Архив номеров


Геннадий Климов     В прошлом номере «Тверского бизнес-журнала» мы начали разговор о том, как продвинуть тверские товары на московский рынок. Но сейчас надо думать еще масштабнее - товары должны быть конкурентоспособными в мире, тем более что Россия со дня на день вступит в ВТО. Мы уже рассказали, что одним из основных условий продвижения товаров является создание брэндов, которые со временем начинают сами работать на своих хозяев и приносить им прибыль. Самый простой способ ведения бизнеса в провинции - прицепиться к чужому брэнду, пользоваться им на условиях фрашизы. Это дает определенные преимущества - не надо ничего придумывать, все правила и стандарты спускает владелец франшизы, что почти всегда гарантирует результат. Но франшиза лишает бизнесмена свободы маневра, предприниматель является не самостоятельной единицей, а частью большой системы. Кроме того, надо платить регулярные отчисления за пользование торговой маркой - роялти. Что делать тем бизнесменам, которые хотят быть самодостаточными? Ограничиваться провинциальными рамками и не замахиваться на большие федеральные рынки? В прошлом номере мы популярно рассказали, что возможность создания федерального брэнда есть и у провинциальных предпринимателей. В Тверской области есть СМИ, которые могут способствовать продвижению тверских брэндов на российский и мировой рынки при вложении средств многократно меньше, чем потребовали бы средства массовой информации из Москвы. Прежде всего речь шла о раскрученных сайта газеты "Караван+Я" и тверского портала www.eTver.ru. Сегодня мы расширим тему техники создания брэндов и поговорим о том, как брэнд территории и брэнд товара могут оказывать друг другу взаимную поддержку.
    Сейчас практически беспроигрышным является эксплуатация экологической темы, модной во всем мире. В особенности это касается продуктов питания - люди стали очень серьезно относиться к тому, что они едят и что пьют. И в этом отношении предприятия пищевой промышленности, работающие в Тверской области, должны иметь неоспоримые преимущества. У nверской земли пока еще сохраняется репутация одного из самых экологически чистых мест Европы. Поэтому совершенно неправильно, с точки зрения продвижения продовольственного товара, не акцентировать на этом внимание. Пример, как не надо было делать, два некогда знаменитых продовольственных брэнда из Тверской области - кашинские алкогольные напитки и тверское пиво. Их ящиками возили в подарок министрам еще в советские времена директора всех тверских предприятий. Сменившие их абстрактные "Вереск" и "Афанасий" не воспринимаются как преемники этих советских торговых марок, в их рекламе мало говорится о тверском происхождении и натуральности. И как результат - у некогда знаменитого Кашинского ЛВЗ даже на внутриобластном уровне осталось только около 15% рынка. А брэнд некогда знаменитого тверского пива и вовсе забыт.
    Развивать брэнд особой экологической чистоты - совместная задача областной власти, муниципалитетов, бизнеса и региональных СМИ. Это одна из граней имиджа региона. Но разные районы могут создавать отдельные брэнды, способствующие развитию бизнеса. Возьмем, как пример, Конаковский район Тверской области. Здесь есть поселок Редкино, который развивается по своему сценарию, как центр промышленных инвестиций, расположенный недалеко от Москвы, имеющий все преимущества, с точки зрения логистики: с одной стороны Октябрьская железная дорога, с другой - трасса М10 - и квалифицированные рабочие кадры, оставшиеся после развала сконцентрированных здесь в советские времена предприятий оборонного комплекса. Но в целом у Конаковского района есть все перспективы стать "дальней Рублевкой" - местом второго элитного дома, регулярного проведения уик-эндов. Когда на деревенском магазине пишется не "водка - пиво - сигареты", а "элитные вина и табак" (как, например, на магазине в деревне Вахонино), это говорит о многом. Здесь прежде всего имеет перспективы развития бизнес, связанный с сервисом – бытовое обслуживание, рестораны, медицина, страховое дело. Ну и, конечно, весь спектр строительных работ.
    Другая зона Тверской области - окрестности озера Селигер - кажется такой же рекреационной зоной, но перспективы развития у этих мест несколько иные. Сейчас в столицах о Селигере знают как об озере, куда неплохо приехать на пару дней с палаткой. Есть несколько баз - старых, еще советских, и новых, дорогих, но в летние месяцы они не справляются с потоком туристов. Однако все четче прослеживается тенденция - многие, приехав на Селигер с палаткой, остаются там жить. Причем, поскольку это относительно далеко от Москвы, эти люди выбирают Селигер своим постоянным местом жительства, обустраивая свой бизнес так, чтобы можно было вести его не из Москвы. Земли вокруг Селигера и озер, входящих в его систему, интенсивно скупаются несколькими крупными компаниями. Мы знаем, что в планах этих фирм - разработка проектов элитных коттеджных поселений. Осташковский район в этом году будет газифицирован, и это даст колоссальный стимул переселению состоятельных людей из Москвы и Санкт-Петербурга в эти удивительной красоты и экологической чистоты места. Селигер это место где в перспективе будут жить миллионеры. Здесь уже сейчас сложила община очень состоятельных предпринимателей, которые управляют бизнесом "дистанционно".
    А что же сама Тверь? Сейчас мы не наблюдаем в областном центре того бурного роста промышленности, что характерен, скажем, для Конаковского района. Но, может быть, это и к лучшему. Я всегда утверждал и продолжаю утверждать, что Тверь должна развиваться не как промышленный центр, а как гуманитарный город. Уже стало общепризнанным, что Тверь - один из крупнейших центров книгопечатания России. Два огромных полиграфкомбината, сотни издательств, которые, например, смогли обеспечить всю Россию телефонными справочниками - уже сейчас ситуация такова, что почти никому не приходит в голову заказывать их нигде, кроме Твери. Концентрация художников, фотографов и дизайнеров на душу населения в Твери такова, что это создает все предпосылки для развития высокой моды (тем более - под боком необъятный московский рынок). Уже сейчас многие москвички ездят в Тверь стричься и посещать салоны красоты: это и дешевле, и качество гарантировано. Серьезная ниша - медицинский туризм. Польша уже поставила на широкую ногу пластические операции для жителей Западной Европы. А у нас рядом Москва, по уровню доходов населения с западной Европой вполне сопоставимая. В Твери прекрасная школа стоматологии и зубопротезирования, сильно развита ультразвуковая диагностика, офтальмология и другие сферы медицины. Но человек, приехавший за медицинскими услугами, должен иметь возможность лечь в хорошую клинику, закрепить результаты лечения в хорошем санатории плюс губернатор Дмитрий Зеленин видит перспективы развития медицинского бизнеса, но средний уровень чиновников (а тут должны быть задействованы чиновники как от медицины, так и от туризма) никак не координируют свои действия в этом направлении. Очень большие перспективы Тверь может получить как центр образования. Губернатор Дмитрий Зеленин некоторое время назад подхватил нашу идею об объединении тверских вузов в один масштабный национальный университет, но развития эти планы никак не получают - мешает противодействие руководства вузов, которые боятся потерять свои удобные кормушки. Но от их упертости страдает весь город, которого, по сути, лишают шанса стать российским Кембриджем.
    В заключение - о шансах. Сейчас в Тверской области первый раз за много лет появился руководитель, который все ловит на лету, видит перспективы региона, и активно работает на их реализацию. Мы говорим о губернаторе Дмитрии Зеленине. Теперь дело за чиновниками, которые должны просто начать добиваться тех же целей. Наладить работу команды сложно, но при малейшем взаимодействии мы приблизимся к тому, что в Тверскую область обвально хлынут инвестиции со всей России и мира. В принципе, это уже начало происходить.


Геннадий Климов


    Вообразите: вы — невеста. Вы входите в свадебный салон и видите там два платья с искусственными розами в районе груди. Одно из них должно стать Платьем вашей мечты. К нему есть и аксессуары — белые перчатки, напоминающие краги. А теперь проснитесь: это был сон. На дворе не советские времена, и в Твери уже успел сформироваться целый рынок свадебной и вечерней одежды.

    Описанная ситуация сейчас кажется сюрреалистичной, а лет 20 назад такое происходило сплошь и рядом. Более того, во времена тотального дефицита люди подавали фиктивное заявление в ЗАГС в надежде получить заветный талончик в свадебный салон, так как только там можно было купить приличные туфли и белье.
    Времена, слава Богу, изменились, и индустрия свадебной и вечерней одежды набирает обороты. Специалисты уверяют, что рынок свадебной и вечерней одежды в России, а значит, и в Твери, только на первом этапе развития. Но уже сейчас обилие великолепных свадебных платьев и вечерних туалетов в открывающихся сплошь и рядом магазинах говорит о том, что ниша эта заполняется с поразительной скоростью.
    Проанализировать ситуацию на рынке свадебной и вечерней моды мы попросили Ираиду Самуйлову, директора тверского дома моды FAVORE.
    — Ираида Ивановна, расскажите о тенденциях на рынке свадебной и вечерней моды?
    — Сегодня высокая мода переживает кризис, многие европейские дома мод закрываются. И это можно объяснить: сместились акценты. Люди стали более практичными, они уже не хотят тратить заоблачные суммы на вещи «от кутюр», они готовы вкладывать деньги в здоровье, отдых, недвижимость и так далее, но не в одежду. Если раньше мы создавали платья «от кутюр» для подиумов и различных показов, то сейчас, следуя тенденциям и изменениям на рынке моды, решили завоевывать массового покупателя, понимающего толк в красивых вещах. А таких, я вас уверяю, все больше и больше. Совсем недавно считалось, что нарядно — это когда все в блестках и бисере, и этого достаточно. А сейчас люди стали более требовательными, теперь они ценят кропотливый ручной труд. К слову, на декорирование одного корсета уходит не менее 12 часов.
    Раньше мы работали как оптовики, между нами и салонами не было посредника. А сегодня осознали, что необходимо самим развивать сеть магазинов, ведь очень важно, как будет продано свадебное платье. Мы хотим, чтобы в наших магазинах люди могли получить профессиональную консультацию, могли купить у нас не только платье, но и белье, чулки, туфли — словом, создать законченный образ. Вот сейчас ищем, кто бы мог поставлять нам «лысые» туфли, так как хотим все вещи декорировать сами, чтобы они были выдержаны в одном стиле.
    Рынок свадебной моды в России только складывается, и мы хотим занять на нем свое место. Наряду с массовыми сериями мы по-прежнему планируем шить и эксклюзивные вещи, но хотим донести до людей: если вещь не «от кутюр» — это не значит, что она худшего качества. Да, другая ткань, меньше ручной работы, но такой же высококлассный дизайн, идеальный крой, качественные ткани и более доступные цены.
    От коллектива в нашем бизнесе зависит многое. Руки у наших мастериц действительно золотые, но большое значение мы придаем и обучению продавцов, они по прошествии месяца сдают экзамены на знание ассортимента, тканей, стилистики.
    — А сколько сегодня необходимо вложить в запуск подобного производства?
    — На мой взгляд, нужно не менее 100 000 долларов, да и то при условии, что все пойдет идеально.
    — Как скоро окупятся эти затраты?
    — В нашем бизнесе ждать быстрой отдачи не приходится — должно пройти от трех до пяти лет, не меньше.
    — Что можно сказать о перспективах развития свадебной и вечерней моды?
    — Свадьбы будут всегда, а значит, и бизнес наш будет всегда востребован! Но и здесь есть определенные тенденции: аналитики утверждают, что год от года растет количество гражданских браков. Сейчас на само торжество, наряды не принято тратить много средств, многие откладывают деньги на путешествие. Зачастую свадебные платья берут напрокат. Однако я, как и многие другие, считаю, что свадьба — это одно из самых важных событий в жизни, и невеста должна чувствовать себя богиней.
    Сейчас мы проводим маркетинговое исследование, чтобы понять, что нужно тверскому покупателю, куда нам дальше двигаться.
    — Кто является вашими типичными покупателями?
    — Как правило, это молодые, энергичные люди с активной жизненной позицией, сами неплохо зарабатывающие и понимающие толк в красивых вещах.
    — Сколько стоит одеть невесту в вашем магазине?
    — В среднем, учитывая все аксессуары (сумочку, фату, палантин, бижутерию), — от 13-14 тысяч рублей. Диапазон цен колеблется от 7 до 35 тысяч рублей. Если человек готов платить — мы можем создать и «кутюрную» вещь. Самое дорогое платье, которое мы шили на заказ, обошлось клиенту в пять тысяч долларов, это был свадебный наряд.
    — Что вы можете сказать о специфике вашего бизнеса?
    — Наш бизнес — сезонный. Самое горячая пора для нас — это пора свадеб, которая, как правило, начинается в марте и заканчивается в августе. Поэтому мы планируем развивать линию вечерних нарядов, линию prкt-a-porter — одежды, которую можно носить каждый день.
    Кстати, если говорить о конкуренции, то сегодня идет просто вал вечерних нарядов от китайских производителей. Дешевая рабочая сила, высокие технологии — соответственно, и цены другие. При этом если вещь фабричная, то выглядит она очень достойно — это, как правило, качественная отделка, добротные ткани. Так что конкуренция на рынке высокой моды ужесточается с каждым днем, выживать будет сложно. Но это нас лишь подстегивает и заставляет совершенствоваться.


Елена Данилевская


    Тверские законодатели решили очистить рынок розничной торговли алкоголем от махинаторов и создать честным предпринимателям возможности для роста с помощью принятия нового закона. Законопроект устанавливает размер уставного капитала для розничных точек, торгующих алкоголем, а также величину стоимости лицензии на право торговать спиртным. С выкладками законодателей были согласны далеко не все.     С начала 2006 года розничное звено алкогольного рынка Тверского региона оказалось в подвешенном состоянии. Малый бизнес не мог понять, в каких условиях ему придется действовать из-за того, что предыдущий состав Законодательного Собрания не удосужился определить правила розничного оборота алкоголя, как того требовал Федеральный закон 102 ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции».     Теперь все стало ясно и понятно. Региональный закон № 50, который многие по праву называют революционным, определил новые правила розничной торговли алкоголем. Он уже принят ЗС и скоро вступит в силу. «Бизнес-журнал» побеседовал с депутатом Законодательного Собрания Станиславом Миловановым — одним из авторов нового областного закона.     — Объясните, пожалуйста, в чем специфика этого закона?     — Проект закона № 50 принципиально отличается от большинства аналогичных документов, разрабатываемых в других регионах. Прежде всего мы старались создать экономический, рыночный механизм регулирования розничного оборота алкоголя области.     При первом знакомстве с документом, изобилующим длинными формулами и расчетами, он кажется избыточно сложным. Но ведь и сама сфера бизнеса, которую он должен регулировать, далеко не проста. Если более детально проанализировать законопроект, то становится вполне очевидной его суть: прежде всего он направлен на то, чтобы в сегменте розничной торговли алкоголем были представлены крупные, солидные операторы, заинтересованные в поддержании своей репутации.     Ситуация такова, что розничная сеть региона состоит из тысяч мелких магазинчиков, зарегистрированных на частных предпринимателей. По экспертной оценке участников алкогольного рынка и контролирующих организаций, в Тверской области на долю частных предпринимателей приходится более 50% розничного рынка. Деятельность многих из них фактически не соответствует установленным требованиям для розничной продажи алкогольной продукции. То есть поле для различных махинаций с алкогольной продукцией весьма широко. Исходя из этого посыла, закон № 102 ФЗ запретил ЧП торговать алкоголем. Однако для того, чтобы смена формы собственности не была формальностью, а стала эффективным механизмом регулирования рынка, необходим еще целый ряд мер. Так, регионам предоставили право устанавливать минимальный размер уставного капитала для розничных точек, торгующих алкоголем, — в пределах миллиона рублей. Многие субъекты Федерации в этом смысле «осторожничают», стараясь не пугать розницу максимально высоко поднятой планкой уставного капитала. Тверские же власти, проведя тщательный анализ рынка, посчитали, что и миллион рублей — это далеко не предел. У каждого субъекта розничной торговли в собственности есть здания и сооружения, торговое оборудование, автотранспорт и т. д. Если все эти активы внести в уставной капитал, «среднестатистическая» тверская розничная точка вполне способна безболезненно выдержать планку и в два миллиона рублей.     — Почему необходимо определять максимальную ставку уставного капитала для предприятий торговли?     — Установление максимальной планки уставного капитала для розничных точек областного центра — вопрос принципиальный. Такая мера не только позволит вывести из тени налогооблагаемую базу предприятий розничной торговли, но и стимулирует легализацию числа реально занятых в фирме работников и размер их заработной платы. Для того, чтобы нормально функционировать, не вызывая претензий со стороны контролирующих структур, ООО с приличным уставным капиталом потребуется как минимум официально принять на работу генерального директора, бухгалтера, экспедитора и т. д. Эта мера укрупнения рынка за год принесет бюджету Тверской области более 30 миллионов рублей только косвенных поступлений — в виде налога на имущество и НДФЛ. Повышение, таким образом, ценности бизнеса для его владельца заставит значительно более аккуратно относиться ко всем требованиям законодательства, поспособствует легализации рынка. Фирма с уставным капиталом в миллион рублей — это не «однодневка», с которой можно проводить самые рискованные операции, и владелец магазина пять раз хорошо подумает о последствиях, прежде чем поставить на полку принадлежащего ему магазина контрафактную водку.     Отметим, что основной принцип, заложенный в «алкогольном» законопроекте Тверской области, — дифференцированность подхода к каждой розничной точке с учетом целого спектра различных факторов. В частности, для торговых точек, расположенных в городских поселениях, за пределами областного центра планка уставного капитала будет вдвое ниже, а розничным торговцам, работающим в сельской местности, придется внести в уставной капитал лишь 200 тысяч рублей. Что же касается объектов общественного питания, то для них, в полном соответствии со 102 ФЗ, уставной капитал не предусмотрен вовсе.     — Получается, что объем рынка розничной торговли прямо зависит от размера уставного капитала.     — Сам по себе он еще не является залогом укрупнения розничного рынка. Поэтому другим фундаментальным моментом закона можно считать установление стоимости лицензионного сбора. Мы считаем, что величина сбора должна определяться для каждой розничной точки индивидуально и формироваться с учетом целого ряда параметров.     Стоимость лицензии напрямую будет зависеть от: видов деятельности торговой точки (розничный магазин или точка общепита по определению не должны быть уравнены в условиях работы), места ведения бизнеса (базовая цена лицензии в сельской местности будет ниже, чем для магазинов, расположенных в городских округах), количества объектов торговли, вписанных в лицензию. Укрупнение торговой сети должно быть финансово выгодно для предпринимателя.     Базовая ежегодная стоимость лицензии по одному объекту составит 50 тысяч рублей. Эта сумма не взята «с потолка», а определена в ходе скрупулезного анализа. Как показывает анализ, рыночные механизмы скорректируют оптовую цену на каждую бутылку алкоголя в сторону снижения. Оставшаяся часть лицензионной нагрузки на розницу не превысит 2% от доходности розницы. В силу естественных сезонных колебаний, а также ввиду инфляции порядка 10% стоимость алкогольной продукции ежегодно изменяется в пределах 25-30%. На этом фоне потребитель просто не заметит такого повышения цены, и розничная точка не потеряет ни копейки своей законной прибыли.     Все эти изменения ставят целью добиться укрупнения субъектов розничного бизнеса в два-три раза. Если сегодня на одну лицензию в Тверской области реально приходится 2,2 точки, то «сложносоставная» система определения лицензионного сбора позволит довести этот параметр до пяти, и все это исключительно за счет чисто экономических механизмов регулирования рынка.     При этом базовая стоимость лицензии для розничной точки, расположенной в сельской местности, изначально ниже, чем для тверского супермаркета. Кроме того, авторы закона хорошо понимают, что добросовестным торговцам выгоднее покупать лицензию сразу на несколько лет вперед. Для таких операторов рынка предусмотрена дополнительная «скидка».     — Как эти нововведения были восприняты тверскими предпринимателями?     — Документ вызвал настоящую бурю эмоций среди тверских розничных торговцев, обеспокоенных кажущейся высокой стоимостью лицензий. И надо отдать должное профессиональному объединению крупнейших операторов алкогольного рынка области — Тверской алкогольной ассоциации (ТАА), принявшей участие в разработке закона и взявшей на себя разъяснение закона в среде розничных операторов алкогольного рынка.     Главный «идеолог» законопроекта, представляющий бизнес, — сопредседатель ТАА Юрий Шаповалов — уверен, что закон выгоден легальным операторам рынка. В перспективе часть рынка, занятая контрафактной продукцией (по разным оценкам, на сегодня величина этой части рынка оценивается, как 20-45 % всего рынка), освободится, и в ней смогут работать легальные операторы. При этом и оптовикам выгоднее работать именно со стабильными, крупными розничными точками, отвечающими за свою деятельность солидным уставным капиталом. И в направлении формирования цивилизованного рынка тверской алкогольный бизнес оказался вполне солидарен с властью.     — Не слишком ли высока устанавливаемая законом ставка уставного капитала для розничных торговцев?     — В Тверской области розничную продажу алкоголя ведут 2 600 лицензиатов, из них: 580 — организации, 40 — потребительская кооперация, 1980 — индивидуальные предприниматели. Исходя из легального оборота алкогольной продукции в размере 5,5 млрд. руб. средний годовой оборот лицензиата составит 2,2 млн руб. Оборачиваемость денежных средств лицензиата (оборотные средства) кратна одному кварталу. Таким образом, размер оборотных средств лицензиата составит не менее 530 тыс. руб., плюс любые ликвидные активы предприятия (оборудование, техника, недвижимость).     Получается, что организациям — участникам розничного алкогольного рынка не составит особого труда сформировать уставной капитал в размере не менее 1 млн. руб.     В результате число лицензиатов снизится с 2 600 до 1 000. При этом величина оборотных средств каждой реально работающей организации увеличится до 1,3 млн., а размер активов — до 700 тыс. руб. Выходит, что устанавливаемый размер уставного капитала для организаций, осуществляющих розничную продажу алкогольной продукции на территории Тверской области, в размере не менее 1 млн. руб. не препятствует розничным организациям получить право розничной торговли алкоголем.


Александр Зенин


Предприниматель Александр Глушков     Большинство отраслей сельской экономики, кроме туризма, конечно, остаются не затронутыми серьезными инвестициями. Возрождение сельской инфраструктуры отдано на откуп самим жителям глубинки. Это их право, которым в селе начинают активно пользоваться. Оказалось, что в Тверской области можно создать целый комплекс работающих и приносящих прибыль предприятий без привлечения внешних средств.     Все, что заработало в Малышевском сельском округе Максатихинского района можно рассматривать как показательный пример, с точки зрения возможности развития территории. Побудительным мотивом для начала возрождения отдельно взято территории послужила воля и желание отдельно взятого предпринимателя Александра Глушкова, который начал большую работу – создание системы производственных предприятий на основе местного потенциала. Глушков организовал деревообрабатывающий комплекс, современное кафе-столовую «Душечка», несколько магазинов, прибыльное животноводческое хозяйство. Сегодня он планирует организовать туристический комплекс и развивать производство альтернативного энергосырья. Все его проекты завязаны в одну цикличную систему, элементы которой, консолидировано участвуют в процессе развития бизнеса и освоения новых сфер производства. Хотя, Глушков не любит определения «бизнесмен», говорит: «Бизнес – это где-то там, в Москве, а у меня просто есть свое дело».
УВИДЕТЬ ПОТЕНЦИАЛ

    Прежде чем говорить о бизнесе, необходимо понимать в каких условиях он развивается. Малышевский сельский округ традиционно был сельскохозяйственным: льноводство, лесозаготовка и животноводство. Транспортные возможности ограничивались наличием автомобильной дороги 3-го уровня Новгород-Ярославль. Еще с советских времен экономика округа была дотационной. Как только щедрые потоки финансовых вливаний со стороны государства прекратились, экономический некроз территории, в середине 90-х, привел к клинической смерти местного хозяйства. Умерло льноводство, а что касается лесозаготовки, то она, в принципе, не могла кормить район, так уже тогда работала на собственника. Таким образом, из всех возможных вариантов частное предпринимательство оказалось для местных жителей наиболее оптимальным способом выживания. Первым предпринимателям поселка Малышево, к которым относится Александр Глушков, приходилось начинать с самого простого и доступного способа заработка – розничной торговли. Поэтому первым коммерческим предприятием Глушкова стал продуктовый магазинчик. «Первые небольшие доходы – вспоминает предприниматель – я получал именно с него. На тот момент существовала конкуренция в лице других предпринимателей и райпо. Но в своей работе мы уже тогда учитывали законы рынка и, исходя из спроса, формировали потребительскую корзину. Благодаря чему и выжили. До определенного момента нас это устраивало. Но совершенно естественным путем пришли к тому, что развитие в торговом сегменте не могло обеспечить качественный скачок бизнеса, поэтому мы не стали «изобретать велосипед», а пошли по пути восстановления традиционных производств нашей местности».
ВСЕ БЫЛО РЯДОМ

    Выход на новый уровень начался с деревообработки. Однако собственных ресурсов для организации производства Глушкову не хватало. Поэтому пришлось объединяться с коллегой-предпринимателем. Совместными усилиями молодые люди взяли в аренду деревообрабатывающий цех местного ПМК. Сначала на три месяца. На первом этапе наемных работников не брали. Работали сами. Производили обрезную доску: сами пилили, сами грузили, сами возили продавать. Первая прибыль вся ушла на оплату аренды за используемое производство, что позволило перезаключить договор аренды на более длительный срок. Интересно, что сырье для переработки предпринимателям приходилось закупать в соседнем Лесном районе, так как местные ресурсы контролировал монополист, который, как известно, конкуренцию не поощряет. Готовую продукцию, также приходилось реализовывать напрямую в Москве. Подобная ситуация, к сожалению, не редкость. Чаще всего получалось, что частные предприятия в райцентрах вырастали на базе бывших госпредприятий и владели ими бывшие чиновники. Получалось, что вроде бы предпринимательству никто не препятствует, но и не помогает. Хотя в ситуации, когда предпринимательскую деятельность никто не стимулирует, бизнес становится более самостоятельным, независимым и рассчитывает только на свои силы. К делу Глушкова это относится как никогда.
ШАГ ЗА ШАГОМ

    - Главное достижение на тот момент – рассказывает Александр Глушков – это то, что нам удалось взять производство в долгосрочную аренду. Прибыль шла на закупку нового оборудования и автотехники. Тогда появилась потребность в рабочих руках. В этом отношении проблем не возникло и водители, и рабочие на пилораму в поселке были. Затем, при акционировании мы выкупили у ПМК – нашего арендодателя, пакет акций, что позволило приобрести в собственность первое деревообрабатывающее производство. Затем, у того же ПМК, мы выкупили ремонтные мастерские, автотехнику – автомобили «Урал», которые переоборудовали в гидроманипуляторы. К 2000-му году приобрели предприятие целиком, превратив его в деревообрабатывающий комплекс – начали сами заготавливать древесину и расширили ассортимент продукции. При этом, мы развивались только за счет оборотных средств, ни о каких кредитах тогда и речи не шло. Однако, потенциал деревообработки оказался не беспредельным. Тогда и возникла идея освоения других производств. У местного колхоза мы выкупили свиноферму, которая не использовалась. Она обошлась нам в 150 тысяч рублей, в ее реконструкцию пришлось вложить в три раза больше. Очень скоро мы смогли выйти на воспроизводящий уровень и обеспечивали мясом уже весь поселок. На том этапе, для этого хватало 30 голов. Даже такой объем позволил выйти на уровень рентабельности хозяйства. Вскоре мы вышли на местный рынок. Это (животноводческое) направление оказалось перспективным не только с точки зрения прибыли, но и возрождения территории. Поэтому, мы организовали вторую мясо-молочную ферму. Скупили 80 голов скота со всего района. Можно сказать остатки. Поэтому освоили в основном мясное направление, так как это стадо дает молока только для внутренних нужд – на наш поселок хватает. Сейчас, благодаря нашему животноводческому хозяйству мы обеспечиваем мясом свой поселок, наши магазины и кафе, а также оптом отправляем на максатихинский рынок. Молочное направление планируем освоить в нынешнем году. Организуем еще одну ферму, для которой закупим племенное стадо. Мы подсчитали, что имеет смысл начинать с 20 голов. При этом, каждая корова должна давать не меньше 5 тысяч литров молока в год. Затраты в этом деле не так велики. Одна племенная телка стоит от 30 тысяч рублей и до тех пор пока хватит фантазии. Но нас не интересуют безграничные варианты, поэтому минимальное стадо обойдется в районе 20 тысяч долларов. Новое оборудование будет стоить примерно столько же, плюс ремонт помещения для их содержания. Со сбытом проблем нет. В Максатихе работает маслозавод. Кроме того, у нас есть предварительная договоренность о сотрудничестве с компанией «Петмол».
НОВЫЕ ПРАВИЛА

    Мы задали естественный вопрос: «Насколько выгодно вкладывать деньги в мясомолочное пр-во?»
    - Это сложный вопрос. Если судить с точки зрения цифр, то такое производство дает прибыль как минимум в 5 раз больше вложенных средств и окупается довольно быстро. На такой уровень можно выйти, имея не менее 350 голов скота по каждому из направлений. С другой стороны, есть несколько проблемных моментов, без решения которых организовать рентабельное мясомолочное производство просто нельзя. Первое – это правильная организация всего комплекса хозяйств. Здесь не работают методы хозяйствования советских времен. При этом, других методов в сельской местности просто не знают, а зарубежная практика не всегда применима в наших условиях. Например, для элементарного выживания комплекса ферм нельзя допускать их высокой концентрации в одном месте. Это связано с дефицитом кормовой базы, которую скот уничтожает полностью за один сезон. Поэтому, все хозяйства должны быть разбросаны территориально, чтобы не возникало дефицита кормов. Другой вопрос, оборудование фермы. Излишние затраты на установку западных технологических новшеств серьезно повышают себестоимость конечной продукции, то есть мяса и молока, что, в конечном итоге, скажется на окупаемости всего комплекса. Для современной прибыльной фермы достаточно и отечественного оборудования.
    И, наконец, кадровый вопрос. Сельское хозяйство испытывает огромный дефицит в специалистах и это несмотря на то, что сельскохозяйственные вузы непрерывно занимаются их подготовкой. Для обслуживания каждой фермы необходим всего один специалист-зоотехник. Главная проблема как его мотивировать. Например, наше хозяйство на сегодняшний день может предложить зоотехнику зарплату в районе 7-8 тысяч рублей, жилье и бесплатный транспорт. В этом отношении мы пытаемся сделать ставку на молодые семьи.
ПРИБЫЛЬНАЯ АЛЬТЕРНАТИВА

    - Другие сферы поднимать собираетесь?
    - Льноводство с нашей точки зрения через чур затратная отрасль. На данном этапе развития я бы не стал за него браться. Более перспективным видится экотуризм, который мы планируем развивать параллельно остальным отраслям. На базе поселения «Русский городок» мы планируем открыть туристический комплекс в народном стиле. Тем более, что инфраструктура обеспечения у нас уже отлажена.
    Другой наиболее интересной сферой развития является производство альтернативных топливных систем и сырья для них. Ведь на сегодняшний день наш район остается не газифицированным – котельные работают на мазуте. Провести газ обещают через три года, но и сегодня понятно, что придет он не в каждое село, где в основном люди имеют печное отопление. При этом постоянно ужесточаются нормы заготовки дров. Поэтому, вскоре актуальным станет производство гранулированного и брекетированного печного топлива из отходов лесопиления. По нашим подсчетам, местному населению будет выгоднее закупать именно его вместо заготовки дров. Подобное сырье применимо и в больших поселках. На брекетированном топливе могут работать и мини котельные, обеспечивающие теплом несколько многоквартирных жилых домов, или квартал частного сектора. Себестоимость такой энергии будет ниже существующих стандартов. Но для этого необходимо некоторое переоборудование котельных и реструктуризация коммунальных сетей. Но, решение этого вопроса лежит не только в экономической, но и в политической плоскости.


Алена Демина, Александр Зенин

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru