Архив номеров


На фото: детские годы. Сергей Киселев (в кепке Крестьянский сын... опытный производственник... известный политик. Как и десятилетия назад, он по-прежнему весь в делах. Днем в его квартире не умолкает телефон, а по ночам он с юношеским азартом одну за другой "проглатывает" книжки. Бодрым, подтянутым, полным интереса к жизни встретил свое семидесятилетие Сергей Леонтьевич Киселев - человек, так много сделавший для Твери и тверитян.
    - Сергей Леонтьевич, характер человека обычно формируется еще в детстве. Где и как оно у вас проходило?
    
- Родился я на территории Мордовской АССР, но вскоре моя семья переехала в Пензенскую губернию. Наше село Неверкино, находящееся вдали от больших городов и железной дороги, являло собой пример типичной российской глубинки. Казалось, его затронули все великие переселения народов. Жили там мордва, татары, чуваши, русские... Жили, надо сказать, дружно, весело и разговаривали на всех этих языках.
    А потом пришла война. В Неверкине появились беженцы, а в небе над селом разворачивались жестокие воздушные бои.
    Отца как грамотного тракториста старались до последнего не отпускать из колхоза. Он был призван минометчиком в 1942-м и погиб в 44-м году.
    Читать я научился еще до школы, в пять лет, благодаря жившей у нас учительнице, эвакуированной из Воронежа. Как-то старший брат (он потом стал профессором-литературоведом) учил наизусть "Евгения Онегина". Вот он ходит по избе, декламирует пушкинские строки, а я лежу на печи и поправляю его, где неверно. Я-то, пока он учил, запомнил все сам. Ну и брат от обиды запустил в меня валенком.
    Когда фронт передвинулся, эвакуированные учителя вернулись в свои родные места. Возвратилась в Воронеж и жившая в нашем доме Мария Александровна. Она, как выяснилось, была женой крупного партийного деятеля, чуть ли не первого секретаря обкома. Потом она не однажды наведывалась в наше село проведать своих бывших учеников. И только через много лет пришло осознание того, какую большую роль сыграла в жизни моей и односельчан эта педагог. Мария Александровна навсегда привила многим из нас любовь к познанию и фактически дала тем самым путевку в жизнь.
    После школы я задумал поступить в Московский институт сплавов и стать металлургом. Но мать предложила мне перед экзаменами съездить к своим фрунзенским теткам "подкормиться" в тогда более сытую Киргизию.
    Но вместо одного лета я задержался в Средней Азии надолго. Дело в том, что во Фрунзе как раз открыли свой политехнический институт, и я решил поступать там. Однако с первого раза не прошел. Приоритет отдавался фронтовикам и идущей вне конкурса национальной молодежи. Однако через месяц, когда я уже вместе с племянниками работал на фрунзенском заводе, меня разыскали и зачислили в институт. Причиной тому был большой отсев людей, отвыкших от учебы за время войны. После окончания учебы меня распределили в "Гипрострой".


Сергей Леонтьевич в окружении прекрасных дам (супруга слева - Сегодня Киргизия многими воспринимается как сравнительно передовая страна, цитадель "оранжевой" революции на азиатском континенте. А как жили там люди в те уже далекие годы?
    - Людям всегда и везде необходима забота, чуткое отношение. Начав трудиться, я обратил внимание на своих рабочих. На работу и с работы они ходили в грязных спецовках. Заросшие, не всегда умытые, они казались мне стариками. Захотелось как-то изменить облик этих людей, сделать для них что-то хорошее. Помогала мне в этом начальник ОКСа, чудесная девушка из Ленинграда, достававшая чуть ли не тайно то дефицитную краску, то другие стройматериалы. Так с ее помощью на месте старых складов и сараев для рабочих были построены прекрасные гардеробы и душевые. Но, чтобы приучить людей всем этим пользоваться, пришлось еще издавать специальное распоряжение. В отмытом виде мои "старики" оказались 30-40-летними мужчинами. А тем временем слухи о наших "безобразиях" дошли до директора комбината. Говорили даже, что все эти душевые делаются чуть ли не из ворованных материалов. Начались проверки. Спасло меня то, что как раз в это время в стране разворачивалось движение за коммунистический труд. И вместо выговора я получил благодарность, а наш опыт обязали тиражировать. Но самое главное - такая социальная политика как бы окупалась: и в Киргизии, и позже в Калинине на заводе "Центросвар", создавая хорошие условия для людей, я никогда не имел проблем с выполнением плана.
    - Но как из теплой, благополучной Киргизии вы попали в северный далекий Калинин?
    
- После фрунзенских строек были годы работы в совнархозе республики, когда в поисках оборудования приходилось колесить по всему Советскому Союзу. А когда совнархозы разогнали, я занимался преподавательской работой во Фрунзенском политехническом институте. Там я издал два учебника и начал работать над диссертацией.
    Но по-прежнему тянула к себе производственная работа. В то время в СССР стали создаваться производства, которые не только выпускали станки и механизмы для народного хозяйства, но и обслуживали их. Таким предприятием поручили мне тогда руководить во Фрунзе, а потом предложили создать аналогичное комплексное предприятие в Рязани. Однако калининский директор Анатолий Павлович Бородкин предложил мне должность главного инженера на заводе "Энергомаш".
    В это время в Калинине начинали строить завод "Центросвар", который должен был изготавливать сварные базовые конструкции для машиностроения. Причем новое строительство уже успело завоевать недобрую славу долгостроя, а заводская стройплощадка являла собой горы взрытой земли и болото. Тем не менее, будучи партийным, дисциплинированным человеком, я не мог отказаться от предложения возглавить это предприятие. И через 10 лет завод уже работал на полную мощность и, как нам говорили в шутку, являл собой отдельно взятое предприятие, где уже построен реальный социализм. Ведь помимо цехов мы возводили жилые дома для работников, пионерские лагеря и детские садики, а также занимали первые места в городе по благоустройству и озеленению.
    - А когда вы стали руководить городом?
    
- Председателем горисполкома города Калинина меня избрали в 1986 году. Тогда в Москве и других городах исполнительную власть "укрепляли" выходцами из промышленной сферы.
    - Но потом была партийная работа. Не тяготила ли она вас, опытного производственника?
    
- Тогда первого секретаря горкома Владимира Антоновича Суслова избрали председателем облисполкома, а меня убедили занять его место. Именно убедили, поскольку тогда не заставляли никого, но убеждали и требовали согласия. А отказаться мне было неудобно.
    Это был конец 1988 года - самая перестройка. Тем не менее мне было нетрудно там работать. Хотя некоторые люди относились ко мне критически: "...как же так - Киселев партийную школу даже не оканчивал, а руководит нами". А отличился я тогда тем, что, впитав идеи перестройки, смог ликвидировать райкомы, по сути, лишние структуры, лишь тормозившие партийную работу. Здание горкома партии мы тогда передали под Дом журналиста, переехав в обком (нынешнее здание Законодательного Собрания). И еще одно очень важное преобразование - мы в Калинине тогда первые в СССР получили разрешение на строительство усадебных домов.


В Кижах с Починком. - В наше время кажется невероятным, что когда-то могли существовать запреты на строительство коттеджей...
    - Помимо официальных запретов приходилось переламывать и существующие стереотипы. Ходили по коллективам и уговаривали людей строить. А те не хотели. К примеру, идет собрание на полиграфкомбинате. Рабочие из зала кричат: "Вы все начальники, квартиры уже имеете, а нас агитируете в дома! Вам не стыдно?!" А я отвечаю: "Не то, что не стыдно, а это великое счастье, кто личное жилье строит". Зато такие руководители, как Тягунов, Шнейдер, Воротников откликнулись тогда на наш призыв и стали возводить дома для рабочих.
    А потом партия как управляющий орган была ликвидирована, и народу вернули власть. Я тогда был избран депутатом и, заручившись доверием коллег, стал председателем горсовета.
    - Но советам суждено было просуществовать недолго. Стоило ли их разгонять?
    
- Как вы помните, возглавив исполнительную власть, Ельцин объявил войну парламенту, а после расстрела Белого дома распустил все советы. С моей точки зрения, это была дурость, граничащая с должностным преступлением.
    Ведь в советах были не только партократы, но и диссиденты, люди исключительной порядочности. А сейчас эта ниша заполнена так называемыми "состоятельными людьми". Один мой хороший знакомый хвастался, что провел избирательную кампанию всего за три дня. Он просто раздал своим избирателям... электрочайники и стал депутатом.
    - Сергей Леонтьевич, полагаю, при всех производственных и политических перипетиях надежной опорой вам была крепкая семья. А как она возникла? При каких обстоятельствах вы познакомились со своей супругой Ларисой Дмитриевной?
    
- Познакомились мы во Фрунзе. Наш институт должен был посетить высокий гость из Америки, и не кто-нибудь, а сам председатель Верховного суда США. Дабы не ударить лицом в грязь, власть решила обставить на время его приема кабинеты институтских руководителей мебелью, взятой из ЦК партии Киргизии. Сделать это нам, молодым специалистам, надо было за одну ночь. Неся с ребятами из Минска по коридору громадный стол, мы тогда зажали в угол проходящую мимо девчонку. Слышу я писк из-под стола: "Что вы делаете?!" Ну, вытащил ее оттуда и еще сказал в назидание, чтобы под ногами не путалась. А на следующий день она меня узнала и пальчиком грозит: "Это ты меня вчера чуть не задавил столом!" Чтобы оправдаться, я пригласил ее в кино.
    Будто вчера это было. А теперь вот у нас две дочери и четверо внуков.


Записал Борис ГУРОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru