Архив номеров


Таисия Кременецкая     У нее интересная родословная. Гены переплелись причудливым и естественным образом, объединив дворян Юницких, Смидовичей (настоящая фамилия писателя Вересаева, двоюродного дяди матери), воронежских Нарышкиных, немцев и поляков, протестантов и католиков, русских православных. Сейчас модно щеголять голубой кровью. А она нисколько не кичится и с гордостью вспоминает бабушку Анну - из бывших крепостных крестьян, белую горничную, перед которой не устояло завороженное сердце тульского помещика Севастьяна Михайловича Юницкого, взявшего ее в жены. Видимо, оттуда, от бабушки, на тонкой генетической волне протянулись через время ее влечение к растениям и камням, способность быстро врастать в суровый быт - в геологической ли экспедиции на Камчатке, в крестьянской ли избе в русско-карельской глухомани.
    Почти двадцать лет назад она, коренная москвичка, кандидат геолого-минералогических наук, приехала жить в рамешковские края вместе с двумя детьми-подростками и матерью, бывшим врачом-хирургом. Население хоть и приняло внешне приветливо, но насторожилось: не иначе как с подозрительным прошлым. Какой же чудак смело бросит столицу и подастся в скотницы на совхозный двор?
    А у нее был нравственный и физический кризис. Занималась наукой - изобретение присвоили нечистоплотные коллеги. От интриг на пути к ученой карьере накопилась душевная усталость. От сидячего, вечно над книгами, образа жизни - целый букет болезней. К тому же появились большие сомнения относительно смысла жизни. Решение круто изменить заведенный порядок поддержали дети и верная мама.
    Семья Кременецких обжила деревенский дом, обросла друзьями, научилась печь шульники - пирожки из ржаной муки, разводить огород и ухаживать за скотиной. А Таисия Николаевна, едва переведя дух от перемен, окунулась в творчество. Возник интерес к краеведению с неразделимой темой экологии природы. Краеведение подвело к истории российского крестьянства. Крестьянство органично вывело на историю русского православия.
    В районной газете постоянно стали публиковаться ее статьи. Сейчас свои экологические выступления она считает слабыми трепыханиями. Возможно, какая-то доля правды и есть, однако жители села Никольского и соседних деревень наверняка знают, как после очередной из публикаций в защиту озера Святого и его окрестностей (самое клюквенное место в районе волей военных людей было превращено в учебный, а потому и безъягодный полигон) приезжали чины из ФСБ. И, слава Богу, ядовитые желтые шлейфы сернистых выбросов с самолетов прекратились.
    По поводу краеведческих материалов сомнений нет. Да, она сознает, что внесла немалый вклад в распространение знаний по истории малой родины. Уйдя с совхозной фермы (кстати, иной работы на первых порах деревня предложить ей не могла) в сельский клуб, затем в местную школу преподавать историю, позже - в музейные сотрудники, Таисия Николаевна смогла развернуться и посвятить свои дни просветительскому делу. Легкая на подъем, она то и дело ездила в областной архив. Отправлялась на Селигер - искать тверские следы князей Шаховских по просьбе журнала «Русское возрождение». Расспрашивала деревенских бабушек о старине. От нас уходит целое поколение, уникальное по крепости своих нравственных традиций, и надо успеть запечатлеть его мудрость. Выступала в школе, в библиотеке...
    На чистом сельском воздухе, на свежих овощах и козьем молоке как-то сами собой исчезли хвори. Успокоилась душа. Деревня помогла ей самовыразиться. Созданные ею два музея деревенского быта - в Замытье и Никольском, статьи в журналах и местных газетах, книжка «В Тверском углу» - краеведческий материал для энциклопедии о деревне по просьбе Тверского университета - все это она называет своим долгом деревне, долгом обновленного сознания.
    В 1992 году пришла беда. Пожар унес дом Кременецких со всем нажитым добром. Пострадала и сама Таисия Николаевна: обгорели лицо и руки. Но она постигла, что значит, потеряв, обрести. Помогла в этом мудрая особенность деревни - общинность. В ее новый дом в Филихе добрые люди несли одежду, мебель, семена для огорода, сочувственные слова. После этого она стала больше понимать и жалеть людей, даже самых пропащих, ибо люби человека, а не люби его грехи. Стала тщательнее взвешивать слова: всегда слыла остроумной, но, поди знай, может, в нем есть доля злоязычия? Научилась терпению.
    Пожар - вообще важная веха в ее жизни. Как нередко случается, когда физическая жизнь человека подвергается разрушению, какие-то верховные спасительные силы извлекают на свет не востребованные прежде способности. Она вдруг стала рисовать, писать стихи, создавать искусные коврики и покрывала в лоскутной технике, заниматься резьбой по дереву. Не очень ловкими на вид руками вычерчиваются тончайшие, филигранной четкости линии. Ее акварельные пейзажи приземлены и поэтичны одновременно. Бревенчатые домики, укутанные снегом. Зимние уютные дымы над печными трубами. Щемящая незащищенность природы и хрупкость родного деревенского мира. В стихах - те же мотивы:
    Деревня - от слова «деревья»,
    Деревня - у корня дерев.
    Стоит, посеребрена временем,
    А время замедлило бег.

    Деревенская тема перекликается с духовной. Одно из ее стихотворений обращено к священнику из села Вырец, отцу Валентину: трогательные строки о батюшке юном, который «с колокольни обшарпанной в два колокольчика тихо звонит» над разграбленным Знаменским храмом, с пустым клиросом, с редкими рядами прихода, зато с шумной и пьяной толпой молодежи в Пасху.
    Теперь родная для Таисии Николаевны - Филиха, деревенька из тринадцати дворов. Она стала сохранившимся островком народной духовной и материальной культуры, увы, исчезающей. (Соседнее Никольское уже изрядно подпорчено цивилизацией). По ее наблюдениям, сельчане лучше городских людей, меньше врут, проще выражают эмоции. Здесь неутомимые в хлопотах старушки-карелки содержат в образцовом порядке огороды, в любое непогодье соберут урожай и накосят сена. Здесь еще не потеряло своего первозданного смысла слово «стыдно»: стыдно быть пьяным, жестоким, ходить в грязной телогрейке. Живы общинные отношения. Два дня не появись у колодца - соседи вмиг постучатся в дверь: не заболела ли, может, чем помочь? А какие дипломаты! По местным понятиям, она не очень радивая хозяйка. Встает позже 5 утра, поздно ложится, электричество не экономит. Когда козу пасет, газету читает. Да и надои от козы могли быть повыше. Но деревенские с критикой никогда не полезут, а каждый день всенепременно почтительно раскланяются.
    Она живет одна. Ее замечательная мама умерла и покоится неподалеку. Аня и Алеша, окончив университеты, обосновались в Москве. Деревню тоже полюбили, часто приезжают и не прочь остаться насовсем, но разве здесь найдешь работу?
    К Москве она давно охладела и выбирается туда только по делам. Первопрестольная теряет свою самобытность, все более обрастая чертами интернационального города. И при этом – снобистское отношение к деревне, как будто деревня - не часть России.
    Свет в ее доме действительно горит допоздна. Она много читает и как истинный российский интеллигент размышляет над извечными русскими вопросами: что делать и кто виноват? Деревня – гремучая смесь жестокости и доброты, природного ума и приобретаемой глупости, крестьянской зоркой рачительности и разгильдяйства. И эти вопросы рассматриваются сквозь призму русского православия. Деревня привела ее к Богу. По ее мнению, вывести Россию из сложнейшей экономической, социальной и нравственной ситуации поможет вера. С обретением веры народ обретет и веру в себя, станет, наконец, созидателем, а не разрушителем. Необходимо восстанавливать церкви, вводить в школах уроки закона Божьего. А путь к этому – через просветительство. Как умеет, она старается донести эти идеи до людских сердец. И в этом видит свой бесконечный долг перед деревней.


Эльвира БУШУЕВА

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru