Архив номеров


Геннадий Климов и Михаил Куржиямский ЭТИХ ЛЮДЕЙ ЗАЧАСТУЮ НАЗЫВАЮТ ТЕНЕВЫМ МИРОВЫМ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ. ОНИ РЕДКО ЗАНИМАЮТ БОЛЬШИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПОСТЫ, НО ЧАСТО ОТ НИХ ЗАВИСИТ ВСЕ! Заместитель губернатора Тверской области Михаил Куржиямский на днях был избран в Высший экспертный совет Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО). Эта загадочная и влиятельная организация объединяет российских специалистов в области пиара. О технологиях управления общественным сознанием и их влиянии на процессы в России и в мире сегодня ведут дискуссию Михаил КУРЖИЯМСКИЙ и главный редактор еженедельника "Караван+Я" Геннадий КЛИМОВ.
    Михаил Куржиямский: - РАСО всегда считалась узкоцеховой организацией. В нее исторически входят несколько крупнейших московских пиар-агентств, которые выстраивают общественные образы тех, кто определяет жизнь в стране: от региональных лидеров до "Газпрома", РАО "РЖД", партии власти и многих других. До поры до времени они варились в собственном соку, не посвящая посторонних в свои цели и задачи. У РАСО есть как коллективные, так и индивидуальные члены. Я стал индивидуальным членом, когда руководил пресс-службой Совета Федерации. Именно тогда мы столкнулись с серьезной проблемой, что у власти и ее институтов нет внятного образа и нет идеологии. Идеологией в стране занимается один человек - заместитель руководителя администрации президента Владислав Сурков. И он, на мой взгляд, находится в постоянном поиске - новых инструментов для того, чтобы власть и ее представители были понятны и воспринимаемы населением страны, а также чтобы это население объединялось вокруг четких мотиваций и идеологем. Отсюда попытки построения национальной идеологии вокруг православия, которая не очень приживается в многоконфессиональном государстве, отсюда возвращение к ценностям патриотизма - к примеру, молодежные объединения "Наши" и "Молодая гвардия".
    Геннадий Климов: - На мой взгляд, конкурентоспособное государство не может быть построено на религиозной основе. Мы это наблюдаем сегодня в мусульманских странах. Это же касается и православия. Тем более что в истории России и Русской православной церкви уже был период, когда государство практически слилось с церковью. Кончилось все печально и для церкви, и для государства - социальным бунтом начала XX века и долгим периодом агрессивного атеизма. Кстати, сегодня отцы РПЦ предупреждают об опасности излишнего сближения православия и государства. Об этом много говорится в принятой несколько лет назад "Социальной концепции Русской православной церкви" - документе, в котором церковь попыталась дать ответы на вопросы, поставленные современной жизнью. На мой взгляд, существует только одна модель эффективного гуманного государства. Это светское (но не атеистическое) государство. И тут, собственно, и возникает проблема. Светское общество тоже должно обладать системой ценностей, моральных правил, поведенческих стереотипов - тем, что в совокупности мы и называем идеологией. И перед Россией действительно стоит серьезная проблема - выработать новую идеологию взамен рухнувших идеалов коммунизма. И то, какова она будет, во многом определит судьбу России на долгие годы.
    Кстати, подобные проблемы переживали и другие страны. Скажем, США в 30-е годы прошлого века, во времена великой депрессии, имели похожие проблемы. Мало кто знает, но тогда Америку спасли радиожурналисты. Именно они смогли дать нации пассионарный толчок: вдохнуть в нее уверенность, энтузиазм, национальную гордость. Именно они вместе с кинематографистами создали тот великий миф об американской мечте, на котором до сих пор держится величие Америки. Что-то в этом роде необходимо сделать и в России. В противном случае мы станем свидетелями медленного умирания великой страны и угасания великой русской культуры. И это будет и несправедливо, и печально.
    Михаил Куржиямский: - Православие - достаточно ортодоксальная религия для того, чтобы стать идеологией такого разноуровневого общества, как наше. А у нас, к сожалению, нет времени на социальную адаптацию общества к канонам православия.
    Геннадий Климов: - Религия - это скорее частная жизнь человека, которая не должна навязываться как основа общественной жизни всех людей. Но понятно, что общественная мораль не может существовать отдельно от религиозных догм наиболее распространенных религиозных конфессий. И в этом тоже сложность вербализации идеологии новой России.
    Михаил Куржиямский: - До революции существовало четко структурированное общество. Население было социально детерминировано и понимало, к чему необходимо стремиться, чего нужно добиваться. Сейчас же общество деклассированно. Люди не видят мотивации для движения к лучшему. Население раздроблено и по социальному, и по национальному, и по территориальному признакам. Сегодня в головах людей полная дезориентация сознания. И наша цель, я имею в виду специалистов по коммуникационным технологиям (в просторечье - PR-специалистов), - найти для большинства необходимую мотивацию.
    Если говорить о политической системе страны, то у нынешних партий крайне похожие платформы, их отличают лишь оттенки программ. И россияне по идеологическому признаку их не различают. При этом наша страна - страна перманентных выборов. И уже в этой связи возникает более сложная, многоцелевая задача - победить на выборах не административным ресурсом, не выборными манипуляциями, а путем сплочения населения вокруг партийной идеологии, которая бы соответствовала идеологии партии власти. В этой плоскости и возникает проблема взаимной интеграции власти и специалистов пропаганды и агитации.
    В свое время в здании Совета Федерации я проводил конференцию ведущих PR-технологов России. Это специалисты по управлению и манипуляции общественным сознанием. Моей задачей была, если хотите, - заключить брачный договор между властью и PR-сообществом и доказать обеим сторонам этого союза его необходимость и их взаимную востребованность. В каждом деле, а в особенности в деле идеологических построений и брэндирования власти, должны работать только профессионалы. Любительство в данном случае неприемлемо. На этой конференции выступали многие известные персонажи политического театра страны, к примеру, Сергей Миронов и Дмитрий Мезенцев, Глеб Павловский и Сергей Марков, Вячеслав Никонов и Валерий Федоров.
    И когда на прошлой неделе в ходе общего собрания членов РАСО мы избирали нового президента, я отдал свой голос за депутата Госдумы Владимира Мединского - профессионального лоббиста, способного объединить интересы и профессионального сообщества, и власти. Сегодня специалистам профессионального PR нужен лоббизм, потому что представители власти, в основном региональной, исторически считают политтехнологов чем-то вроде жуликов вне закона. Геннадий Климов: - Пиарщики - это не только лоббисты. Они реально могут свести общество с ума. На эту тему я недавно писал статью, затрагивая искусственно раздутые проблемы, такие как дефицит соли, птичий грипп, но это экономические истерии. Политические кошмары могут начаться очень скоро и будут страшнее войны. В связи со смертью в тюрьме бывшего президента Югославии Милошевича по российскому телевидению показывают кадры, с которых началась югославская трагедия. В свое время по всему миру показывали, как доведенные до изнеможения мусульмане за колючей проволокой просили о помощи. Тогда все "прогрессивное" человечество негодовало по поводу нехороших сербов. После этого разбомбили Югославию, арестовали и, возможно, убили в тюрьме ее президента. И только потом выяснилось, что все эти кадры были сфабрикованы западными пиарщиками - в точности как в знамениом фильме "Плутовство, или Хвост вертит собакой". Идет непрерывная идеологическая война и столкновение школ политтехнологий.
    Михаил Куржиямский: - Да, действительно, у политтехнологов во всем мире почти нет внутренних этических норм. Хотя в России существует негласный внутренний кодекс: не заниматься физическим устрашением и устранением конкурентов, а также публично не касаться семьи и физических недостатков.
    Геннадий Климов: - В России внутри сообщества пиарщиков все же появляется некая внутрикорпоративная этика, хотя она и не закреплена на бумаге. Но в международной политике идеологическая война, похоже, идет без правил.
    Михаил Куржиямский: - В принципе сейчас все согласны, что пиар-сообществу нужен закон и нужен лоббизм. Надо понимать, что небольшая группа политтехнологов может создать, а может и развалить любую партию, включая такую крупную, как "Единая Россия". Мы же помним недавний пример, когда группа западных советологов, возглавляемая Збигневым Бжезинским и Генри Киссинджером, развалила великое государство Советский Союз. Помним череду "оранжевых" революций в сопредельных с нами странах.
    Простой человек сейчас пассивно поглощает информацию, ее поток с каждым днем нарастает, но во всей этой информации отсутствуют объяснения, чего хочет власть. Поэтому у нынешнего общества нет уверенности в завтрашнем дне, поэтому оно нестабильно. Поэтому с ним можно делать все, что угодно.
    Геннадий Климов: - Без эффективных СМИ у власти нет руля для управления общественными процессами. Машина власти есть, двигатель работает, а руля нет.
    Такие специалисты, как Киссинджер и его команда, не только показали способности пиара, но и милитаризировали цели пиарщиков. И теперь ни одна война не начинается без массированной пиар-обработки общества, в том числе и общества противника.
    Михаил Куржиямский: - Полтора года назад в Совете Федерации было совещание "Формирование образа России в геопространстве". Все говорили умные вещи и сошлись на том, что у России для каждого стратегического региона в мире должен быть свой имидж, учитывающий сферу стратегических национальных интересов. В Чили нам нужны медь и рынок сбыта вооружений, в США - рынок сбыта нефти, в Китае нам нужны инвестиции, в Индии - высокие технологии и так далее. Если переносить это на внутреннюю политику, то действовать необходимо по тем же законам. Например, для каждого из районов Тверской области должен быть разработан свой мотивационный механизм, на базе развития приоритетных национальных проектов.
    У каждого из федералов есть своя тема. У Дмитрия Медведева - национальные проекты. У Сергея Иванова - реформа армии. У Дмитрия Козака - проблемы юга России. Такие же ориентиры должны быть и у тверских политиков, у каждого должна быть понятная для населения тема, а также развивающаяся череда результатов.
    Геннадий Климов: - Но при этом у самого президента Владимира Путина почему-то начал размываться образ.
    Михаил Куржиямский: - Я бы оговорился, что мы понимаем под размыванием образа. Да, сегодня президент не призывает "мочить в сортире", а вместо этого заботливо интересуется у журналистов, "запаслись ли они подгузниками", то есть вместе с обществом он разворачивается в сторону либерализации, делегируя часть своих публичных полномочий членам своей команды. В идеале подобные процессы должны происходить и в освещении деятельности губернатора. Вездесущий "тверской энерджайзер" Дмитрий Зеленин один берет на себя ответственность и один же отвечает за результат. Понимая это, некоторые политики как внутри региона, так и в федеральном центре пытаются "отоспаться" рядышком. Кто-то пытается попасть в кадр рядом, кто-то наоборот пытается дистанцироваться. А в заложниках этого политиканства остаются жители области, в итоге не имеющие представления о том, что в реальности происходит. Необходима четко выстроенная система взаимоотношения общества и власти с проработанной мотивацией, сформулированными критериями результативности, понятным освещением областного развития в контексте федеративных процессов. И эти технологии не нужно изобретать - они давно существуют и апробированы в общественных процессах. К примеру, пирамида ньюсмейкеров.
    Как она действует на региональном уровне? Если губернатор говорит, что солнце светит, то депутаты Заксобрания в свою очередь должны добавить, что солнце жаркое, а чиновники администрации - что солнце жаркое и желтое, и так далее. То есть население в совокупности должно получить картину деятельности консолидированной власти, ее задач и ее решений. А возвращаясь к медийному образу президента, можно констатировать присущие всем уровням власти недостатки - превалирование постановок задач над их решением, отсутствие популярных инициатив, мотивационных идеологем для населения в целом и электоральных групп в частности, игнорирование психосемантики общественного сознания и разнообразия социальных коммуникаций.
    Геннадий Климов: - Мир стремительно меняется. В связи с Интернетом его все плотнее накрывает информационное поле. Через несколько лет почти у всех будут карманные компьютеры с беспроводным Интернетом, и, каким бы талантливым и спокойным человек ни был, его захлестнут информационные волны, психические атаки. Наглядный пример: в прошлом году пришла информация о том, что Калининская АЭС, которая расположена не очень далеко от Твери, горит: такая информация появилась сразу на многих интернет-сайтах. Сотрудники редакции позвонили на станцию, и оказалось, что там все в порядке. В это же время такая же информационная провокация была предпринята против Чернобыльской АЭС и АЭС в Обнинске. И мне пришлось в частном порядке, прямо из дома, создавать обратную информационную волну, чтобы как-то утихомирить панику в Интернете и не допустить паники среди населения. (Хорошо, что у нас есть для этого все программные и технические средства.)
     Информационную атаку можно создать и в то же время можно погасить. Эта проблема становится очень серьезной. К сожалению, пока не видно, что власть серьезно к этому относится и даже понимает проблему.
    Михаил Куржиямский: - Для разъяснения серьезности момента и нужно сотрудничество власти и профессионального сообщества, хотя я и не люблю это слово, пиарщиков.
    Геннадий Климов: - Для безопасности страны и ее отдельных регионов, отраслей экономики, сохранения социального и религиозного мира требуются особые информационные центры, в первую очередь должны быть дежурные операторы-журналисты - подобно операторам на центральном пульте атомной станции. И при этом, на мой взгляд, при властных структурах нужна комиссия по информационной безопасности.
    Михаил Куржиямский: - Мы не можем повлиять на информационную безопасность страны и даже региона в Интернете. Закон об Интернете пытались создать, но из этого ничего не вышло. Нет фильтров, сдерживающих ту или иную информацию. Как нет фильтров, сдерживающих вирусы, спам. Прежде всего нет критериев надежности информации. Что для русского хорошо, то для немца смерть.
    Геннадий Климов: - Тем не менее есть интернет-центры, которые в считанные часы разрабатывают защиту от глобальной вирусной атаки. Значит, должны быть информационные центры, которые моментально предотвращают враждебную информационную атаку. Информационную атаку невозможно блокировать, но ее можно сбивать другой информацией. К тому же не всегда надо только защищаться. Надежнее самим атаковать.
    Михаил Куржиямский: - В принципе политтехнологи этим и занимаются: одни создают угрозу, другие ее разрешают. А комиссии по информационной безопасности будут похожи на комиссии по кошеру, которые есть в Израиле. Они фактически станут цензурой, которую к тому же на практике нельзя реализовать. У нас, повторяю, нет критериев, что информационно опасно, а что безопасно. Если информация не направлена на подрыв гражданского строя, значит, ее нельзя вроде бы причислять к опасной.
    Геннадий Климов: - В связи с этим можно предположить, что нас ждут тяжелые времена.
    Михаил Куржиямский: - Да, времена будут нелегкие. Для преодоления информационной анархии мы должны будем воспитать армию лояльных и профессиональных политтехнологов, которые в сотрудничестве с главным идеологическим центром страны - кремлевской администрацией - разработают государственную идеологию не только для себя, но и для каждого региона страны. Работа в этом направлении идет. На мой взгляд, если более 50% населения информировано о сути действий власти и поставленных властью задачах, значит, мы результативны. То есть, если спросить любого школьника на селе, почему малокомплектные школы закрывают, то он должен сказать: "Потому, что учителя должны получать больше! А мы - получать лучшие знания!" А вовсе не потому, что "государство экономит деньги".
    Критерием успеха также может быть удовлетворенность жизнью хотя бы у 30-40% населения. В России всегда было много хронических пессимистов, поэтому около трети людей, удовлетворенных жизнью, - уже результат.
    Возвращаясь к новому составу РАСО, хочу сказать, что его нынешний руководитель - Владимир Мединский, депутат Госдумы, формировавший небезуспешно в свое время образ "Единой России", там работает Юрий Шувалов - начальник управления по связям с общественностью и взаимодействию со СМИ Государственной Думы. Теперь в совете РАСО и Михаил Куржиямский - голос регионов. Что нам конкретно нужно, что мы хотим? Хотим простого. Чтобы задачи власти были выполнены, среди которых самая основная - улучшение жизни простых граждан.
    Геннадий Климов: - Я бы еще добавил: а самая важная задача - обеспечение внутренней и внешней безопасности России.


Записал Борис АНТРОПЬЕВ


В конце прошлой недели Россия вновь оказалась в гуще мировых событий, казалось бы, не имеющих к ней непосредственного отношения, но обязывающих ее к немедленному вмешательству. Причем события эти были увязаны в один тугой узел - по традиции "балканский".
    Балканы всегда были "горячей точкой" европейской политики: тех пор как в Сараеве убили эрцгерцога Фердинанда (с этого, если помните, началась Первая мировая война). Сейчас затихший было конфликт на территории бывшей Югославии получил новое развитие. Началось все, как ни странно, в Приднестровье.
    Как мы помним, в начале марта вокруг этой непризнанной республики вновь обострилась ситуация: Украина поставила Приднестровье перед фактом - грузы для Приднестровья должны проходить таможню в Молдове (государстве, которое существование Приднестровья не признает). Ясно, что Украина несамостоятельна. Главная цель - выкурить из Приднестровья остатки российской 14-й армии. И Украине за ее бурную внешнеполитическую деятельность уже заплатили: для нее отменили поправку Джексона-Вэника, ограничивающую внешнюю торговлю (ожидалось, что ее для Украины отменят не раньше 2010 года - для России эта поправка, принятая Конгрессом США во времена "холодной войны", действует до сих пор). Конечно, в идеале Украина охотно бы вернула Приднестровье себе (оно входило на правах автономии в Украинскую ССР до 1940 года). Хотя и в составе Молдовы цель достигается: Россия и ее военное присутствие отсекаются от Южной Европы - ключа европейской цивилизации к Ближнему Востоку.
    Главной целью балканской политики США 90-х было не допустить, чтобы ключом этим владели не понимающие его геополитической ценности сербы - народ беспечный и к тому же православный, т.е. по определению прорусский. И сербов всячески нейтрализовывали: в ход шла и классика черного пиара, и натуральные бомбы, падающие на Белград с борта НАТОвских самолетов. Итогом стала смерть сербского президента Слободана Милошевича в застенках радеющего за права человека Гаагского трибунала. Известно, что перед смертью Милошевич обратился к России, как бы сделав ее своим душеприказчиком. Он написал письмо министру иностранных дел Сергею Лаврову, где утверждалось, что последний анализ, взятый у Милошевича, выявил в его организме следы некоего "мощного антибиотика" - средства для борьбы с проказой и туберкулезом. Так как Милошевич ни тем ни другим не страдал, возникло подозрение в покушении, о чем он и пытался проинформировать Москву.
    Россия может стать единственной в мире силой, способной раздуть вокруг смерти Милошевича мировой скандал, крайне невыгодный для всех остальных действующих лиц мировой политической сцены. Европа, Гаага, Карла дель Понте, а возможно, и ООН должны быть поставлены в положение оправдывающихся. Вопрос лишь в том, способна ли Россия отыграть эту комбинацию до конца. А предпосылки, чтобы довести игру до конца, тоже спрятаны на Балканах.
    На рубеже 2005-2006 годов в международной дипломатии отчетливо проявился так называемый "казус Косова": мировое сообщество готовится юридически признать (и к концу 2006 года, видимо, признает) независимость новообразованного государства Косово на основе права его албанского большинства на самоопределение, без всякого внимания к территориальной целостности Югославии. Это дает России великолепную возможность, руководствуясь едиными международными стандартами, не только признать суверенитет Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии, но и включить эти земли в состав России на основе волеизъявления их граждан. Хватит ли на это политической воли у российского руководства?


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru