Архив номеров


Кадр из документального фильма «Лев Шейнин. Ненаписанная биография»     Живущий в Твери профессор Академии славянской культуры Вячеслав Воробьев не только ученый, но и замечательный рассказчик, особенно про наших земляков. Про одного из них он и поведал корреспонденту «Каравана».

    - Вот вы, журналисты, если задумаете написать о знаменитой личности Тверского края, то это, как правило, будет либо только светлая, либо в основном черная фигура. Но ведь большинство из них черно-белые, такие, какими их выпекает госпожа История в соответствующий период. Я отношу к подобным неоднозначным, но интересным людям нашего земляка, известного писателя, следователя, торопчанина Льва Шейнина, которому 25 марта 2006 года исполнилось бы 100 лет…
    В 1948 году КГБ подготовил и успешно осуществил убийство выдающегося артиста еврея Михоэлса. Оно было предтечей возникшего вскоре по замыслу вождя «дела врачей». Чтобы показать миру и обществу, что смерть Михоэлса произошла случайно, в результате автоаварии, в Минске, туда был направлен получивший известность следователь Прокуратуры СССР по особо важным делам Лев Шейнин. Откуда было знать дотошному профессионалу, что дело было под контролем кремлевского Хозяина? Сталин был в ярости, когда ему доложили об отчете следователя: в нем утверждалось, что никакой автоаварии не было, а имело место хорошо спланированное убийство и следы ведут в КГБ и к высоким его персонам. Профессионализм сыграл с Шейниным злую шутку: наверху сочли за благо убрать его, и наш земляк получил срок в лагерях, предварительно посидев в камере вместе с небезызвестным комиссаром госбезопасности Виктором Абакумовым, организовавшим по поручению Сталина убийство артиста. Генерала после смерти Сталина, в 1954 году, расстреляли, а Шейнина освободили, но он об этом периоде предпочитал не распространяться.

Обычная советская биография

1946 год. Лев Шейнин на Нюрнбергском процессе     Родился Лев Романович Шейнин 25 марта 1906 года в деревне Брусованка Велижского уезда Витебской губернии, в еврейской семье. В 1908 году семья перебралась в Торопец Псковской губернии, там Лева учился, в 13 лет вступил в комсомол, в 1921 году поступил в Высший литературно-художественный институт им. В. Брюсова, окончил его в 1923 году и был мобилизован в Прокуратуру СССР: ей не хватало грамотных людей. Между прочим, Шейнин был сотрудником лаборатории психолога Лурия, задолго до американцев разрабатывавшего устройство с названием «детектор лжи», однако через год, в 1924 году, становится следователем Прокуратуры СССР. Прямо скажем, чин и должность по тем временам немалые.
    В 1924 году Лев, окончив МГУ, получает работу в должности следователя в Ленинграде, в областном суде. На следующий год в журнале «Суд идет!» он опубликовал свой первый рассказ «Карьера Кирилла Лавриненко». И с тех пор Лев печатается почти регулярно. В 1930 году вышла его первая книга «Рассказы следователя». Лев Романович сформировался убежденным советским человеком, верящим в партию (его приняли в ряды ВКП(б) в 1929 году, в год «великого перелома»), в вождя, в социализм. Без сомнений, без колебаний.

Светлое пятно биографии

    В 1933 году Шейнина направили в Котлас. В те годы шло массовое раскулачивание в деревне. Выселению из родных мест с конфискацией имущества подвергались не только кулаки, но и подкулачники, то есть середняки, мало чем отличавшиеся от бедняков, бедняки и даже батраки, на которых поступили доносы об антиколхозных настроениях. Произвол властей был неописуем. В 1930-1931 годах в СССР были сосланы на спецпоселения 381026 семей с общей численностью 1,8 млн. человек. Поток несчастных шел на север, указывалось, что «расселение должно носить характер сельскохозяйственной колонизации преимущественно необжитых, слабозаселенных районов, в частности, освобождаемых из-под леса, при условии пригодности почвы для сельского хозяйства».
    Людей везли и гнали, как скот. Из воспоминаний таких бедолаг: «До Котласа везли в телячьих вагонах, в которых до этого скот возили. Не кормили, кто с собой чего взял, тем и питались… Останавливались в пути только для того, чтобы выгрузить мертвых… Поселили нас в такие длинные бараки, вместо крыши - жерди, на которые просто ветки накиданы. Снег идет на улице, и на голову в бараке снег сыплется. Там очень много народу умирало, особенно детей. Их безо всяких гробов хоронили, заворачивали в пеленку, так и хоронили…».
    В некоторых спецпоселениях голод доводил людей до людоедства: «…каждый день по 5-6 человек умирает, так иной раз хоронили одни кости - повырезали все мягкое и ели», - вспоминают спецпоселенцы.
    В Ленском районе, под Котласом, картина с переселением такого рода почему-то получила огласку (кто-то из КГБ недоглядел), и летом 1933 года 27-летний следователь по особо важным делам Прокуратуры СССР Лев Шейнин около месяца изучал ситуацию. Она даже его, много повидавшего следователя, шокировала, и в отчете, в частности, Шейнин писал: «Установить, хотя бы приблизительно, количество умерших в пути из обоих этапов не представляется возможным. Из прибывших в Котлас 2680 человек до села Яренск дошло 880…».
    Уголовное дело №7395 молодого следователя Шейнина привело к невиданному в то время скандалу: под суд угодили около 20 работников правоохранительных органов, в том числе и сотрудники всесильного ОГПУ! Не каждому такое удавалось.

Черные пятна в биографии

Дружеский шарж на Л.Р. Шейнина. Рис. Бориса Ливанова     Лев Шейнин, однако, не был бы Шейниным, если бы не подчинялся правилам игры колоссальной по мощи системы подавления. В 1934 году в Ленинграде некто Николаев убил Сергея Кирова. Темное это дело, многое в нем не раскрыто до сих пор. Лев Шейнин вел последний допрос Николаева. В том же году под диктовку непосредственного начальника - Генерального прокурора А.Я. Вышинского (этот считал признание венцом правосудия) - он составлял обвинительное заключение по делу Каменева, Зиновьева, Бухарина и еще 17 их подельников. Приговор был пристрастным, желательным для Сталина. Тех чекистов, которые руководили подготовкой и проведением процессов, Сталин позднее наградил пулей в затылок, в первую очередь наркома Николая Ежова, но мелкая сошка вроде Льва Шейнина уцелела и продолжала делать карьеру в органах НКВД.
    Про Шейнина вспоминали следующее: «Верный и ревностный слуга режима, хорошо знающий, как добываются признания на Лубянке, он, предупреждая побои и пытки, сознался в принадлежности к группе писателей-националистов и внес свою лепту в зловещий замысел будущего дела об убийцах в белых халатах. Постепенно в круг своих якобы единомышленников Шейнин включает, потакая следователям, и Эренбурга с Гроссманом, своих идейных и нравственных антиподов». Если бы не смерть вождя, процесс над литераторами-евреями непременно состоялся бы, в чем была бы и заслуга Шейнина.
Снова светлое пятно

    На Нюрнбергский процесс по делу главных нацистских преступников с советской стороны направляются лучшие силы прессы: Константин Федин, Леонид Леонов, Илья Эренбург, Всеволод Иванов, Всеволод Вишневский, Борис Полевой, художники Кукрыниксы (Куприянов, Крылов, Ник. Соколов), Борис Ефимов, Николай Жуков и другие. Среди них и Лев Шейнин, мастер детективного жанра, следователь, помощник главного обвинителя от СССР Романа Руденко (1907-1981), приложившего немало сил добиться смертного приговора всем без исключения обвиняемым. Не его вина, что это не удалось.
    Работа в ходе трибунала оказалась напряженной и богатой на примечательные эпизоды. В частности, Лев Романович однажды поучаствовал в немом зрительном поединке с обвиняемым фон Папеном. В 1942 году этот фон был послом Германии в нейтральной Турции, там на него кто-то организовал покушение, по этому делу без всякого основания привлекались к суду двое наших граждан. Лев Шейнин ездил их защищать, там-то он и вынужден был познакомиться с фон Папеном. Пришлось столкнуться с Герингом. Слушая обвинительную речь Шейнина (в переводе), нацист №2 картинно разводил руками, пожимал плечами, швырял радионаушники, показывая, как он, Геринг, возмущен обвинением в краже культурных ценностей в СССР, в хищении картин из музеев и галерей. Всем было известно, что он первейший вор. Однако Геринг обиделся и отвесил реплику: «Не кажется ли господину обвинителю, что он пользуется фальшивыми фактами?» Лев Шейнин быстро поставил его на место: «А не кажется ли господину Герингу, что он больше не рейхс-маршал, которому дозволено перебивать кого угодно, а преступник, отвечающий за свои преступления?»

Литератор и драматург

    Старшее поколение еще помнит детективные повести Льва Шейнина, коих было немало, и все они были интересны, динамичны, читабельны, переиздавались не единожды большими тиражами в разных издательствах. Характерным признаком их была жизненная правдивость, ведь автор брал материал из своей практики следователя. Таковы «Военная тайна», «Отец Амвросий», «Лицом к миру», «Пара туфель», «Старый знакомый», в разное время объединяемые в томик с названием «Записки следователя». Состоялся он и как драматург: пьесы «Очная ставка», «Дым отечества», «Губернатор провинций», «Тяжкое обвинение» имели большой успех. По его сценариям поставлены кинофильмы «Встреча на Эльбе», «Поединок», «Ошибка инженера Кочина». В 1950 году Шейнин получил Сталинскую премию по литературе, а это значило очень многое в те времена.
    По словам его друга, которому пошел 106-й год, - карикатуриста Бориса Ефимова, «Шейнин был одаренным литератором», его книги можно было в те годы назвать бестселлерами, хотя героями рассказов и повестей были главным образом уголовники - жулики, воры, спекулянты, «описываемые весело и благодушно». Массовому читателю его книги нравились, понравились бы и сегодня.

Компанейский человек и товарищ

    У многих Лев Романович оставил память как личность своеобразная, талантливая, парадоксальная, временами в привычные рамки не вмещающаяся. В нем жили два человека, как говорит Борис Ефимов: один веселый, общительный, остроумный балагур, душа компании, обладавший даром рассказчика, мастер розыгрышей, на которые не обижались. С ним дружили Константин Симонов, Роман Кармен, Мария Миронова, Александр Менакер, Иван Берсенев, Григорий Александров и Любовь Орлова, Василий Гроссман, братья Тур, многие другие.
    Борис Ефимов рассказал Льву Шейнину байку о том, как однажды Миронова и Менакер принесли своего кота на интимную операцию. Сидя в приемной врача-ветеринара, Менакер нес чушь о болезни ушей кота двум дамочкам с собачками. «Тут из операционной вышел мрачный человек с измазанными йодом руками и громко возгласил:
    – Кто здесь Менукер? На кастрацию!
    Бедный Менакер съежился, боясь взглянуть на своих соседок, а хирург, повысив голос, повторил:
    – Менукер! На кастрацию!
    Байка безумно понравилась Шейнину. Он долго хохотал, повторяя эту фразу». Проходя мимо санатория, где жили Миронова и Менакер, Шейнин кричал:
    – Менукер! На кастрацию!
    На просьбы Лев Романович охотно обещал: «Больше не буду». Но на следующее утро все повторялось, уж очень рассмешила эта ситуация следователя.
    Но был и другой Шейнин, к которому доступ закрыт. Об этом Шейнине сказано выше, о нем все знали, особо не расспрашивали, зная, какие дела приходится ему исполнять во всесильной Системе…
    Умер Лев Шейнин внезапно, скоропостижно, от сердечного приступа, хотя никто никогда не слышал от него жалоб на сердце. Произошло это 11 мая 1967 года на вершине известности его как литератора, драматурга, сценариста.


Борис ЕРШОВ


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru