокурору Василию Волкову. Он был менее категоричен и пояснил, что к ним поступило десять жалоб на действия сотрудников ФСКН. Сотрудники, которые принимали участие в операции, прокуратуре известны. Следствие установит виновных, если таковые есть.
    В телевизионных сюжетах о бежецком инциденте вообще была показана ложь: то помещение, которое показала в новостях компания «REN-TV», к кафе «Чародейка» никакого отношения не имеет. Более того, некоторые из бежечан, с которыми нам удалось пообщаться, реагируют на оба задержания крайне положительно: «Да это же братки наши местные, какие же они потерепевшие?»
    В Тверском управлении ФСКН из произошедшего секрета не делали. Оказалось, что Бежецкий межрайонный отдел наркополиции взял под наблюдение группу молодых людей («потерпевших»), приторговывавших марихуаной с июня 2004 года. Их телефоны прослушивались с санкции суда. К марту прошлого года у оперативников накопилось достаточно материалов для задержания наркоторговцев. Наконец была реализована оперативная комбинация, в ходе которой сотрудники ФСКН под видом частных лиц забили братве «стрелку» в кафе «Чародейка». Двое оперативников попытались задержать четверых членов группы самостоятельно, но получили неожиданный отпор. Одного из наркополицейских принялись душить, другому достался удар в пах.
    В итоге по подозрению в наркоторговле были задержаны двое участников инцидента. В результате проведенной операции следственным отделом ФСКН было возбуждено пять уголовных дел по статье 228.1 УК РФ - сбыт наркотических средств в особо крупном размере в составе организованной группы. За сбыт наркотиков Бежецкий районный суд приговорил Игоря Дружинина (один факт сбыта) к 7 годам лишения свободы, его подельника Сергея Филатова (семь фактов сбыта) - к 12 годам колонии.
    Интересно, что в отношении сотрудников наркоконтроля, задержавших наркосбытчиков, также заведены уголовные дела за превышение должностных полномочий. В результате сотрудники ФСКН оказались в непонятной ситуации. С одной стороны, те, кого они задержали, оказались реальными преступниками, и это признал суд. С другой стороны, за это задержание им грозит уголовное преследование.
Отдел журналистских расследований



Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru