Архив номеров


Взрыв бомбы Гриневицкого 1 марта 2006 года исполнилось 125 лет с момента взрыва бомб, брошенных народовольцами под карету императора Александра II. В тот год в России шла необъявленная малая гражданская война, в которой ни одна из воюющих сторон не получила безусловных побед, зато несла кровавые потери.


ПОСЛЕРЕФОРМЕННЫЕ НАСТРОЕНИЯ

В начале 1860-х годов правительство Александра II начало претворение в жизнь ряда реформ, существенно повлиявших на общественное устройство и умонастроения всех сословий.
    К 70-м годам стало ясно, что реформы дали мизерный результат. Особенно недовольно было крестьянство, фактически обманутое обещаниями земли и воли. Интеллигенция раскололась на умеренных и радикалов. Одни считали, что надо идти в народ, просветить его, поднять на борьбу и более или менее демократическими способами изменить жизнь, в то время как радикалы уверовали в террор, прежде всего в индивидуальный.


ОХОТА НА ИМПЕРАТОРА

Раскол общества и поляризация политических сил в России продолжались. Всему бедой экстремисты считали царя и его правительство. 4 апреля 1866 года в Петербурге, у ворот Летнего сада, прогремел первый из последующей череды выстрел Дмитрия Каракозова (род. в 1840 г.). Выстрел был неудачным, арестовали и судили 197 человек, самого террориста 3 сентября повесили, а розыскные действия жандармов усилились, давление на инакомыслящих ужесточилось.
    Неробкий человек, Александр был потрясен более всего тем, что стреляли в "помазанника Божия". И кто стрелял? Русский, а не поляк, как вначале показалось. Образовавшаяся в глубоком подполье "Народная воля" на этом не остановилась: главными мишенями ее стали царь и высокопоставленные особы.
    6 июня 1867 года в Париже польский эмигрант Антон Березовский стрелял в Александра, возвращавшегося со встречи с народом в карете вместе с Наполеоном III. 2 апреля 1870 года Александр Соловьев, народник, по своей инициативе стрелял в царя в Петербурге, на Дворцовой площади, - неудачно, был казнен 28 мая того же года. Осенью 1879 года народовольцы взорвали поезд, следовавший на юг, но царская семья не пострадала. 5 февраля 1880 года один из руководителей "Северного союза русских рабочих" Степан Халтурин (род. 1856), переодетый плотником, организовал и осуществил взрыв в Зимнем дворце. Царь и его семья уцелели. Взрывы уносили жизни многих, ни в чем не повинных людей, в том числе простолюдинов. В эти же годы были убиты многие высокопоставленные персоны, однако и подпольщиков ловили, вешали, ссылали на каторгу, гноили в Шлиссельбургской крепости. Фактически шла война, гражданская война.


1 МАРТА 1881 ГОДА

Предпоследнее покушение спланировано на 17 августа 1880 года в Петербурге, на Каменном мосту, по которому царь обычно проезжал в карете в Зимний дворец из Царского Села. Подготовку и проведение операции поручили Андрею Желябову. Он и его сообщники заложили в лодке под мостом мины, изготовленные Николаем Кибальчичем. Однако из-за пустякового опоздания напарника (у того не было часов) мины не успели в нужные секунды взорвать, и карета царя промчалась мимо.
    Началась лихорадочная подготовка к очередной операции: надо же было исполнять принятое решение! В результате слежки и анализа маршрута царя решено было нанести удар на набережной Екатерининского канала или на Малой Садовой. Из сырной лавки на углу Невского и Малой Садовой стали рыть подкоп. С ноября 1880 года здесь работали Желябов, Колодкевич, Суханов, Баранников, Саблин, Ланганс, Фроленко, Дегаев, Меркулов. К февралю 1881 года подкоп был готов, осталось заложить мины Кибальчича. Однако властям что-то стало известно, многие народовольцы арестовываются, поэтому исполком решил разработать резервный вариант операции - атаковать карету царя на поверхности. В эту вторую группу Желябов включил молодых студентов Евгения Сидоренко, Игнатия Гриневицкого, бывшего студента Николая Рысакова, рабочих Тимофея Михайлова и Ивана Емельянова.
    27 февраля арестовали Андрея Желябова (род. в 1851 г.), сына крепостного, дворового человека помещика Нелидова в Крыму, с 1878 года жившего на нелегальном положении, недоучившегося студента Новороссийского университета, убежденного в том, что "история движется ужасно медленно, надо ее подталкивать". Арест был вообще-то случайным, поэтому исполком лихорадочно продолжал подготовку покушения. Руководство операцией взяла на себя член исполкома Софья Перовская (род. в 1853 г.), дочь графа Льва Перовского, порвавшая с семьей из-за самодура-отца; участвовала в "хождении в народ", училась на женских курсах в Твери, в школе Максимовича, немного преподавала в селе Едимоново за Клином, арестовывалась два раза, на нелегальном положении с 1877 года.
    За одну ночь Николай Кибальчич, Николай Суханов и Михаил Грачевский изготовили четыре бомбы. Метальщиками бомб были утверждены Игнатий Гриневицкий, Тимофей Михайлов, Николай Рысаков, Иван Емельянов. В ночь на 1 марта 1881 года дополнительно заложили мину в подкоп под Малой Садовой.
    ...Появилась царская карета, но, минуя Малую Садовую, где в лавке с миной сидел Михаил Фроленко, она помчалась другим путем на Екатерининский канал. Вступал в действие резервный вариант.
    В час сорок пять минут пополудни навстречу карете шагнул Николай Рысаков и бросил белый узелок под карету. Раздался взрыв, карету подбросило вверх, разбило заднюю стенку экипажа, поранило лошадей следовавшей верховой свиты полковника Дворжицкого. Царский поезд остановился и как бы замер.
    Неподалеку лежал мертвый казак, другой, сидевший на козлах кареты, ранен. Шагах в тридцати бился на земле и стонал торговец мясом, мальчик 14 лет Захаров, около него в изнеможении стоял раненый посторонний офицер, неподалеку падал на землю городовой. Рысаков, невредимый, бросился бежать, но его схватили городовой, подоспевшие двое солдат и фельдшер Горохов. Рысаков, увидя в толпе кого-то из знакомых, крикнул: "Скажи отцу, что меня схватили!"
    Александр в эти секунды, совершенно невредимый, вышел из кареты, перекрестился, немного шатаясь, и спросил, схвачен ли преступник, после чего захотел поглядеть на него. На крик сопровождающих "Что с государем?" успел ответить: "Слава Богу, я уцелел, но вот..." и указал на убитых и раненых. На это схваченный Рысаков с иронией произнес: "Еще слава ли Богу?"
    Император сделал движение назад к экипажу, но в этом момент Гриневицкий, все это время ожидавший удобного момента у решетки, ограждающей канал, поднял руки вверх и бросил к ногам царя свой сверток. Раздался еще более оглушительный взрыв. Александр и все, кто был рядом, упали, все на мгновение замерло, слышны были лишь крики и стоны раненых. "Двадцать человек, более или менее тяжело раненных, лежали у тротуара и на мостовой... Среди снега, мусора и крови виднелись остатки изорванной одежды, эполет, сабель и кровавые куски человеческого мяса", - писалось в официальном сообщении.
    Императору раздробило обе ноги, они были голы, из них лилась струями кровь, лицо бледно. Подбежавшим только и произнес: "Как можно скорее домой!" Когда его вытаскивали из саней у Зимнего, то в санях оказалось столько крови, что ее потом вычерпывали. Кости ног раздроблены и болтались лишь на кусках мяса.
    От взрыва умерли вскоре три человека, погиб и сам Гриневицкий, 9 человек тяжело ранены, свыше 50 - легко ранены. Император умер после полуночи с 1 на 2 марта 1881 года. На престол взошел сын и ужесточил давление на оппозицию.


КАЗНЬ

На первых же допросах слабый духом Рысаков выдал всех и вся. Почти весь исполком был вскоре арестован, некоторые покончили с собой, арестованы и не члены исполкома. "Народная воля" фактически оказалась разгромленной.
    Перед судом предстали организаторы и исполнители убийства царя: Андрей Желябов, Софья Перовская, Тимофей Михайлов, Николай Кибальчич, Геся Гельфман, Николай Рысаков. Кроме последнего, все держались на суде с достоинством, это признают все - и сочувствующие народовольцам, и их ненавистники. Всех приговорили к повешению.
    3 апреля на Семеновском плацу соорудили виселицу для пятерых осужденных: беременной Гесе Гельфман казнь отложили, она потом умерла в тюрьме. Вокруг помоста образовалась огромная толпа, позади помоста - два ломовика с пятью черными гробами. Какой-то чиновник зачитал приговор. Первым повесили дрожащего Рысакова. Он дернулся на веревке и сразу затих. Второй повесили Перовскую. В последние секунды инстинкт жизни повелел ей схватиться за какую-то часть лестницы так крепко, что ее с трудом оторвали. Тело ее, как огромный маятник, раскачивалось взад-вперед, пришлось останавливать колебания. С третьим, Михайловым, случился конфуз: он сам взошел на помост, где без ропота позволил надеть петлю на шею. Лесенку выдернули, Михайлов повис на мгновение и... рухнул вниз: веревка оборвалась. Толпу охватил суеверный ужас, послышались крики о помиловании. Однако палачи принесли новую веревку, сделали новую петлю, подошли к лежащему на помосте Михайлову. Тот еще оказался жив, с помощью палачей начал переставлять ноги... Снова накинули петлю на шею, снова выбили лестницу из-под ног. И о ужас! Веревка опять оборвалась, и тело Михайлова с глухим стуком снова рухнуло на помост. Толпа разразилась бранью, проклятиями в адрес вешателей, возмущением, громкими криками, и, не будь тут конной охраны, неизвестно, что бы произошло. Толпа кричала о помиловании Михайлова, но безуспешно.
    Принесли третью веревку, безжизненное тело втащили на лестницу, петлю накинули на шею, и на этот раз оно надежно повисло при стихающем от ужаса ропоте толпы.
    Желябов и Кибальчич стояли все это время молча. С ними палачи справились быстро, без хлопот. Через несколько минут врач констатировал смерть, трупы сняли, уложили в гробы и увезли на ломовых на Преображенское кладбище. А палачи стали торговать веревками на сувениры...
    В разных воспоминаниях эту ситуацию рисуют по-разному. Пишут, что первым повесили Кибальчича, затем Михайлова и Перовскую, четвертым Желябова, а последним Рысакова. Все закончилось в 9 часов 50 минут утра. В 10 утра эшафот разобрали, толпа разошлась.


ЧТО БЫЛО ПОСЛЕ

К 1883 году были арестованы почти все народовольцы, в 1887 году студенты во главе с Александром Ульяновым организовали покушение на Александра III, но неудачно. Однако война продолжалась.
    В 1918-1920 годах взявшие власть большевики причислят первомартовцев к лику национальных героев, не посоветовавшись с народом. До сих пор существуют памятники им в виде названий улиц. По логике вещей надо бы так же увековечить и Александра II, однако память у нас односторонняя.


Борис ЕРШОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru