Архив номеров


От тюрьмы да от сумы не зарекайся! Именно это известное предостережение вспомнилось мне, когда я шла на встречу в Тверской дом престарелых и инвалидов. Прямо скажем - безрадостное заведение. И не потому, что там плохо, а от сознания, что это последний приют для большинства его обитателей. Эти люди оказались за "бортом" потому, что стали не нужны ни близким своим, ни государству. Никто из них не мечтал о таком финише в поисках обычного человеческого счастья. Почему никто не помог этим людям остаться в семьях и доживать свои дни под опекой близких или в своих собственных квартирах, которые они теряют по наивности и доверчивости?!
    Сегодня большинство из них не в состоянии даже вспомнить, как они попали сюда. А ведь все они заслуживают лучшей жизни. Среди ста девяноста человек в доме-интернате - десять фронтовиков и тридцать шесть тружеников тыла. И они, защитившие миллионы жизней во время Великой Отечественной войны, сами сегодня совершенно беззащитны.
    Вот и ответ на вопрос "Вы чье, старичье?" - "Да ничье!"


Антонина Зимина
Я КОЧЕГАРИЛА ВСЮ ВОЙНУ

В семнадцать с половиной лет кочегаром на паровозе начала свою войну в родном Осташкове Антонина Зимина. Кажется, проще представить молодую девушку с автоматом через плечо, чем у паровозной топки. Три года (с 42-го по 45-й) водила она со своим экипажем составы в Ржев, Великие Луки, Камень-на-Оби. Возили и технику, и людей. Бессчетное число раз попадали под бомбежку, но ни разу не пострадали. Как заговоренные! Вот уж где пословицу про женщину на корабле следует понимать наоборот. Антонина приносила только удачу. Однажды во время бомбежки бомба попала прямо в тендер с водой и... не взорвалась. Снаряд удачно обезвредили, и были спасены сотни жизней.
    Но вот в мирной жизни она оказалась менее везучей. Была дважды замужем, есть сын и два внука. И, тем не менее, она здесь, в интернате, среди чужих ей людей. Не рассказывает она всей правды. Может, не помнит, может, не хочет плохо говорить о родных. Но, видимо, столько боли и обиды накопилось за все это время, что все это невольно прорывается наружу. "А ко мне никто не приезжает, - выдохнула на прощанье женщина и, помолчав, добавила, - никто".


Анна Алексеевна Зайцева
ОН БЫЛ ТАНКИСТОМ

Это о Петре Николаевиче Чернядьеве. Он воевал в танковых частях с первых дней войны. Был командиром взвода. Горел в танке. "Мы с ребятами выбрались из подбитого танка в кювет через нижний люк, прихватив с собой пулемет и гранаты, - вспоминает ветеран. - Шел такой бой! Не поймешь, где русские, где немцы, - такая каша..."
    Ранило Петра в том бою сначала в ногу, а потом, при бомбежке, осколком - в зад (пардон). Сейчас, вспоминая об этом, Петр Николаевич смеется и пытается даже показать место ранения, да врач остановила. А тогда было совсем не до смеха. Повезло еще, что его переправили в Москву, а оттуда - в Казань, в госпиталь. Ранение в заднее место оказалось очень серьезным. Осколок протащил за собой в рану ворс от мехового жилета. Оперировать его не стали, боялись что-то задеть, отчего могли отказать ноги и он не смог бы ходить. "Если ты согласен, то мы вытащим осколок, - говорили врачи, - но..." И решил Петр не рисковать - не дай Бог ноги откажут! Что тогда? После войны он еще долго жил с осколком и мучился от постоянных болей. Рана постоянно загнивала и не давала покоя. И все-таки он решился: поехал в Казань и настоял на операции. Все прошло отлично, до сих пор солдат на своих ногах. И сюда, в интернат, он пришел 5 мая прошлого года на своих двоих. А вот причина его появления здесь пусть останется для нас неизвестной.


Антонина Зимина с сыном Сашей
Я ТАК ХОЧУ ЖИТЬ!

Эти слова прозвучали из уст Анны Алексеевны Зайцевой, проживающей в приюте уже четыре года. В них - обреченность и надежда одновременно. Тяжело это слышать, когда знаешь, что помочь не можешь. Она тоже прошла всю войну, с 659-м полевым подвижным госпиталем. Дошла до самой Маньчжурии. Из воевавших ее трех братьев с фронта вернулся один, да и тот после войны от ран умер. Кроме родной сестры у Анны никого не было. А когда и она внезапно умерла, Анна воспитала племянницу как дочь. Жила Анна Александровна с ними в Алма-Ате, в Севастополе и вот здесь, в Калинине. А четыре года назад она приняла решение уйти, чтобы не мешать. "Я поняла, что у них своя жизнь, а я только мешаюсь. Не хочу быть обузой". Они приносят ей хорошие гостинцы и... зовут домой. Но Анна Алексеевна решила, что умирать будет здесь. Ну что тут скажешь? Не лучше ли жить и умирать там, где тебя любят, где твоя семья! Ведь, по словам самой же Анны Алексеевны, за четыре года проживания здесь интернат не стал для нее родным домом. "Нет, нет, что вы! - как-то быстро ответила женщина, - нас здесь много, и мы все такие разные. И казенный дом никогда не станет родным".


Нина КУТЬЕВА

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru