Архив номеров

2004 год. Полковник в отставке Павел Петрович Почтарев

18-летним пареньком полковник в отставке Павел Почтарев, ветеран войны, орденоносец, попал по призыву в апреле 1942 года в 906-й стрелковый полк (СП) 243-й стрелковой дивизии (СД) 29-й армии на Калининский фронт. На первом же построении всем красноармейцам вручили пластмассовые черные капсулы с адресным листочком близких родственников. После обеда роте дали отдохнуть
    и написать письма родным.
    От бойцов, которых заменял 906-й СП, молодые узнали, что те не раз пытались взять деревню со странным названием Дешевка в нескольких километрах от Ржева. Но все бои заканчивались неудачно. Наши несли большие потери...

    На ужин всему полку выдали по 100 граммов хорошей водки к гречневой каше с мясом. Утром после завтрака полк отправился в путь к деревне Дешевка. Полевые дороги в воде, грязи по колено, в пути бомбили не раз. Ноги в ботинках быстро промокли. Обсушились у костров. И тут подошли полевые кухни. Хороший обед и 100 наркомовских граммов водки. С наступлением темноты полк вошел в лес, который находился на болотистом месте. Уже в сумерках командир поставил боевую задачу: перед рассветом быстро преодолеть поле перед деревней Дешевка (примерно 400 м) и штурмом взять ее. Всем выдали по дополнительному комплекту (две обоймы) патронов к винтовкам и по две гранаты. Не густо для штурма сильно укрепленных позиций немцев! На батальон дали два пулемета. Павел ПОЧТАРЕВ вспоминает: "Рано утром раздалась команда "Вперед! В атаку!" Мы сразу поднялись и бросились к деревне по кочковатому слабозамерзшему полю, высота которого к деревне немного увеличивалась. Немцы были по высоте выше нас. Мы продвигались быстро, короткими перебежками. С флангов застрочили оба наших пулемета "Максим". Немцы тут же ярко осветили поле ракетами и открыли ураганный огонь из всех видов стрелкового оружия. Заработали их пулеметы и минометы. Преодолев метров 150-200, мы залегли. С разных сторон раздавались крики о помощи. Несмотря на большие потери, все еще слышались команды "Вперед!"
    "Кинжальный огонь" немцев не давал поднять головы. Я лежа вел огонь из винтовки по амбразурам огневых точек. Медленно ползком продвигаюсь вперед, пока не прекратились команды. Расстрелял более половины боезапаса. Далее двигаться вперед было невозможно. Фрицы пристреляли каждый метр поля, они еще более усилили огонь и минометный обстрел. Надо было искать укрытие. Увидел небольшую, промытую вешними водами, канавку, пролегающую к лесу, откуда мы начали атаку. Канавка была заполнена водой. Мы и так были мокрыми по пояс. С большим трудом по-пластунски я еле добрался до спасительной канавки и зарылся в воду и в ил. Более надежного убежища не было, но тут хоть как-то укрывался от пуль и осколков. Рассвело, и из Дешевки "заработали" немецкие снайперы по лежащим в снегу и грязи красноармейцам. Со всех сторон, не прекращаясь, раздавались крики о помощи и стоны раненых. Наши санитары под огнем пытались на плащ-палатках вытаскивать их. Но от снайперов спасения не было. Многие наши лежали неподвижно...
    Было горько от сознания, что нас в атаке не поддерживали ни танки, ни артиллерия. И спустя много лет это чувство по-прежнему живо. И стоит вопрос: какой умник хотел голыми руками (два пулемета и винтовки!) взять сильно укрепленный пункт?!
    ...Весь день пришлось лежать в моей спасительной канавке и слушать журчание воды около уха. Все на мне промокло, к вечеру стали мерзнуть ноги и руки. Немец огонь не прекращал ни на минуту.
    А мы были у него как на ладони. Никаких команд мы больше не получали, а отступать без команды нельзя - это уже воинское преступление, мы это знали. Днем я осмотрел деревню: ни одного дома, несколько труб. Фрицы ведут огонь в подвалах, в тепле. Вряд ли можно было их выбить одним стрелковым оружием. А две гранаты оказались просто ненужными: на расстояние броска приблизиться немцы не давали. Требовалась мощная артподготовка.
    Уже в темноте я услышал команду: "Отходить в лес!" Ручеек в моей канавке замерз, и я, ломая тонкий лед, по грязи пополз к лесу. Поле еще сильно обстреливалось из пулеметов, рвались мины. В лес я добрался уже в полной темноте. В лесу никого не встретил. Куда двигаться? На счастье, встретил одного человека. Узнав, что я из первой роты, он показал, куда идти. Руки и ноги уже не слушались, сильно замерз, была сильная слабость от усталости и пережитого (целый день под огнем!). Идти невозможно - обстрел леса из минометов продолжался и ночью. Так к рассвету ползком я добрался до своих. Насчитал всего 18 человек из нашего батальона, уцелевших в бою. Нас отвели в расположение своего полка. Через день, получив пополнение, нас опять бросили в бой брать Дешевку. Но немцы накрыли нас минометным огнем еще на исходной позиции в лесу. Снова много убитых, раненых. Атака сорвалась.
    Нас готовили к штурму и в третий раз, но по неизвестным причинам его отменили.
    В первом бою мы понесли большие потери. А это ведь ребята 17-18 лет. Таких боев было немало. Наш сильно поредевший батальон перевели на другой участок фронта".

    Этот первый бой помнится воину-фронтовику и в наши дни - такое не забывается! Дорогой, небывало дорогой ценой наши воины добывали Победу!
    Далее жизнь фронтовика сложилась так: 29 апреля 1942 года - тяжелое ранение, до июля 1942 года - лечение в госпиталях. В эвакогоспитале №1660 в г. Бугуруслане был полностью комиссован. Лечился, и 20 января 1943 года был призван вторично в 1-й дорожный полк (г. Собинка Ивановской области). В звании младшего сержанта воевал на Орловско-Курской дуге (Брянский фронт) в 169-м отдельном мотострелковом батальоне. Затем - 2-й Прибалтийский фронт. С сентября 1944 года - учеба в военно-дорожном училище (г. Павлов Посад), 1 октября 1945 года получил звание младшего лейтенанта. Прослужил в Советской Армии 32 года.
    После увольнения работал методистом в Пензе (институт усовершенствования руководящих работников), 4 года - инженером-конструктором завода вычислительных машин.
    Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью "За боевые заслуги" и юбилейными медалями. Живет в Твери.


Игорь КРАСЯКОВ
    Фото автора


1943 год, Пулково под Ленинградом. Штаб генерал-лейтенанта Г.Ф. Одинцова (сидит справа
1942 год, Ленинградский фронт. Захваченное орудие немцев "Большая Берта" (вес снаряда - 800 кг
1942 год, Ленинградский фронт. Разбитая огнем нашей артиллерии батарея немцев. Из личного архива гвардии полковника в отставке, ветерана Великой Отечественной войны Николая Александровича Чохонелидзе, г. Тверь
1940 год, Ташкент. Выпускники военного училища связи, лейтенанты (слева направо
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru