Архив номеров


Эта тема в той или иной степени постоянно присутствует в различных СМИ. Но в преддверии Дня памяти и скорби, 22 июня, возвращение к ней приобретает особый смысл. Тем более что на этот день в Ржеве, которому все вроде бы и хотят, да как-то не могут присвоить почетное звания "Город воинской славы", запланированы массовые мероприятия с участием руководителей Новосибирского и Кемеровского регионов. Там формировались дивизии, участвовавшие в Ржевской битве, унесшей жизни более чем миллиона солдат, значительная часть которых по сей день так и осталась безымянной. Вернуть каждому имя и четко обозначить место, где лежит его прах, - обязанность потомков. Задача эта, безусловно, благородная, очень трудоемкая, порой даже невыполнимая, и... очень дорогая. И одной из целей участия глав сибирских регионов в ржевских событиях 2005 года должна стать, по словам депутата Госдумы Владимира Васильева, договоренность о финансировании поисковых работ и работ по перезахоронению останков советских воинов.
    Между тем в движении поисковиков-энтузиастов, занимающихся этим благородным и многотрудным делом, появились проблемы. Есть явные признаки того, что там четко обозначилась линия раскола. Одни полагают, что только они "правильные" поисковики, другие - наоборот: только они. Это, пожалуй, особенно ярко проявилось в осеннее-весенних событиях 2004-2005 годов при проведении поисковых работ в Зубцовском районе. Об этом рассказал руководитель Тверского центра "Подвиг" Сергей Титков. Его группа "Бельский рубеж" осенью 2004 года обнаружила одно из захоронений, "застолбила" его, намереваясь продолжить работы весной 2005 года. А придя туда уже в этом году, обнаружила там группу из Саранска "Броня". Эта группа, по словам Титкова, работает в Тверской области уже третий год. И на этом основании заявила о своем приоритете, а представителей "Подвига" обвинила в том, что те будто бы для черновой "копательской" работы нанимают мигрантов-таджиков. "Все это полный бред", - заявляет Сергей Титков. И при этом настаивает, что только его команда - самая-самая профессиональная и достойная. Есть даже люди, которые полагают, что саранский отряд будто бы ходит в фаворитах у зубцовского главы администрации. Так это или не так, дело десятое. Нам же важно, чтобы дело делалось и вокруг поисковых работ не возникали бы скандалы.
    В чем причина такого противостояния? Кто-то полагает, что все дело в деньгах. Дело в том, что поисковики работают не просто так. На поисковые работы выделяются бюджетные средства. В этом году из бюджета Тверской области выделили 2 миллиона рублей. Прежде "копательских" отрядов было много, и они существовали как бы сами по себе, а за полученные деньги они отчитывались перед райадминистрациями по актам приемки выполненных работ. Тогда толком никакого серьезного учета денег не велось, а отсюда кое-кто мог позволить себе некоторые вольности. В нынешнем году дело обстоит иначе. Теперь бюджетные деньги на поисковые работы выделяются только тем отрядам, которые зарегистрированы в качестве юридических лиц и, соответственно, ведут всю необходимую бухгалтерскую документацию. Известный тверской журналист, активно занимающийся возвращением имен "пропавшим без вести" (на его счету возвращение имен почти 90 россиянам), Георгий Харитонов, считает, что сейчас таких отрядов, удовлетворяющих новым требованиям, в Тверской области всего три. Это поисковики из Зубцова, отряд "Эдельвейс", руководимый Сергеем Титковым, и отряд "Елень", образованный Тверским казачьим обществом. Кстати, Харитонов считает зубцовских поисковиков наиболее профессиональными. Сергей же Титков полагает, что вышеуказанным требованиям соответствует не только его "Эдельвейс", но и прочие поисковые отряды, входящие в состав патриотического центра "Подвиг". А тот будто бы сам и является тем юридическим лицом, которому вполне можно доверить бюджетные деньги. Тем более что сам он считает себя причастным к тому, что они вообще выделяются бюджетом области.


Тут надо заметить, что и Георгий Харитонов, и Сергей Титков относятся к деятельности друг друга весьма прохладно. И позиции обеих сторон весьма принципиальны. Георгий Харитонов полагает, что в области для возвращения имен неизвестным солдатам должна быть создана хорошо финансируемая комплексная экспедиция. Главная ее работа должна состоять в анализе архивных данных, а проведение полевых работ - это лишь инструмент, их подкрепляющий или опровергающий. Сами по себе копательские работы мало что дают: найти документ, по которому можно установить имя павшего бойца, - это редкое везение. Да и не каждый из найденных можно прочесть. А так все это больше напоминает действие, когда кости из одной ямы просто переложат в другую. Сергей Титков признает необходимость работы с архивами, но при этом относится к ним скептически. Да и доступ к ним зачастую просто невозможен. Например, документы Генштаба, откуда поисковики могли бы почерпнуть полезные сведения, по мнению Титкова, вряд ли доступны более чем десятку человек. А вот полевые работы крайне необходимы. Особенно в таких ситуациях, когда останки солдатских тел лежат в поверхностном слое земли. А на пахотных землях - это вообще беда. Кости и черепа порой перемалываются сельскохозяйственной техникой, и перезахоронить их - дело первейшей важности.
    Недавно в Твери по одному из кабельных телеканалов показали многосерийный фильм 70-х годов "Неизвестный солдат", поставленный по серии повестей Анатолия Рыбакова о приключениях Кроша. История там такова: дорожные строители наткнулись на могилу неизвестного солдата, и постепенно, шаг за шагом, к возвращению памяти подключались все новые и новые люди. Находились документы, по которым восстанавливались события давно минувших дней. Так были установлены имена солдат, совершивших подвиг и погибших безвестными. А потом было перезахоронение со всеми полагающимися в такого рода случаях ритуалами. И это мне вспомнилось в связи с историей с поисковыми работами на Ржевском рубеже, где таким могилам несть числа. Честно говоря, позиция Георгия Харитонова мне гораздо ближе. И усилилась она после прочтения откровений одного из поисковиков: "...когда только выехали на первую вахту и увидели останки солдат, было морально тяжело. ...Поднимаем грунт саперными лопатками, ведрами, потом зачищаем воронку и поднимаем останки. В самой воронке... стоит тяжелый запах разложения...". Сергей Титков подтвердил, что такое вполне может быть, когда погибших размещали в глубоких ямах, где плотный глинистый грунт.
    И тут закономерен вопрос: а стоило ли тревожить такие останки? Надо ли, не имея твердой уверенности узнать имя солдата, раскапывать такую могилу? Хорошо ли это? Не знаю...


Виктор БОГДАНОВ


В четверг 16 июня в Тверском региональном отделении партии "Родина" стало известно, что в Сычевском районе Смоленской области, соседствующим с Зубцовским районом Тверской области, будет производиться перезахоронение найденных останков почти 500 солдат, павших в период Ржевской битвы. Поисковики из московского поискового отряда "Память метростроя", руководимые Сергеем Куликовым, обратились к администрациям, партиям и общественным организациям за помощью организовать процедуру перезахоронения самым торжественным образом. Тверские "родинцы" обязались не только направить в Сычевку (райцентр в Смоленской области, где в 1941-1943 годах шли массовые танковые сражения) свою делегацию, они взяли на себя организацию ружейного салюта и поминок.
    А в пятницу 17 июня, преодолев почти 250 километров шоссейных и проселочных дорог, делегация подъехала к месту торжественной церемонии аккурат к самому ее началу. Останки 530 бойцов, найденных на месте боев на границе с Зубцовским районом в течение последних 1,5 лет поисковых работ, были перезахоронены на поле Славы неподалеку от Сычевки. В этой акции приняли участие представители администраций Сычевского района, Таганской управы города Москвы, школьники из Москвы и Сычевки, а также представители политических партий "Единая Россия" из Подмосковья и "Родины" из Тверской области. Разумеется, это действо не могло обойтись без военных и духовенства.
    Не было видно ни одного равнодушного лица. После того как были произнесены торжественные речи, сорок гробов с останками со всеми возможными почестями были опущены в братскую могилу. Прозвучал ружейный салют. После этого состоялось возложение венков на могильный холм и поминовение павших. Неподалеку от места перезахоронения были накрыты столы. Руководители Тверского отделения "Родины" Вячеслав Григорьев и Андрей Крылов щедрой рукой накладывали из термосов всем желающим рисовую и гречневую кашу с тушенкой, наливали из такого же термоса по 100 граммов водки (это для тех, кому уже исполнилось 18 лет). Из третьего термоса - горячий чай. Москвичи выложили на столы свои домашние пироги. Поначалу московская и тверская делегации были порознь, но потом легкий холодок в отношениях растаял. Все перемешалось. Люди делились впечатлениями об увиденном, слушали рассказ главного "виновника" произошедшего Сергея Куликова о том, как он стал поисковиком, как были найдены останки бойцов, которые были перезахоронены в этот день, кто и как участвовал в этом деле. Потом пели песни военных лет под гитару и обменивались номерами телефонов и адресами.
    Возвращаясь домой, тверские "родинцы" продолжали обсуждать виденное и строили планы на будущее. Свою нынешнюю акцию было решено считать началом целого ряда мероприятий, направленных на продолжение поисковых работ на месте Ржевской битвы и патриотическое воспитание молодежи...


Виктор БОГДАНОВ


"День России" для Твери прошел без эксцессов. Но отдыхали в этот новый праздник далеко не все. Например, для тверских чекистов праздничные дни были обычными буднями. Как говорят официальные формулировки: "В период празднования Дня России УФСБ по Тверской области предприняло повышенные меры антитеррористической защищенности населения". И это принесло свои плоды. Сотрудники ФСБ проверяли многое, в том числе и информацию о россиянах, причастных к организованной преступности. Так, чекистам поступила оперативная информация о том, что в самом центре Твери, в одном из помещений, около месяца живет человек, который тщательно скрывается от окружающих и, судя по его поведению, избегает встречи с правоохранительными органами. "Отшельник" был обнаружен оперативниками, а проверка его контактов позволила выяснить, что его зовут Олег Кокорев. Любовь к одиночеству и аскетический образ жизни у данного субъекта объяснялись довольно просто - он находился в федеральном розыске за совершение убийства (статья 105 УК РФ) и кражи (статья 158 УК РФ). 14 июня Кокорев был задержан. После того как на него были надеты наручники, оперативники приступили к обыску. И каково же было удивление чекистов, когда выяснилось, что беглец от закона тяготеет не только к лишению жизни и кражам, но и к взрывчатым веществам. Во временном убежище Кокорева было обнаружено 600 граммов вещества, по внешнему виду похожего на тротил. Взрывчатка это или нет, доподлинно установит криминалистическая экспертиза. Но пусть задержанный Кокорев и не исламский фундаменталист, никто не может дать гарантии, что он не пустил бы в ход свои полкило динамита по иным причинам.
    Так что сотрудникам Тверского УФСБ удалось взять не простого нарушителя закона, а хоть и безыдейного, но все же потенциального террориста. Задержанный Кокорев находится под стражей. Его дальнейшей судьбой занимается прокуратура.
    А в Северной столице на прошлой неделе один гражданин проявил свою страсть к взрывчатым веществам весьма своеобразным способом. Мужчина взорвал в зале суда гранату Ф-1. Когда настал кульминационный момент и судья вынесла приговор - 6 лет лишения свободы, подсудимый (кстати, милиционер) не нашел ничего лучше, чтобы выразить свое несогласие с приговором, как взорвать зал заседаний. От этой "акции протеста" пострадал в первую очередь сам "террорист", ему оторвало руку. Конвоир, который кинулся прикрыть своим телом судью, скончался на месте. Адвокат, прокурор и судья были тяжело ранены. И в питерском, и в нашем тверском случае мужчины были настроены очень решительно. Только вот в Санкт-Петербурге все, к сожалению, закончилось весьма трагически, а в Твери несостоявшийся террорист Кокорев так и не успел довести дело до конца. Согласитесь, 600 граммов тротила - это не шутки. И им можно взорвать хоть зал суда, хоть любое на выбор здание. В любой части Твери!


Александр ЗЕНИН, Алена ДЕМИНА

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru