Архив номеров


Глава Ржева Александр Харченко начинает церемонию открытия диорамы и экспозиции Сейчас в России 5 или 6 диорам, посвященных военной истории, из них самая последняя, только что открытая, - в Ржеве. И это символично.
    Официальные московские историки пока не признают существования Ржевской битвы. Зато ее признают воевавшие под Ржевом, Сычевкой, Белом, Зубцовом, Оленином, Погорелом Городищем, Торопцом ветераны-фронтовики, жители Ржева, многие тверские историки и краеведы. Долго шла подготовка к созданию диорамы, довольно быстро ее сделали тверские художники, и теперь гости Ржева могут заглянуть в прошлое, в 24 сентября 1942 года, когда "дивизии 30-й армии, подошедшие к окраинам Ржева, начали очередной штурм города и сходу заняли десять городских северо-восточных кварталов. Дивизии вермахта, державшие здесь оборону, пытались выбить советские части из города. Бои, по воспоминаниям их участников с обеих сторон, достигли накала 24 сентября" (из буклета ТГОМ "Огненные годы", изд-во "Лилия Принт").
    Рядом с диорамой в небольших залах размещена экспозиция "Ржевская битва 1942-1943", содержащая фото- и текстовые документы, оружие времен боев под Ржевом, обмундирование солдат обеих сторон. Материалы рассказывают о судьбе военного Ржева и с нашей, и с немецкой стороны.
    Все это создано тверскими и ржевскими специалистами. Труд группы тверских художников, которую возглавлял Александр Инюхин, в составе Олега Хомутова, Сергея Мыслина, Татьяны Елисеевой, Евгения Елисеева позволил за шесть с небольшим месяцев подарить городу и области уникальный культурный объект. Иначе как творческим подвигом, это здесь не называют. Назовем еще авторов: научной концепции диорамы и экспозиции - кандидата исторических наук Светлану Герасимову, художественной концепции - заслуженного художника РФ Бориса Федорова. Холст размерами 4х18 метров приковывает к себе внимание всех. Первичное финансирование сначала осуществлялось Министерством культуры, потом частично Министерством обороны, а закончены работы при помощи администраций Тверской области и города Ржева.


Фрагменты диорамы "Бои за Ржев 24 сентября 1942 г." Фрагменты диорамы "Бои за Ржев 24 сентября 1942 г." 3 мая на берегу Волги в Ржеве возле здания, где созданы диорама и экспозиция, собралось много народу из Ржева, Твери, Москвы, Ржевского района, гостей из воинских частей. И это, несмотря на довольно прохладную погоду.
    Торжественную церемонию открыл мэр города Ржева Александр Харченко. Прочувствованные краткие речи произнесли губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин, начальник штаба Московского военного округа генерал-полковник Виктор Шеметов, участник Ржевской битвы генерал-лейтенант в отставке Вячеслав Долгов, ученица 10-го класса Оксана Полякова. Разрезали ленту, и люди с улицы медленно потекли в залы. После осмотра диорамы и экспозиции много гостей посетили мемориал павшим на окраине Ржева, там возложили цветы.
    Заметим, что кроме двух летчиков-космонавтов А. Иванченко (у него отец похоронен в братской могиле у деревни Полунино) и Ловякина (у него отец здесь воевал) из федерального центра никто не соизволил приехать на это знаменательное событие: ни из Совмина, ни из военной академии, ни из администрации президента. Для них ржевские бои так и остались "боями местного значения". Из Госдумы присутствовал лишь депутат Владимир Васильев.


Борис ЕРШОВ
    Фото автора


1945 год, г. Минск Накануне бриллиантовой свадьбы хочу поздравить своих родителей и пожелать им здоровья. Пожить подольше. Ведь есть примета, кого "похоронили", живет долго. Так пусть она сбывается!
    Так сложилась жизнь, что я, коренная минчанка, объездив с мужем - выпускником Минского ВИЗРУ ПВО - Западную и Восточную Сибирь, осела в России, в Твери. Муж стал сотрудником Военного научно-исследовательского института, а я - преподавателем Военной командной академии ПВО им. Г.К. Жукова (спасибо филфаку БГУ за знания).
    Каждый отпуск из Сибири летала я в родной Минск, а переехав в Тверь и став преподавателем академии, стала ездить дважды в год - в зимние и летние каникулы. Ведь там, в Минске, мои корни. И всегда это были короткие, но радостные встречи с родными, друзьями, учителями, одноклассниками.
    О себе, о жизни в военных городках и гарнизонах, буднях "боевой подруги", работе в средней и высшей школе, об общении с тысячами людей разных возрастов, национальностей, рас и конфессий можно не только рассказывать часами, но и писать романы. Размышляя о прожитом и увиденном, анализируя и сравнивая, можно с уверенностью сказать, что я - счастливый человек, имеющий достаточно знаний и опыта в области общения. Наверное, вы согласитесь, что свое духовное богатство и душевную теплоту человек передает через общение? Именно в общении и через общение формируется человек целостный, интересующийся жизнью другого, способный излучать человеческое тепло по отношению к другому, беспокойство за него, сочувствие, сострадание. Искусству общения тоже надо учиться, и как и всему на свете, всю жизнь...
    И сегодня я хочу рассказать не о себе, а о своих родителях, в который раз поразивших меня своей любовью к жизни. Они - люди довольно преклонного возраста: отцу - 87 лет, маме - 80. Они ведут очень скромный образ жизни, оберегают покой близких, никогда и ни на что не жалуются, стараются жить тихо, не принося никому забот и неудобств. Не кичатся своими заслугами. А им есть чем гордиться! Говорю об этом не с позиции любящей дочери, а с позиции человека, знакомого с сотнями (в том числе и по роду своей деятельности) достойных людей.
    Для них, участников Великой Отечественной войны, 2005 год такой долгожданный, юбилейный: 60-летие Великой Победы, 80-летие мамы и год бриллиантовой свадьбы. Такие радостные, счастливые даты: петь бы да ликовать. Дожили! Дождались!
    Но праздник получается со слезами на глазах... Нынешний февраль позвал меня в Минск горестным известием: ушла из жизни моя младшая сестра. Конечно, это удар для всех близких, но, представьте, каково эту боль утраты пережить двум престарелым инвалидам. Видели бы в те дни этих стариков, видавших плен и смерть не понаслышке и не в кино, а наяву.
    Какая сила духа! Какая жизнестойкость!


Валентина Антоновна и Михаил Алексеевич, 2004 год Это им пришлось поддерживать и детей, и внуков, и зятя. И это в их-то годы! Это они, как глыба-монолит, не дали близким духом пасть; это они, как наши корни, подпитывали всех любовью и заботой. Первый раз за много лет я осталась с родителями почти на два месяца и каждый день удивлялась их оптимизму, их чуткому отношению друг к другу. Я благодарна им за науку любви к жизни. Отец по-прежнему продолжал делать 40-минутную зарядку, которую я (считая себя вполне спортивной) ни одного раза не исполнила в полном объеме, а мама, пытаясь оградить меня от домашних дел, по-прежнему вставала ни свет ни заря, хлопоча с завтраком на кухне. Конечно, я замечала, как мама плакала украдкой, чтобы никто не видел ее слез, как тяжело вздыхал отец, пытаясь держать себя в руках.
    Спасибо им, моим родным старикам, за пример мужественности и выдержки. Я горжусь своими родителями!
    На груди отца 3 ордена и 22 медали. Мой отец - Юмашев Михаил Алексеевич - живой свидетель первых часов начала войны. В ту жуткую ночь 22 июня 1941 года он, будучи пограничником 10 заставы 8 комендатуры 88 пограничного отряда на Западной границе реки Буг, был в наряде по охране границы у 9-го погранстолба. Из кровавой мясорубки чудом выбрались двое - мой отец и Владимир Акимов. И лишь к осени, пробираясь на восток по оккупированной фашистами территории, они вышли к своим. Его родители, мои бабушка и дедушка, через некоторое время получили "похоронку", в которой сообщалось о геройской гибели сына. Всю войну отец находился в рядах защитников Родины и 3 июля 1944 года был в числе первых освободителей Минска, о чем в июле 2004 года по Белорусскому ТВ была передача.
     Моя мама - Юмашева (урожденная Шамко) Валентина Антоновна - в годы войны была разведчицей. На ее груди орден и 15 медалей. В марте 1943, находясь по заданию в партизанской бригаде " Красное знамя", в тяжелом бою мама получила контузию, ранение ног и рук. Все ее тело до сих пор усеяно вражескими осколками, которые мучительной болью отзываются на малейшие изменения погоды. Маминым родителям тоже сообщили о смерти дочери, даже нашлись очевидцы ее захоронения в братской могиле. Пережила она и муки плена. И выжила! Вы-жи-ла!
    Осенью 1945 года в Минске встретились два человека очень схожих военных судеб, полюбили друг друга и стали моими родителями. И вот уже почти 60 лет как они вместе.
    Как хочется, чтобы в этот юбилейный День Победы они удостоились человеческого тепла и внимания. Поклонитесь им при встрече, минчане! Поверьте, они этого достойны!
    Я горжусь своими родителями! Я благодарна им за то, что всю жизнь могу у них учиться житейской мудрости.


С уважением, ваша читательница из Твери Светлана Михайловна МЕСЯЦ


Руководящий состав управления, ветераны УФСБ, почетные сотрудники органов госбезопасности. Сидят: Н.Н. Коробкин (умер День Победы 1945 года Михаил Сапожников встретил в военном госпитале в Кировской области. После очередного ранения и контузии он ничего не слышал, были разорваны обе барабанные перепонки (одна из них не зарубцевалась до сих пор). Рано утром его разбудил мощный толчок в кровать. Он проснулся и увидел на лицах больных ликование. Ему очень захотелось узнать, в чем дело, но он ничего не мог услышать. Тогда Михаил решил воспользоваться своим дерзким изобретением: он зажал в зубах столовую ложку, один конец которой наложил на клеммы репродуктора. Слышимость отличная! Так он принимал официальные радиопередачи московского радио.
    После госпиталя 20-летний Михаил совершенно больным, почти глухим приехал в родное село Теблеши. Когда в сентябре 1945 года ему предложили работу в КГБ, то он сначала не поверил, что подходит для такой деятельности по состоянию здоровья и физическим данным. В 1955 году в звании майора и в должности начальника 4-го отделения Михаилу Ивановичу предложили поехать в московскую 2-годичную школу КГБ для работы за границей. Хотя местное начальство отговаривало его, будущий разведчик дал свое согласие.
    Михаилу Ивановичу предстояло жить и работать в Берлине. После учебы, для отшлифовки языка и просто ради знания бытовых мелочей, он около года жил в немецкой семье, лояльно настроенной к Советскому Союзу. В 1957 году он перевез в новую меблированную квартиру в Берлине свою семью - жену Лидию Ивановну и детей, 8-летнего Володю и годовалую Ларису. Супруга долго и болезненно привыкала к новой обстановке, тяжело переживала разлуку с престарелой больной матерью, оставшейся в Калинине. Потом она скажет, что эти годы вычеркнуты из ее жизни.
    Михаил Иванович, будучи уже опытным чекистом, учил супругу правилам поведения с соседями - русскими и немецкими. Сбором информации о русских жителях для западных спецслужб занимались немки-уборщицы: они искали в мусоре, выбрасываемом нашими гражданами, письма, магазинные чеки, записки. Немец-трубочист, ездивший на велосипеде со щеткой для прочистки печных и каминных труб, оказался агентом западной разведки. Он слишком часто проезжал мимо входа в Аппарат уполномоченного КГБ СССР в Германии, где его и "взяли". Трубочист фотографировал всех входящих и выходящих миниатюрной камерой, вмонтированной в велосипедную фару. Также вследствие своей неосторожности (слишком долго разговаривали по телефону, и противник вычислил их местоположение) были схвачены два сотрудника русской разведки. Несколько дней их держали в подвале, били мокрыми полотенцами, чтобы не осталось следов, но в конечном итоге отпустили.
    "Советскому жителю необходимо быть осторожным везде: в магазине, в мастерской, в ресторане", - говорил Михаил Иванович супруге и сыну. Но не обошлось и без курьезов.


Семья Сапожниковых в 1968 году Однажды Лидия Ивановна пошла с подругой в магазин, а двухлетнюю Ларису оставила на 10 минут на улице, у фонтана. За это время к девочке подошла их соседка, жена советского чекиста, и поинтересовалась, где же мама. Маленькая Лариса не смогла ничего толком объяснить, и женщина забрала ее к себе домой. Не найдя дочери, Лидия Ивановна очень испугалась. Она тут же сообщила другу семьи, главному советнику начальника Берлинского управления МГБ СССР Серегину, что у нее украли ребенка. По личной просьбе Серегина была закрыта государственная граница. Но когда обессиленная женщина пришла домой, соседка, оказавшаяся женой того самого Серегина, привела ей Ларису, которая все это время провела у нее в гостях.
    Михаил Иванович работал под прикрытием журналиста московского радио. Правда, за самовольное получение прикрытия (он воспользовался отъездом настоящего московского журналиста и оформил на себя все его документы) ему сделали внушение, но добытые таким образом данные того стоили. В его удостоверении было указано: местные власти должны оказывать ему всяческое содействие как журналисту, обеспечивать доступ к любой информации. Сапожникова интересовали данные, представляющие интерес для развития экономики России. Так, ему удалось узнать о новых системах радаров и телефонов, исключающих подслушивающие устройства.
    Для сбора данных были необходимы связи с иностранцами. Большинство контактов устанавливалось на лейпцигских ярмарках весной и осенью каждого года, куда съезжалось до 800 журналистов со всего мира. Михаилу Ивановичу пришлось общаться и с "чистыми" русскими журналистами, хорошие отношения сложились с аккредитованными в ГДР Михайловым и Пономаревым от газеты "Правда", Чупаевым от ТАСС, Кожевниковым и Гридневым от "Московского радио".
    Михаил Иванович узнал, что проживающая в Западном Берлине вдова погибшего в автокатастрофе агента КГБ после кончины мужа сдала часть своего дома в аренду под гостиницу, в которой должны были останавливаться командированные американцы. Взяв с собой напарника, разведчик отправился к ней. Войдя в дом, он вполголоса представился советским гражданином, посочувствовал смерти мужа и предложил свою помощь. Хозяйка обомлела, но сразу сориентировалась и предупредила, что сегодня в доме остановились американцы. В это время послышался звук шагов по лестнице. Скидывая с себя верхнюю одежду, Михаил Иванович шепотом попросил представить себя ее племянником. Спустившиеся постояльцы испугались посторонних, но хозяйка тут же представила их своими родственниками. Так был установлен еще один важный канал информации.
    В 1962 году закончился срок пребывания в Германии семьи Сапожниковых. Больше всех радовалась возвращению в Калинин Лидия Ивановна. Позже Михаилу Ивановичу предлагали работу за границей и в других городах Советского Союза, но он отказывался от таких предложений прежде всего ради жены и подросших детей. Хотя сам был не прочь повторить ту свою 8-летнюю поездку.
    15 мая Михаилу Ивановичу Сапожникову исполнится 81 год. Еще в эти дни он празднует 60-летие Великой Победы. "Каждый год, отмечая День Победы, переживаешь двоякое чувство. Этот день радостный и в то же время грустный. Гордишься за нашу Родину, за советский народ, совершивший величайший подвиг в истории человечества и спасший мир от фашистского порабощения и думаешь: вот тот миг настоящего, который немыслим без пережитого тяжелого прошлого. И надо сделать все необходимое, чтобы тяжелое прошлое не повторилось в будущем".


Татьяна БАТАРИНА
    Фото из архива
    семьи Сапожниковых

САПОЖНИКОВ МИХАИЛ ИВАНОВИЧ родился 15 мая 1924 года в селе Теблеши ныне Бежецкого района Тверской области. В июне 1941 года окончил Киверичскую среднюю школу, работал в колхозе. В августе 1942 года призван в Советскую Армию. Служил командиром отделения, затем командиром стрелкового взвода и взвода пешей разведки полка. Трижды ранен, один раз контужен. Демобилизован из армии в мае 1945 года по инвалидности в звании лейтенанта. С сентября 1945 года по 1980 год работал в органах государственной безопасности, в том числе 6 лет в разведке за границей. В Калининском управлении госбезопасности прошел путь от рядового сотрудника до начальника подразделения в звании полковника. С 1982 года по 1992 год работал в НИИ информационных технологий. Награжден тремя боевыми орденами и 18 медалями, а также знаком "Почетный сотрудник госбезопасности". Сегодня занимается общественной работой, является заместителем председателя Совета ветеранов УФСБ по Тверской области. Занесен в биографический справочник "Кто есть кто в Твери" (2000 г.). Женат, имеет сына, дочь, пятерых внучек и одну правнучку.


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru