Архив номеров


Лидер областного отделения "Единой России", руководитель Тверской таможни, генерал и политик, подошел к нынешнему году, году своего 50-летнего юбилея с большим багажом за плечами - служил в Афганистане, был одним из руководителей Тверьуниверсалбанка, баллотировался в мэры Твери. Мы встретились с Владимиром Бабичевым на его даче в Старицком районе в старинном селе Моркины Горы, на берегу Волги, чтобы просто поговорить о жизни.
    
    - Владимир Иванович, какая у вас интересная дача!
    
- Когда я получил этот участок, здесь был лес. Мы с сыном корчевали пни, расчищали место, а накануне гайдаровского повышения цен, в декабре 1991-го, удалось на оставшиеся от Афганистана деньги купить кирпичи. Так появился дом. Долгое время мы сажали картошку: в деревне не поймут, если ничего не сажаешь. А так как картошки наша семья ест мало, весь урожай приходилось раздавать. Сейчас первый дом я оставил сыну. Для себя построил другой - деревянный, в конце участка.
    - Вы живете в деревне по каким-то идейным соображениям? Откуда ваши корни?
    
- Мой отец родился в Сибири, но провел свое детство совсем рядом с Моркиными Горами, в Архангельском (село на Волге чуть выше. - Прим. авт.). Когда началась война, по Волге шла баржа, и всех подростков забирали в трудовую армию, работать на заводах. Так мой отец попал на "Уралмаш", один без матери. До 43-го года работал токарем, потом ему в глаз попала стружка, он начал плохо видеть, и его вернули домой. Тогда как раз закончились бои под Ржевом, и всю молодежь послали в Ржев хоронить убитых. Начал таять снег, и вся вода в ручьях и реках была бурая от крови.
    По линии отца я из Сибири, по линии матери - тверской. Один батюшка, отец Петр, как-то составил наше родословие. Выяснилось, что среди моих предков были даже князья.
    Моркины Горы - древнее село. Известный тверской краевед Салимов как-то проводил исследование истории этой деревни. А история окрестностей еще древнее. Неподалеку мы с сыном нашли какой-то странный бивень, показали его специалистам из краеведческого музея: оказалось, это бивень мамонта, вернее, пятилетнего мамонтенка. Люди и даже доисторические животные испокон веков селились вдоль Волги, здесь особая энергетика.
    - Известно, что вы верующий человек и даже юбилей будете справлять в храмовом комплексе в Завидове. Как вы, десантник, сотрудник спецслужб, пришли к вере?
    
- Я принял крещение, когда вернулся из Афганистана. Я был там два года, в 1982-83 годах, и три раза чудом избежал смерти. По дороге к месту службы я сел в самолет, который летел в Кабул через Кандагар. Но был другой рейс, более короткий, через Ташкент. Я уже почти пересел в тот самолет, но потом почему-то вернулся обратно. Когда я прилетел в Кабул, меня уже считали погибшим: ташкентский самолет разбился, а я уже значился в его бортовом журнале. Точно такая же история произошла со мной по дороге в отпуск домой. Я должен был лететь на почтовом самолете, но поздно приехал в город с боевой операции и не успел купить подарки родным. Попытался договориться с летчиком, чтобы он подождал, а летчик не согласился. Пришлось лететь на следующий день. Позже я узнал, что первый самолет, на котором я не полетел, разбился при заходе на посадку. Все сгорели. Позже была еще одна история...
    На войне больше думаешь о смысле жизни. Порой какие-то мгновения отделяют жизнь от смерти. Начинаешь задумываться. Почему ты остался жить, что еще нужно сделать.
    Вернувшись домой, я покрестился.


- Вы были одним из инициаторов восстановления Троицкого храма в Завидове. Что вас к этому подвигло?
    
- Сына родил, дом построил, дерево посадил - теперь надо восстановить церковь, исправить то, что порушили деды и отцы. Я считаю, что православие и есть та национальная идея, которая может сплотить государство. Я крестился в Завидове 20 лет назад и всегда старался помогать тамошнему приходу. Тогда действовал только Успенский храм, в Троицком была фабрика елочных игрушек. Сейчас мы восстановили Троицкую церковь, в считанные месяцы была воссоздана колокольня, построен дом приемов, восстановленное храмовое иконохранилище стало музеем села Завидова.
    - Получился прямо-таки Успенский собор Кремля!
    
- Действительно, в свое время Завидово было подарено Иваном Грозным кремлевскому хранителю царских могил. Тогда все каменные постройки можно было осуществлять только с высочайшего разрешения. Завидовский хозяин такое разрешение получил и скопировал то, что знал лучше всего - кремлевский Успенский собор, который с XIV века был царской усыпальницей.
    - Я знаю, завидовские прихожане - многие известные в России и в Твери люди.
    
- Да, например, в Завидове венчался со своей женой Николай Иванович Рыжков. Но наш батюшка, отец Валерий Ильин, всегда может, невзирая на положение и чины, сказать правду любому прихожанину. У него исповедуются достаточно высокопоставленные люди, и он обходится со всеми прямо, каждому говоря не то, что тот хочет услышать, а то, что велит христианская вера. Кому-то это нравится, кому-то нет.
    - Чем вы занимались после Афганистана?
    
- Работал в Комитете государственной безопасности, а в начале 90-х три года был административным директором Тверьуниверсалбанка. Я отвечал в ТУБе за хозяйственные вопросы и строительство, то есть не зарабатывал, а тратил деньги.
    - Скажите, а почему Тверь-универсалбанк так резко "сдулся"?
    
- Причины были чисто политические, связанные с выборами Ельцина на пост президента в 1996 году.
    - Ага, так разговоры о том, что ТУБ финансировал КПРФ, все же не лишены оснований!
    
- Если честно сказать, - а я это знаю доподлинно, - главная "ошибка" руководства банка была в том, что денег не дали никому: ни Ельцину, ни Зюганову. В нашей действительности это несколько опрометчиво - кто бы ни пришел к власти, ТУБ в любом случае проигрывал. Но в банке думали, что в стране уже наступила демократия и цивилизованный бизнес.
    - Теперь вы командуете Тверской таможней...
    
- В этом году Тверской таможне исполняется 14 лет. Начиналось с одного уполномоченного, а когда внешняя торговля перестала быть монополией государства, через таможню потекли деньги. Сейчас на таможне работают 300 человек. В прошлом году Тверская таможня собрала 1 млрд. 400 тыс. рублей, в этом планируем собрать 2 млрд. рублей.
    - Если не ошибаюсь, это целый бюджет Твери.
    
- Да, 300 человек могут содержать целый город. Правда, собираемые таможней деньги уходят в федеральный бюджет, но потом они все равно возвращаются гражданам Твери - в качестве пенсий, зарплат бюджетникам и т.д.
    - Вашу дачу украшают охотничьи трофеи. Это ваша добыча? Вы часто бываете на охоте?
    
- Охочусь я с семи лет. Конечно, бываю на охоте в тверских лесах - этот кабан (показывает на голову кабана на стене. - Прим. авт.) добыт мною в нашей области, клыки тянут на золотую медаль.
    А примерно раз в год я выбираюсь на охоту куда-нибудь далеко. Вот, например, голова барана, которого мы с друзьями добыли в Якутии. Недавно я был на Камчатке. Правда, не на охоте, а на рыбалке. Там медведи стоят в реках и ловят красную рыбу: рыбу съедают, а головы выбрасывают. Все берега усеяны этими откусанными головами.
    - А вы на них не охотились?
    
- Я вообще никогда не охочусь на медведей.
    - Потому что они "однопартийцы" "единороссов"?
    
- (Смеется). Медведь слишком похож на человека. Помню, один раз мы ехали на охоту на кабана, и на поле, прямо рядом с дорогой, встал на задние лапы медведь. Егерь говорит: "Владимир Иванович, давай стреляй!". Но я не стал. Машина тронулась, и медведь побежал параллельно машине. Обогнал нас и снова стал на задние лапы. Егерь, уже пожилой человек, сказал, что не помнит такого за всю свою жизнь. Я запомнил этого медведя - симпатичный такой.
    Я охочусь не ради трофея, а из-за удовольствия от общения с природой. На охоте пробуждаются древние чувства, которые в городе дремлют в нас где-то очень глубоко. В лесу, зимой, наедине со звездами, понимаешь свою уязвимость, чувствуешь, что ты лишь малая частица огромного мира.
    И общение с людьми на охоте совершенно другое. Когда мы садимся за стол после того как одинаково провели день на природе, получили одинаковую дозу адреналина, - у всех одно настроение, один и тот же эмоциональный подход.
    - Расскажите о вашей семье.
    
- У меня два сына. Старшему, Павлу, 25 лет, он юрист. Дмитрий оканчивает школу, хочет поступать на философский факультет МГУ. Дочери Ане 6 лет. Супруга по образованию медик, но сейчас сидит дома - воспитывает Анютку.
    - А на роликах (которые лежат на крыльце дома. - Прим. авт.) кто катается? Наверное, Дмитрий?
    
- Нет, почему же, я. В городе просто бегаю, а здесь - на роликах. Нагрузка на разные группы мышц. Доезжаю до соседней деревни, а потом обратно: получается 20 километров.
    - Неплохое занятие для солидного генерала! Успехов вам, Владимир Иванович!
    
- Спасибо!


Беседовала Мария ОРЛОВА

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru