Архив номеров


Здание Дворянского собрания в Твери. Фото 1905 г. (из книги «Бабушкин альбом)     Должность губернатора во все времена была непростой, а жизнь губернатора - далеко не мед. Иногда их снимали, сажали в тюрьму, убивали.
ПАВЕЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ СЛЕПЦОВ
(1862/1863-1906)

    Последствия поражения в войне с Японией, внутренние трудности социально-экономического характера вызвали к 1905 году общий политический кризис в Российской империи. Провинции также испытывали большие потрясения.
    Царь Николай II подписал, а 17 октября 1905 года по всей империи был обнародован манифест о даровании в стране гражданских свобод. В Твери следствием этого события стал разгром здания губернской земской управы (ныне здание областной администрации, сильно видоизмененное) на Почтовой (ныне Советской) площади. Впоследствии, в 1907 году, губернская прокуратура указывала на причину погрома: местные черносотенцы по указке сверху считали виновниками продолжающихся трудностей и беспорядков земцев, издавна в Твери стоящих в определенной оппозиции к правительству. Кроме того, разнесся слух, что земские служащие (их насчитывалось около 150 человек) намерены устроить забастовку, что ухудшило бы положение обывателей, мелких ремесленников, торговцев. Известный тверской краевед Владимир Колосов (1854-1919) свидетельствует, что земцы внутри здания проводили митинг, а Иван Петрункевич (1844-1928), будущий кадет, говорит только о собрании земских служащих. В Твери лидером «черной сотни» все считали вице-губернатора С.К. Хитрово, «около которого группировались все цеплявшиеся за разлагавшийся старый режим», в том числе сыщики, шпики, провокаторы, полицейские, мелкие лавочники и прочий подобный контингент.
    В результате погрома многих земцев побили (несколько человек спустя некоторое время умерли), зданию был нанесен большой ущерб. Губернатор Павел Слепцов сделал лишь скромное увещевание разъяренной толпе с предложением разойтись по домам и прекратить беспорядки. Появился он на площади после нескольких звонков земцев, а произнеся краткую формальную речь, удалился. Пожелай он по-настоящему прекратить беспорядки, тут же отдал бы приказ воинской части разогнать толпу и прекратить погром с арестом зачинщиков. Но не сделал этого.
    В те годы в Твери в подполье довольно активно работали эсеры, группу экстремистов возглавляли супруги Зильберберг. В мае 1905 года полиция нанесла удар по их организации, арестовав 17 эсеров, но некоторые ее члены остались на свободе, приняв решение о возмездии губернатору. К марту 1906 года полиции стало известно о готовящемся на Слепцова покушении. Но деталей полиция не знала.
    А губернатор к тому времени везде оправдывался как мог. Ему пришлось съездить в Петербург, чтобы защитить свое имя в Сенате, там он утверждал, что даже левые теперь его поняли, а бойкотируют только учительницы и акушерки, но это его мало трогает.
    Ошибался губернатор. Эсеры уже готовили убийство.
    25 марта 1906 года в два часа дня губернатор открыл экстренное губернское земское собрание в Дворянском собрании (ныне Дом офицеров) и затем отправился во дворец, домой. Далее процитируем историка Виктора Платова: «Около собора член организации эсеров бросил в него бомбу. Несмотря на небольшой вес бомбы, взрыв был настолько сильным, и бомба была брошена так удачно, что тело губернатора было разорвано в клочья. На стенах соседних зданий были найдены куски мяса - части тела губернатора. В пролетке от губернатора остались только ноги и спина. Осколками бомбы был ранен в лицо и живот исполнитель приговора. Он добежал до моста через Тьмаку, был схвачен, сильно избит и отправлен в полицию, а затем - в тюрьму. В течение 6 месяцев шло следствие. Арестованный ничего не говорил. Военный суд в конце 1906 года приговорил его к смерти, а 4 января 1907 года приговор был приведен в исполнение».
    Исполнителем был двадцатилетний эсер Кожевников. Повесили его во дворе тюрьмы, а 27 января 1906 года на Почтовой площади рабочий В.Д. Денисов застрелил городового Романа Степанова, который по приговору суда вешал Кожевникова.
    С приходом к власти городского совета, в котором были и эсеры, в 1917 году Соборный переулок (ныне ул. И. Седых) переименовали в пер. Кожевникова, но ненадолго.
    На месте убийства Слепцова тверские власти вскоре соорудили часовню, но по постановлению уездного исполкома ее в том же 1917 году снесли.
    В наше время фамилию эсера, убившего губернатора, некоторые историки подвергают сомнению, полагая, что это был некто В.В. Чекальдин, а казнили его под фамилией И. Бугачев. Где тут истина, сразу не разобраться.

ГРАФ АЛЕКСЕЙ ПАВЛОВИЧ ИГНАТЬЕВ
(1842-1906)

    Через пять дней, 9 апреля 1907 года, тот же военный суд в Твери рассмотрел дело другого пойманного эсера С.Н. Ильинского и тоже приговорил его к смертной казни за убийство графа Игнатьева.
    Граф Игнатьев - потомок старинного разветвленного рода, ведущего свою родословную от Федора Бяконта, боярина Черниговского, перешедшего в XIII веке на московскую службу при князе Симеоне Гордом. Под Ржевом Игнатьевы имели поместье, Алексей Павлович был членом Государственного совета, служил генерал-губернатором киевским, подольским, волынским, иркутским. В 1906 году он задумал стать тверским губернским гласным (т.е. депутатом), в декабре 1906 года присутствовал на губернском земском собрании. Получив письмо с угрозами и с советом отказаться от затеи избираться гласным, «пожалев жену и детей», граф не испугался.
    9 декабря 1906 года в перерыве собрания граф пошел в буфет попить чаю в кругу знакомых. Как впоследствии писал его сын Алексей Алексеевич (1877-1954), автор книги «Пятьдесят лет в строю», военный деятель, представитель России во Франции, советский дипломат, «убийца, поднявшись беспрепятственно по черной лестнице, никем не охранявшейся, зашел за прилавок буфета и выпустил в отца пять отравленных пуль в упор, после чего бросился бежать через соседнюю с буфетом бильярдную, но был схвачен». Убийцей оказался член боевой дружины эсеров Ильинский. Он попытался покончить с собой, но неудачно. На его счастье смертную казнь заменили каторгой на 11 лет.

НИКОЛАЙ ГЕОРГИЕВИЧ БЮНТИНГ
(1861-1917)

Губернатор Н.Г. Бюнтинг     После Слепцова тверским губернатором назначили Николая Бюнтинга. В.И. Колосов в своей книге приводит данные из «Вестника Тверского временного исполнительного комитета» от 8 марта 1917 года, согласно которым Н.Г. Бюнтинг был якобы незаконнорожденным сыном германского кайзера Вильгельма I (1797-1888), деда Вильгельма II (1859-1941), германского императора, а его жена Софья Михайловна - урожденная баронесса Медем, бывшая начальница Смольного института в Петербурге. Сам губернатор был важной персоной: действительный статский советник, имел придворный чин камер-юнкера, затем гофмейстера, служил губернатором в Архангельске, в Эстляндии, в Министерстве иностранных дел. 15 апреля 1906 года именным указом Николая II назначен тверским губернатором. Ему было 45 лет, жене - 29 лет, имел трех дочерей (в Твери до 1917 года родились еще две дочери).
    В дела тверского земства Николай Бюнтинг особо не вмешивался, своим отношением к службе заслужил уважение, не воровал, был честен. В 1907 году был утвержден почетным членом Тверской ученой архивной комиссии (ТУАК), в 1911 году - почетным членом Тверского православного братства св. благоверного князя Михаила Ярославича, в 1910 году - почетным членом благотворительного общества «Доброхотная копейка». По убеждениям оставался до конца монархистам, по вере - православным.
    В 1916 году в честь 10-летия пребывания его губернатором в Твери чиновники добровольно собрали деньги в качестве подарка и преподнесли Бюнтингу в конверте. Губернатор деньги принял, поблагодарил и тут же распорядился отдать их на стипендии гимназистам. (Об этом вспоминал тверской краевед Н.А. Забелин.)
    ...Как только в Тверь пришла весть об отречении 1 марта 1917 года царя от престола, все общество от низов до аристократов было взбудоражено до предела. По разным причинам. Власть на местах фактически пала, бал стала править толпа, внутри которой наряду с рабочими, более или менее сознательными обывателями, жаждущими демократических преобразований, растворились маргиналы, уголовники, разного рода экстремисты. Улицей завладела толпа.
    Тверской большевик Василий Коровин, бывший в марте 1917 года солдатом учебной команды 57-го запасного полка, в 1957 году вспоминал, как солдаты стреляли в своих командиров (генералов Рутковского, Чеховского), как раздавали рабочим захваченные на складе винтовки. Прапорщик Козлов на Соборном переулке грозно остановил какого-то солдата и потребовал отдать ему, прапорщику, честь. Тот отказался. Тогда офицер в ярости выхватил револьвер и застрелил солдата. Толпа ахнула, заорала, погналась за ним, настигла на чердаке близлежащего дома и выволокла на улицу. Рядовые подняли прапорщика на штыки, а убитому солдату через день устроили пышные и шумные похороны возле Предтеченской церкви. Потом улицу назвали его именем - Беляковская (ныне Беляковский переулок).
    Губернатор Бюнтинг сидел в своем кабинете в Путевом дворце и готовился к отставке, которую просил еще в феврале. В городе создали Комитет общественной безопасности. На требование комитета сдать дела губернатор отказался. Тогда утром 2 марта его арестовали, целой толпой повели к городской управе, чтобы посадить на гауптвахту, которая была при дворце. Навстречу по Миллионной улице с морозовских фабрик шла колонна рабочих и солдат, шумная, с флагами, некоторые под градусом. Увидев «царского сатрапа», эти люди выхватили его у сопровождающих, повалили на землю (пенсне губернатора отлетело), стали яростно топтать ногами, а какой-то солдат в упор выстрелил из винтовки в спину поверженного несколько раз.
    Другой большевик, Георгий Макаров, бывший рабочий фабрики Берга (ныне имени Вагжанова), в том же 1957 году вспоминал, что в Бюнтинга не стреляли, а закололи штыками.
    В памяти свидетелей осталась шинель губернатора, висевшая на дереве возле гауптвахты, блестевшая в мартовский день красной подкладкой.
    В тот день 2 марта 1917 года толпа разгромила кабинет губернатора, сожгла тюрьму, выпустив уголовников на волю, уничтожила в помещениях охранки все документы, в том числе так нужные для революционеров списки чиновников и шпиков, разграбила много магазинов.
    Во второй половине дня меньшевики, эсеры, кадеты и большевики стали договариваться об организации комитета по управлению городом. Во главе его избрали нотариуса кадета Червен-Водали. Власть в Твери переменилась.


Борис ЕРШОВ


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru