Архив номеров


Максим Грек. Миниатюра XVII в. 3 февраля Русская православная церковь чтит память святого, сыгравшего большую роль в истории Твери, - Максима Грека (1470-1556).
    
    В городе Арта в Албании, в семье эллинов Мануила и Ирины Триволисов, просвещенных знатных людей, родился мальчик, названный Михаилом. Родители ценили свою просвещенность - наследство предков. И под давлением турок-османов сначала перебрались на остров Корфу, а затем в 1492 году в Италию. Здесь, в Падуе, Ферраре, Милане, Флоренции, молодой Триволис слушал лекции в университетах, учился у византийского гуманиста Иоанна Ласкариса, прибывшего из Сорбонны в звании посланника французского короля Людовика XII. Молодой человек получил у него покровительство, занимался с другими такими же непоседами изучением античности, астрологии, естественных наук. Уже будучи на Руси, он раскаивался в этих "грехах молодости", считая их пагубными заблуждениями.
    В 1497 году Михаил уезжает из Флоренции и занимается книгопечатанием в Венеции, у мастера Альда Мануция, а с 1498 по 1503 год служит придворным во дворце-замке правителя Джиованни Франческо Пико делла Мирандолы, преподавая греческий язык, переводя и переписывая классиков и святых отцов церкви. В этот период он сформировался как просвещенный католик, вторя семье Пико, бичует правление Папы Александра VI Борджиа, восхищается проповедями Джироламо Савонаролы, слово которого разносилось по всему христианскому миру. Превратности судьбы, боязнь преследований привели его летом 1502 года в монастырь св. Марка, где Савонарола был когда-то приором, а затем на Афон (1505 год). Здесь он принял православие по византийскому образцу. В этом же году на Руси умер Иван III и на московский престол взошел его сын Василий III.
    Около 10 лет провел православный монах Максим (при пострижении инок получил новое имя) в Вадопедском Благовещенском монастыре на Афоне, исполняя послушания, изучая литературу по Священному Писанию, пользуясь богатой монастырской библиотекой, не переставая почитать своего кумира Савонаролу, старался везде говорить правду сильным мира сего, разоблачал лицемерие, ханжество, заступался за угнетенных и обиженных. Это не могло нравиться окружающим.
    А в это время на Руси разразился церковный конфликт между нестяжателями (последователями Нила Сорского) и иосифлянами (последователями Иосифа Волоцкого). Шел спор о собственности церкви, о том, имеет ли она право владеть мирской собственностью. Фавориты Василия III - нестяжатели митрополит Варлаам и Вассиан Патрикеев - для более эффективной аргументации своей позиции захотели иметь твердые письменные доказательства церковных авторитетов прошлого. Для этого в Афон они послали делегацию с просьбой прислать в Москву инока Савву, известного переводчика греческих книг на церковнославянский язык. Однако тот отказался ехать, ибо "многолетен и ногами немощен". Тогда выбор пал на Максима Триволиса, разносторонне образованного человека, тонкого дипломата. Так, в марте 1518 года в Москве появились три Грека - Максим, Нифонт и Лаврентий - в ранге переводчиков. Они не знали, что элита Московского государства расколота надвое и раскол влиял не только на политику, но и на публицистику с идеологией.
    Принятые с честью гости поселились в Чудовом монастыре. Первое поручение - перевод "Толковой псалтыри" выполнен за год и пять месяцев, основную нагрузку нес Максим Грек, ему способствовали русские толмачи Дмитрий (Митя) Герасимов, знавший латынь и немецкий язык, инок Власий, переписчики Михаил Медоварцев из Новгорода и монах Силуан (Сильван) из Троице-Сергиева монастыря. Потом были переведены толкования на Апостол (1519 г.), беседы Иоанна Златоуста на Евангелия Матфея и Иоанна, произведения Симеона Метафраста, Похвальное слово Василия Великого мученику Варлааму, сделаны исправления Часослова. Максим Грек в своей публицистике обличал догматику иудаизма и католицизма, написал сочинения об устройстве афонских монастырей, о происхождении светской и духовной власти и о многом другом. Плодовитость ученого Грека поражала, он завоевывал огромный авторитет, а поскольку московская атмосфера была накалена, то такой человек, с взглядами европейца, не мог остаться в стороне от разбора щекотливых вопросов веры и теологии.
    В 1519 году основные обещанные работы были выполнены, и Максим Грек запросился домой, на Афон. Ему отказали. В 1521 году сменился митрополит, им стал Даниил, иосифлянин, и с этого времени у Максима Грека появился непреклонный враг, так как всем были известны симпатии Максима к нестяжателям. Как пишет историк церкви Антон Карташев (1875-1960), жизнь Грека с этого года превратилась в трагедию.
    В 1525 году митрополит Даниил организовал суд над Максимом, которому его былые покровители Вассиан Патрикеев да и сам Василий III помощь уже не оказывали: Вассиан был в опале. Собрали компромат в виде доносов, суммировали ошибки при переводах, припомнили вольнодумные высказывания, обвинили в ереси. Приговор был жесток и несправедлив: отлучение от церкви, заточение в тюрьму Волоколамского монастыря, а там "мразы и дымы и глады уморен бых", - писал Максим Грек. Отсидел он там шесть лет.


Отроч монастырь. Фото начала ХХ в. В 1531 году митрополит Даниил решил окончательно расправиться с нестяжателями, то есть с их идейным вождем Вассианом Патрикеевым. Собрали Собор по делу Вассиана, формально обвинявшегося в противодействии второму браку великого князя с Еленой Глинской, а сопутствующим обвинением стала переводческая деятельность Максима Грека под опекой Вассиана. Кроме того, Даниила раздражало то, что Грек в тюрьме не просил пощады, страдания переносил героически, "а не унижался до самообвинений и рабского самооплевывания... Грека обвинили в том, что он возводит хулу на русских чудотворцев и на русскую церковь. Такое недобросовестное пристрастие "отмстилось русской иерархии вскоре русским старообрядчеством" (Карташев).
    Приговор был опять жесток и несправедлив: Вассиана заточили в Волоколамский монастырь, там он и умер в 1445 году, а Максима - в Тверь, в Отроч монастырь. Епископом Тверским тогда был иосифлянин Акакий, человек кроткий и добрый.
    Начался 20-летний тверской период жизни греческого вольнодумца-философа. В эти годы родился сын Василия III Иван, будущий Грозный, умерли Василий III и его жена Елена Глинская. В 1539 году умер злой гений Максима Грека - митрополит Даниил, в 1537 году Иван IV провозглашен царем, прошел Стоглавый церковный собор, покорена в 1552 году Казань, нанесено стратегическое поражение Литве, впереди были опричнина, разгром Твери и Новгорода, а Максим Грек все пребывал в ссылке, в Отроч монастыре.
    Положение Максима в Отроч монастыре оказалось поначалу значительно легче, чем в Волоколамском, так как епископ Акакий "всяким довольством успокоил на многие лета", а также ему было позволено иметь бумагу, перья и чернила, что немаловажно для писателя-публициста. Исследователи отмечают: большая часть из всего созданного Греком литературного наследия создана в Твери. Пишет он и труды по богословию, и дискуссионные материалы, в том числе о лихоимстве монастырей, крестьяне которых в скудости и нищете пребывают, перенося всевозможные лишения, "ниже ржаного хлеба чиста ядуще, многажды иже и без соли от последния нищеты", а взыскивая с них проценты за денежные ссуды, монахи "бичи их истязуют за лютых сребра резоиманий", несостоятельных должников обращали в холопов. Впрочем, такова жизнь была повсеместно и у черносошных крестьян.
    Регулярно философ отсылал просьбы освободить его от опалы, особенно после смерти митрополита Даниила. Москва либо молчала, либо отказывала, несмотря на заступничество нового митрополита Макария и константинопольского патриарха Дионисия. Кроме того, боярам при малолетнем великом князе Иване IV было не до Грека, они грызлись за власть.
    В июле 1537 года в Твери случился сильный пожар, кремль выгорел почти полностью, сгорел и собор Спаса со всей утварью, ризницей и другим богатым убранством. Увидев в этом Божье проявление, Максим пишет "Послание тверскому архиерею": "...Если же вы, людие, приносите Мне (т.е. Богу) это от неправедных и богомерзких лихв, от лихоимания и хищения чужих имений, то не только душа Моя возненавидит дары ваши, как смешанные со слезами сирот и бедных вдовиц и кровями убогих, но еще и вознегодует на вас, как приносящих недостойно". Здесь слышится голос прежнего сторонника нестяжателей, свободного человека эпохи Возрождения. Конечно, эти слова пришлись Акакию не по душе, и отношение к ссыльному ухудшилось. Через некоторое время собор был приведен в прежнее прекрасное состояние, и тонкий дипломат Грек уже хвалит Акакия в новом Слове, однако улучшению отношения епископа к ссыльному философу это не помогло.
    Год за годом текли похожие друг на друга дни в Отроч монастыре, жизнь философа поддерживала умственная работа да написания многих Слов, писем, рассуждений. Не раз Максим отсылал прошение молодому царю о вызволении из ссылки, об отъезде на Святую Гору. В ответ получил следующее: "А и не бывати тебе от нас. Держим на тебя мненья, пришел еси сюда, а человек еси разумной, и ты здесь уведал наша добрая и лихая, и тебе там пришед все сказывати". Таким образом Максим Грек оказался первым невыездным гражданином в огромном списке последующих россиян, коим власть запрещала уезжать за рубеж (среди них был даже Пушкин).
    Задумаемся о напрашивающейся исторической символике: уж не потому ли российские цари, императоры и генсеки не любили Тверь из-за того духа вольномыслия, который был внедрен в непокорный город издревле и который поддерживался умом Максима Грека, сопротивлением митрополита Филиппа (Колычева), проектами реформ, выдвигаемыми тверскими земцами XIX века, проповедями патриарха Тихона?
    В 1551 году в Москве проходил Стоглавый собор - выдающееся событие в жизни страны. Игумен Троице-Сергиевой лавры Артемий воспользовался торжественностью момента и упросил молодого Ивана IV перевести уважаемого им Максима Грека к нему, в лавру. Просьбу царь удовлетворил, и философ остаток своей жизни мирно и свободно там прожил. Умер он 21 января 1556 года, похоронен в лавре, в Трапезной церкви, рядом с Филаретом Московским (в церковном календаре философ почитается как преподобный в этот же день).
    А что же Тверь? Архиепископ Тверской и Кашинский Димитрий в тверском патерике (1907 г.) пишет: "В Тверском Отроч монастыре не осталось никаких вещественных памятников долговременного в нем пребывания Максима Грека; забыто и место заключения его; одни считают подвальный погреб, в соседстве с помещением мнимой келии святителя Филиппа, под Крестовою церковью, храм, посвященный св. великомученице Варваре. (На стене этой церкви написано художественное изображение преп. Максима, смотрящего из окна своего заключения, - окно с железной решеткой; лицо преп. Максима смуглое; особенно написаны хорошо его глаза, зоркие и проницательные.)"
    Сейчас от монастыря остался один Успенский собор. Он был перестроен в XVIII веке, но можно осмотреть старинный фундамент, сохранившийся в его подземельях. Удивительно чувство прикосновения к святыне: здесь стояли на молитве канонизированные Православной церковью Максим Грек, митрополит Филипп, многочисленные тверские святые.
    Горькую чашу выпил талантливый европеец на нашей земле, "на пользу которой посвятил свою жизнь" (Костомаров).


Борис ЕРШОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru