Архив номеров


Торжокские ученые-археологи Петр Малыгин, Алексей Фролов, Наталья Сарафанова Уникален древний Торжок, называемый тверским Суздалем: в нем сохранились прекрасные памятники истории и культуры. В последнее время в нем разразился уникальный скандал: здешних археологов хотят закопать. Не в прямом смысле, конечно.
    С 1989 года в Торжке действует уникальный (это слово приходится употребить еще не раз при освещении возникшей ситуации) Всероссийский историко-этнографический музей (ВИЭМ), созданный при содействии покойного Ю.М. Бошняка в результате всероссийского конкурса. Торжок в научной среде сразу еще больше вырос в глазах музейщиков, имидж города от этого приобрел более высокую цену.
    С 1979 года в Торжке постоянно работали археологи, руководимые Петром Малыгиным. Его команда к 1992 году уже имела множество интереснейших находок, "вещдоков" торжокской глубокой старины, но его набор, как говорится, находился втуне, не на глазах интересующейся историей публики. Так возник в ВИЭМ отдел археологии, созданию его способствовал заместитель директора по науке Татаринов, коллекция древностей пополнялась, сюда стали приходить и специалисты, и простая публика. Археологи же продолжали исследовать в Торжке интересные объекты, и к настоящему времени они с полным правом гордятся следующими четырьмя открытиями если не мирового уровня, то уж общероссийского - точно.
    Во-первых, в 1985 году найдена первая берестяная грамота, к 2001 году их оказалось 18, и все домонгольского периода; по количеству находок Торжок стоит на третьем месте после Новгорода Великого и Старой Руссы. Обнаружен уникальный, единственный в своем роде литературный текст на бересте, как полагают археологи, происхождения XII века. Кстати, эта береста оказалась 1000-й во всем списке русских берестяных грамот, найденных с 1950-х годов. Вот ее текст на современном языке: "Мачехины же дети - это гордыня, непокорность, переченье, высокомерие, хула, клевета, злоумышление, гнев, вражда, пьянство, сатанинские игрища и всякое зло. А грязь - это клевета, хула, гнев, осуждение, переченье, ссора, драка, зависть, вражда, злопамятство, непокорность, злобность, злые помыслы, забавы со смехом и все игрища бесовские; также упивание, ростовщичество, грабеж, разбой, воровство, убийство, напускание порчи, поклеп, отравление, блуд, прелюбодеяние, колдовство".
    Во-вторых, при раскопках Борисоглебского монастыря найдены остатки собора XII-XIII веков, каменного, то есть это единственный каменный храм домонгольского периода на пространстве от Новгорода до Ростова Великого.
    В-третьих, вопреки сложившимся представлениям о деревянном городе и крепости найдены каменные башни XIV века, соединявшиеся стенками из бревен (так называемые крепостные прясла). По мнению историков, такое открытие равноценно находке берестяных грамот.
    В-четвертых, летом 2005 года, еще до скандала с директором Андреем Михайловым, археологи нашли на Верхнем городище 52 свинцовые печати от сгоревших некогда документов, хранившихся в канцелярии новоторжских наместников новгородских архиепископов (средневековый Торжок принадлежал Новгороду). Специалисты во главе с всемирно известным академиком РАН Валентином Яниным сравнивают открытие группы Петра Малыгина с открытием экспедиции Государственного Эрмитажа 1960-1962 годов "архива" свинцовых печатей в Пскове. В чем "прелесть", как выразился П. Малыгин, этой находки? Большое количество сохранившихся при пожаре печатей свидетельствует о сложной политической истории Торжка. По ним можно определить институты власти, а сам город - стратегический объект, где многие властители хотели бы застолбить себе место.
    Здесь перечислены только четыре наиболее весомые открытия среди многих менее значимых, хотя каждое из них имеет свой вес при познании прошлого Торжка. Тут бы начальству радоваться да всячески способствовать работе ученых, поднимающих престиж ВИЭМ, и его более чем 120 сотрудников. Ан нет, музей взорвался конфликтом.
    К осени 2005 года, как говорят археологи, они обвинили директора Андрея Михайлова в злоупотреблении служебным положением. Что конкретно скрывается за этой деликатной формулировкой, археологи отказались расшифровывать, ссылаясь на то, что подробности расскажут на суде, а сейчас рано. Свои заявления они отослали в две инстанции: в Федеральное агентство по культуре и кинематографии (Михаил Швыдкой) и в администрацию Тверской области (Дмитрий Зеленин). В ответ на это директор в одни и те же сроки уволил с работы Петра Малыгина, Наталью Сарафанову и Алексея Фролова "за прогулы". Была уволена позднее и Оксана Смирнова, заведующая научно-производственным отделом музея: она высказалась на телевидении в поддержку археологов. Уволился и С.В. Богданов, ученый-историк. Причина - Андрей Михайлов назначал студентку-заочницу истфака, никогда не работавшую в археологии, руководить отделом археологии - детищем группы Малыгина. (Наверное, это такой принцип А. Михайлова - назначать непрофессионалов, ведь он сам по специальности строитель, а не историк, не археолог, не этнограф.)
    В результате такого разгрома в ВИЭМе не осталось исследователей с ученой степенью и ни одного археолога, а отдел археологии находится под угрозой уничтожения, так как А. Михайлов в гневе, как говорят, обещал "выкинуть все черепки вон".


Научная общественность подняла тревогу. В адрес губернатора Д. Зеленина за подписью российских историков и археологов во главе с академиком В.Л. Яниным направлено тревожное письмо. Ответа пока нет. Из ведомства Федерального агентства по культуре под руководством М. Швыдкого по телефону П. Малыгину ответили в том смысле, что подобные случаи они обсуждают только с руководителями музеев, а не с рядовыми сотрудниками. Официального документа еще не получено.
    16 января 2006 года в Торжок приехала представитель агентства Анна Колупаева, курирующая все музеи России, и, надо сказать, правильно поняла ситуацию: "Это не бытовой конфликт, здесь надо разбираться серьезно". Тверские областные чиновники, в том числе те, кто занимается культурой, все происшедшее считают склокой и не вмешиваются: команды нет.
    Ситуация усугубляется тем, что ликвидируется федеральный статус Торжокского ВИЭМ, следовательно, он переводится на областной бюджет. Музею нужно в год 20 млн. рублей, археология как бы выпадает за основную тематику, значит, можно сэкономить (хотя на археологов директор практически не выделял ничего, кроме помещения, света и воды). Остальные деньги археологи добывали сами, где придется. "Мы не обязаны никому, - говорит Петр Малыгин, - наоборот, музей нам обязан, он на 70% заполнен археологическими экспонатами".
    Что касается формулировки увольнения "за прогулы", то, по мнению археологов, это чистая выдумка, руководство со знанием дела сфабриковало соответствующие акты, конечно, с подписями. А археологи, как им и положено, были в экспедициях. В этом, как надеются, разберется суд, которого они ждут уже долго, заявления туда поданы еще в ноябре 2005 года. Защищает археологов адвокат Элеонора Демидова из Новгорода. (Местным доверия особого нет. Да и откуда ему быть, если суд в Торжке отказал Алексею Фролову удовлетворить его иск о восстановлении на работе, так как он никогда не прогуливал? Даже не были приняты во внимание противоречия в показаниях свидетелей.)
    Руководство города Торжка смотрит на конфликт равнодушно. Новый глава города генерал Евгений Игнатов и его первый заместитель Олег Самошин только входят в курс дел города, и им, видимо, не до каких-то там археологов. Бывшая глава Нина Пушкина тоже этим не занималась, один генеральный директор ОАО "Пожтехника" Анатолий Строкань имел хорошие отношения с учеными, всячески поддерживал и помогал им, понимая важность науки для Торжка. Наталья Сарафанова написала аж три письма на имя губернатора Д. Зеленина и не получила ни одного ответа. Безработные ученые оказалась в вакууме.
    Исходя из всего сказанного, археолог Петр Малыгин грустно сформулировал следующие четыре своих открытия:
    - государству не нужна сфера деятельности, которая не обозначена в приоритетах президента РФ: в списке четырех национальных программ нет культуры с ее археологией;
    - чиновничество относится к рядовому гражданину как к букашке, даже если этот гражданин - ученый; чиновник будет слушать только чиновника;
    - мы не победим коррупцию в стране до тех пор, пока не перестанут ее, коррупцию, наряжать в одежды семейных или кухонных склок. Такое выгодно влиятельным дядям из столичной и областной элиты: жить спокойнее.
    - мы обречены на вымирание, так как чиновники ждут, когда на местах все друг друга передушат, при этом рядовой человек для них - удобрение, средство в драке, а не цель.
    Так что же произошло в Торжке - недоразумение или глупость?


Борис ЕРШОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru