Архив номеров


Вице-адмирал В.А. Корнилов "...Будем драться до последнего. Отступать нам некуда - сзади нас море. Всем начальникам я запрещаю бить отбой; барабанщики должны забыть этот бой... Товарищи, если бы я приказал ударить отбой, не слушайте, и тот подлец будет из вас, кто не убьет меня..."
    Эти торжественно-грозные слова звучали осенью 1854 в приказе начальника штаба Черноморского флота вице-адмирала Корнилова гарнизону Севастополя, готовившемуся к отражению штурма англо-франко-турецких войск.
    На совещании в середине сентября вице-адмирал Нахимов заявил, что хотя он и старше годами и службой, но подчинится только Корнилову. Его поддержали все генералы и адмиралы, оставшиеся в городе. Редкий случай в российской армии: во главе войск назначен человек не по официальному в данном случае или княжескому царскому указу, а почти демократическим волеизъявлением офицеров. Кто же такой был этот вице-адмирал Корнилов?

    Он родился 13 февраля 1806 года в семье потомственных моряков Корниловых в родовом имении Ивановское Старицкого уезда. К нашему времени оно не сохранилось, а могилы Корниловых находятся в ближайшем селе Рясня (неподалеку от Луковникова), потому можно иногда встретить высказывание, что знаменитый вице-адмирал родился в Рясне.
    Детские годы он провел под влиянием отца Алексея Михайловича (1760-1843), заслуженного моряка, жившего на покое в звании сенатора и тайного советника. Были у Владимира брат Александр (учился в лицее вместе с А.С. Пушкиным) и сестра Анна.
    В марте 1821 года Владимир принят на учебу в Морской кадетский корпус и в 1823 году его заканчивает вполне успешно, после чего служит на Балтийском флоте. Во время войны с Турцией мичман Корнилов участвовал 8 октября 1827 года в Наваринской битве у берегов Греции, в которой союзная русско-английско-французская эскадра нанесла сокрушительное поражение турецкому флоту. Флагманом русской эскадры был линкор "Азов" под командованием капитана 2-го ранга Михаила Петровича Лазарева (1788-1851), будущего адмирала и командира Черноморского флота. Линкор "Азов" в этом сражении уничтожил 5 турецких кораблей, за этот бой "Азову" впервые в русском флоте присвоено право иметь кормовой Георгиевский флаг. В числе героического экипажа "Азова" в бою участвовали мичман В.А. Корнилов, лейтенант П.С. Нахимов, гардемарин В.И. Истомин - будущая гордость российского флота.
    В 1834 году В.А. Корнилов продолжает службу на Черноморском флоте, за отменные успехи его назначают сначала командиром брига "Фемистокл", затем - корвета "Орест". Человек образованный, владевший английским и французским языками, "морская косточка" Корнилов обратил на себя внимание М.П. Лазарева, и тот в 1838 году назначает его командиром парусного линкора "Двенадцать апостолов". Линкор участвовал в нескольких рейдах вдоль побережья Кавказа, высаживая десанты, а организованная на корабле служба личного состава признается лучшей на всем русском флоте.
    Это было время перехо-да к оснащению морских флотов пароходами, хотя в полном смысле этого слова такие корабли пароходами нельзя было называть: судно имело полный набор парусов, хотя оснащалось гребными колесами (винт изобрели позднее). Маневренность и независимость от ветра делали такой флот более эффективным в морских конфликтах, и Англия первой поняла преимущества технической новинки. Российский флот в техническом отношении отставал от флотов Англии и Франции, грамотные командиры, в том числе и Корнилов, отчетливо осознавали отставание своего флота и настойчиво побуждали правительство устранить разрыв.
    Наконец российская бюрократия решилась и, найдя деньги, заказала в Англии строительство нескольких паровых судов. Контролировать ход строительства, а заодно изучать состояние военно-морского флота Англии в 1846 году командировали Владимира Корнилова. В 1848 году его произвели в контр-адмиралы, а в 1849 году Корнилова назначают начальником штаба всего Черноморского флота и его портов. Командующим флотом являлся вице-адмирал А.М. Берх, известный своей пассивностью, отсутствием инициативы, а фигура энергичного и работоспособного начальника штаба на фоне такого начальника выглядела очень выигрышно, поэтому ни у кого не вызвало удивления производство Корнилова в вице-адмиралы в 1852 году и переход управления флотом де-факто к нему же.
    Имя Корнилова в российском флоте связано с первым в истории флота боем "пароходо-фрегатов": в ноябре 1853 года наш паровой корабль "Владимир" под командованием В.А. Корнилова в трехчасовом бою победил и захватил турецкий пароход "Перваз-Бахри". В том же месяце произошло последнее в истории парусного флота Синопское сражение: русская эскадра под началом П.С. Нахимова разгромила турецкую, что значительно ослабило морскую мощь Турции и встревожило былых союзников России - Англию и Францию. Впереди была крупномасштабная война.
    25 декабря 1853 года на Севастопольском рейде появился английский пароход, с которого на имя командира порта передали депешу о блокировании русских черноморских портов. То есть, говоря иным языком, Англия и Франция по-рыцарски объявили России войну. С нашей стороны конкретные оборонительные действия не замедлили осуществиться, а официальное объявление войны Россия сделала в апреле 1854 года.
    Целями союзников были сокрушение могущества России на Черном море, отторжение Крыма в пользу Турции, ликвидация морской базы в Севастополе, поднять Кавказ против России. Решено было высадить крупный десант в Крыму, что и было сделано с помощью 89 боевых кораблей и 300 транспортов, с которых в районе Евпатории десантировались 28 тысяч французских, 27 тысяч английских, 7 тысяч турецких солдат с 27 орудиями. Русский военный историк Антон Керсновский по этому поводу писал: "Это была крупнейшая из всех десантных операций истории, блестящее проведенная благодаря свойствам парового флота и почти полной неподготовленности русской стороны".


5 октября 1854 г. Бомбардировка Севастополя союзным флотом У главнокомандующего войсками в Крыму князя А. Меньшикова под началом было 30 тысяч штыков, да флот имел 18 тысяч моряков. Учитывая то, что сей полководец разбросал свои войска почти по всему побережью, ситуация в Крыму сложилась явно не в пользу России...
    Итак, Меньшиков отошел к Бахчисараю, Севастополь остался почти без защиты, во главе его обороны офицеры поставили Владимира Корнилова. На рейде стояли 45 кораблей, из них только 11 колесных пароходов, то есть наши силы по всем показателям вдвое были меньше неприятельских. Корнилов поручил вице-адмиралу П.С. Нахимову оборонять южную сторону города, общее руководство инженерными работами поручил военному инженеру подполковнику Эдуарду Ивановичу Тотлебену (1818-1884). Оборону северной стороны взял на себя Корнилов. Таким образом, моряки и флотские офицеры превратились в сухопутных солдат и командиров. Жители Севастополя не остались в стороне - вместе с матросами за 20 дней (с 14 сентября по 5 октября 1854 года) они возвели более 20 укреплений-батарей. Самым опасным направлением было южное, оттуда и шли союзные войска, поэтому русские здесь создали четыре отделения обороны. Ими командовали генерал Асланович, вице-адмирал Новосильский (наш земляк, родился в Твери), контр-адмирал Панфилов, контр-адмирал Истомин. Ключом всей обороны считалось четвертое под командованием Истомина, в него входил знаменитый Малахов курган, здесь потом развернутся упорные бои. Город превратился в крепость, о которую потом 11 месяцев разбивались все усилия штурмующего врага.
    9 сентября 1854 года Корнилов на совещании флагманов и командиров судов предложил атаковать неприятеля в море, однако в силу малочисленности русской эскадры по сравнению с эскадрой союзников от этой идеи отказались. Учитывалась также большая, чем у нашего, маневренность флота союзников. 11 сентября Корнилов назначил начальником штаба контр-адмирала Истомина и отдал приказ подготовить войска к сражению. 13 сентября Севастополь объявляется на осадном положении.
    В эти дни между князем Меньшиковым и Корниловым произошел инцидент. Видя, что союзники не намерены пока двигаться на север Крыма, Меньшиков 11 сентября отдал приказ возвратить войска из-под Бахчисарая на северную сторону Севастополя (что и было осуществлено 18 сентября), а сам прибыл в город и приказал Корнилову затопить все корабли на рейде, самому же вице-адмиралу отбыть в Николаев. Незадолго до этого, 9 сентября, по приказу Корнилова были уже затоплены на фарватере старые корабли - "Три святителя", "Уриил", "Селафаил", "Варна", "Силистрия", фрегаты "Флора", "Сизополь". Остальные же были "приуготовлены к затоплению, когда это потребуется". Топить свои корабли было морально тяжело, особенно для морской души, поэтому от выполнения приказа Меньшикова Корнилов отказался: "Как вице-адмирал и генерал-адъютант исполнения этой последней меры на себя не приму". Отказался наш земляк и покинуть Севастополь. Тем не менее 14 сентября уже по приказу командира Севастопольской эскадры вице-адмирала Нахимова весь флот был затоплен, а моряки с орудиями присоединены к защитникам города.
    Тем временем враг планомерно приступил к осаде: 19 сентября союзники начали занимать позиции на южной стороне, 27 сентября - устанавливать осадные батареи, к 4 октября они прорезали для орудий амбразуры. Все было готово к бомбардировке.
    Но и защитники не сидели сложа руки. Под руководством Э.И. Тотлебена проводились фортификационные работы, установили новые батареи из корабельных орудий, устанавливались фугасы на возможных путях атакующих, строились пороховые погреба, вспомогательные укрытия, полевые госпитали, блиндажи. В крепости находились 341 орудие с расчетами, 32 тысячи активных бойцов (наполовину моряков).
    В 6 часов 30 минут 5 октября союзники открыли огонь по Севастополю из всех орудий на суше и с кораблей. Гром пушек был необычайным, все пространство скрылось в дыму. С русских позиций тоже били пушки по заранее выбранным целям. Дым мешал прицельной стрельбе. Несмотря на 8-кратное превосходство в артиллерии и штилевую погоду, корабли союзников в артиллерийской дуэли потерпели поражение от береговых пушек русских. В 6 часов вечера корабли союзников, не выполнив поставленной задачи по подавлению русских батарей, снялись с якорей и ушли с рейда. Первый день бомбардировки вообще не принес союзниками желаемых результатов, они не решились на штурм, хотя видели значительные разрушения у русских.
    Владимир Алексеевич Корнилов вместе с вице-адмиралом Нахимовым в течение дня под обстрелом противника объезжал укрепления, давая указания по восстановлению разрушенных бастионов, по подвозке орудий, боеприпасов, материалов, воодушевляя даже своим появлением нижних чинов -матросов, солдат, ополченцев. На Малаховом кургане в один из моментов в полдень он получил смертельное ранение от осколка разорвавшейся бомбы. Последними его словами были: "Скажите всем, как приятно умирать, когда совесть спокойна. Благослови, Господи, Россию и Государя, спаси Севастополь и флот".
    ...Долго еще шли бои за город. Дело Корнилова продолжили его соратники Нахимов, Тотлебен, Новосильский, Истомин, тысячи матросов, офицеров, солдат, внесших достойный вклад в героику российской истории.
    Вице-адмирала Корнилова похоронили в склепе Владимирского собора в Севастополе рядом с его учителем М.П. Лазаревым. В 1895 году на месте, где он был смертельно ранен, открыли памятник
.


Борис ЕРШОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru