Архив номеров


В кабинете доктора Лаврикова царит удивительная творческая атмосфера. В шкафу, на полках, рядом с томами медицинской энциклопедии соседствует, например, портрет Луи Армстронга. Там же можно найти старые афиши с выступлений знаменитых тверских джаз-оркестров "Интермедикус" и "Мед-джаз-бэнд" под руководством Лаврикова, черновики с кавээновскими шутками. Здесь нередко тихо звучит джаз. И кто сказал, что медики нетворческие люди?!
    Вячеслав Лавриков - известный в Твери детский стоматолог, кандидат медицинских наук, доцент, заслуженный врач России, и.о. заведующего кафедрой стоматологии детского возраста ТГМА. Его любовь - джаз и КВН.



МЕСТО ВСТРЕЧИ - ДЕБАРКАДЕР

    - Вячеслав Георгиевич, чем запомнились вам студенческие годы?
    
- На первом курсе я работал по ночам в автобусном парке - отгонял автобусы на техническое обслуживание. Было очень тяжело. Все, чем я занимался в то время, - учеба, работа и сон. На втором курсе я был принят на спасательную станцию мотористом. Закончил я там работу уже в должности фельдшера. Место моей работы было своеобразным клубом. Я дежурил на станции по ночам - с восьми вечера до восьми утра - и всегда один. Представьте: дебаркадер с несколькими комнатами и кают-компанией, как мы ее называли. Там была печка, поэтому в любую погоду было тепло. Здесь собиралась творческая тусовка - наша кавээновская команда. На спасательной станции все и происходило: шли обсуждения, рождались творческие задумки всю ночь напролет. На нашем дебаркадере мы говорили по душам, но эти разговоры не были кухонными, мы и о политике спорили.


"Интермедикус" в полном составе
30 ЛЕТ В ОРТОДОНТИИ

    - Творчество не мешало учебе?
    
- Как ни странно, в наше время творческие люди были либо хорошистами, либо отличниками. Я окончил вуз с красным дипломом.
    - Я знаю, медики долго учатся. Сколько учились вы?
    
- До мединститута я окончил медицинское училище в Ярославле по специальности "Зубной техник" (2 года). Затем вуз (5 лет), далее шла ординатура (2 года), аспирантура (3 года). С самого начала я стал заниматься маленькими детьми с врожденными уродствами губы. Этому посвятил кандидатскую диссертацию. После аспирантуры мне предложили быть ассистентом по ортодонтии на кафедре стоматологии детского возраста, которая тогда только открывалась. (Ортодонт - специалист по исправлению патологического состояния зубов, прикуса. - Прим. авт.) Я был растерян: я же хирург, каким я могу быть ассистентом! Но кафедре требовался оперирующий ортодонт. Я уехал в Москву, где прошел специализацию. И вот я уже больше 30 лет в ортодонтии.


КАЛИНИНСКИЙ МАСЛЯКОВ

    - Помимо того, что вы медик, музыкант, вы еще и кавээнщик...
    
- Я играл в КВН в студенческие годы. Наша команда мединститута стала победителем первого городского турнира КВН в 67-м. Я был капитаном команды. После окончания вуза я ушел из КВНа, так как стал работать. А потом с десяток лет вел городские КВНы. Меня даже прозвали "калининский Масляков". Сейчас стараюсь не пропускать ни одного КВНа. Меня время от времени приглашают в жюри. Удалось познакомиться с Александром Масляковым, когда он приезжал сюда по концертным делам. Он меня, конечно, уже не помнит.


"Мед-джаз-бэнд" на ура принимали и в столице, и за границей
"ПАПАНЯ" ИЗ ДЖАЗА

    - Вячеслав Георгиевич, какими музыкальными инструментами вы успели овладеть?
    
- Мама два года пыталась научить меня игре на фортепиано. Мне это было в тягость. Потом я стал посещать частного преподавателя - осваивал скрипку. Правда, тогда меня больше интересовали футбол и хоккей. Я начал обманывать маму. У меня было потаенное местечко под крыльцом. Я прятал туда скрипку и шел летом гонять мяч, а зимой - шайбу. Так что ничему я не научился. Со временем у меня возникло желание овладеть ударными. Я барабанщик. Пробовал играть на трубе, но меня это не зацепило.
    - Как вы стали играть джаз?
    
- По-моему, в 55-м году появился в Калинине первый ансамбль, игравший джаз. В нашей стране джаз был запрещен. Был такой лозунг: "Сегодня он играет джаз, а завтра родину продаст". Поэтому назвать себя джазовым ансамблем было невозможно, только - инструментально-эстрадная группа. Этот ансамбль, в который пришел и я, по выходным выступал в Доме учителя. Там были самые престижные танцы в городе. Потом я ушел в группу в ДК "Металлист". У меня как у барабанщика был свой трюк: я научился подбрасывать палочку, она вращалась, а я ее ловил. Мне казалось, это было эффектно.
    Помню одну историю. Это около джаза. Прошло время, и я стал уже известным в городе барабанщиком. Ко мне пришел человек и попросился в ученики. Кто он был, я не знал. Звали его Петя. В те годы в Калинине, на месте нынешней аптеки на Тверском проспекте, был единственный в городе магазин грампластинок. По воскресеньям там собиралась творческая молодежь. Мы покупали пластинки, обменивались ими, рассуждали о музыке. Магазин открывался в 11 утра, и я был уже там до глубокого вечера. Как-то пришел туда и мой ученик Петя. Проходит какое-то время, и он приглашает меня посидеть "где-нибудь в приличном месте". Я согласился. Мы направились в столовую для офицеров (даже странно, что нас туда пустили). Сейчас там находится кафе "Добрыня". Мой знакомый заказывает самое дорогое грузинское вино и белую пастилу и говорит: "Расплачивайся!" Я подумал, это шутка: "Но ведь ты же меня пригласил. У меня от силы рубль-полтора". "Не кокетничай, Слава! У тебя полные карманы денег", - говорит он мне. Я полез в карманы - и точно: они забиты мятыми денежными бумажками. Оказалось, мой ученик был карманником. "Охотился" в магазине, а "добычу" сбрасывал мне.
    - Как был создан ваш джаз-ансамбль "Интермедикус"?
    
- Я старался не пропускать ни одного студенческого концерта. Приближался 1982 год. Накануне в нашем мединституте был новогодний концерт. Я пришел и увидел трех парней, которые играли на гитаре и пели ковбойские песни. Мне понравились их голоса. После выступления я спросил у них: "Парни, что насчет джаза?" Так и познакомились. Я стал приобщать их к джазу. Ребята называли меня "папаня" и зовут так до сих пор. У меня было много старых, еще довоенных пластинок. Наш пианист Сергей Волков имеет абсолютный слух. Он быстро подбирал мелодии. Первое наше выступление состоялось в 1983 году на фестивале иностранных студентов, обучающихся в СССР, где мы стали лауреатами. Потом стали работать над репертуаром. У нас были чудесные программы. Высшее достижение "Интермедикуса" - участие в XII Всемирном фестивале молодежи, проходившем в 1985 году в Москве. Подумать только: нас смотрели и слушали 45 тысяч зрителей! Но судьба всех студенческих коллективов одинакова. Музыканты закончили учиться, разъехались по распределению. Так, в сентябре 86-го мы давали два прощальных концерта в медакадемии. Многие зрители плакали.
    Два года у коллектива был перерыв. А затем коллектив собрался, но уже в новом составе, куда вошел и мой сын, - он взял в руки контрабас. Наш джаз-оркестр получил название "Мед-джаз-бэнд". Теперь мы стали играть настоящий джаз. Появился ведущий инструмент - саксофон. Мы стали исполнять произведения не только русских, как раньше, но и зарубежных авторов. Через какое-то время у нас появилась вокалистка Оленька. И началось. Мы стали много репетировать, выступали, ездили на различные фестивали. По предложению городских властей ездили играть в Германию. Мы выступали в самом центре Оснабрюка, на площади. Там были такие приключения: я случайно встретил своего коллегу, с которым в Твери-то годами не виделся. А на обратном пути в центре Европы у нас сломался микроавтобус. Как мы выкручивались, надо было видеть!
    Много мы где выступали: на международных съездах пульмонологов в Твери и в Москве, приглашали нас и в Петербург. В 99-м году мы отправились в Венгрию, в Капошвар, на джазовый фестиваль городов-побратимов. Приехали англичане, шведы, итальянцы, немцы, венгры, хорваты и мы. Нас встретили невероятно тепло. Венгры удивились, что в России, в Твери, играют джаз. "Мед-джаз-бэнд" единственный из всех джазовых коллективов, приехавших на этот фестиваль, выступил в прямом эфире городского телевидения Капошвара. Идут приготовления, вижу, по сцене ходит какой-то мужчина - сразу видно человек не последний. Мы как-то разговорились, и он меня спрашивает: "А вы что-нибудь знаете о венгерском джазе?" Я говорю: "Да слышал кое-что. Я помню один венгерский оркестр. Там была замечательная солистка Жужа Марго. Помню песню "Я брожу по окраинам города..." "Это моя дочь", - не без восторга сказал тот мужчина. Это поразительно!
    Мы много раз работали в Москве на очень престижных тусовках. Запомнилось наше участие в праздновании 850-летия столицы. Мы выступали в программе "Звезды ретро" на Манежной площади. Сквозь многотысячную толпу прорывается к нам человек, увешанный кофрами и фотоаппаратами. "Вы откуда? Что? Джаз в Твери?!" - интересуется он. Этот фотограф много снимал нас. Где проходили эти фото, мы не знаем. А потом нас пригласили в клуб любителей и владельцев старых американских автомобилей. Я впервые увидел "Линкольн" 1937 года!
    На бандитских тусовках тоже играть приходилось. Как-то раздается звонок. В трубке говорят: "Слышал ваш джаз-оркестр в Москве. Хотим вас на юбилей!" Договариваемся. Едем в Завидово. Столовая какого-то завода. На столе чего только нет: ломится от еды! Сидят двое. Спрашиваем: "Юбилей-то чей?" "Мой, - отвечает упитанный крутой молодчик. - Зовите меня Игорек". "А какой юбилей?" - поинтересовались мы. "20 лет", - таков был ответ.
    - Чем "Мед-джаз-бэнд" занимается сегодня?
    
- Мы делаем программы, играем на различных юбилеях, ездим по области. Надо сказать, что никто из музыкантов из "Интермедикуса", из "Медджаз-бэнда" не бросил медицину. Все стали достойными и уважаемыми людьми.
    - У вас дома, наверное, много старых пластинок?
    
- Чердак моей дачи завален старыми пластинками. Сейчас их даже прослушать негде. Я долго берег патефон. Умел его чинить. Я научился обращаться с аппаратурой еще в юности в кружке киномехаников. Сейчас в патефоне сломалась такая деталь, которую найти и изготовить самостоятельно невозможно. У меня было около 200 пластинок Утесова. Когда я служил в армии, пришел товарищ и сказал матери, будто я написал ему письмо и разрешил забрать пластинки. Никакого письма, конечно же, не было.
    В юности у меня был друг Валера Гичкин (царствие ему небесное!). В нашем доме был чердак, он пустовал. Мы установили там патефон, слушали пластинки. Ребята, которые служили в послевоенные годы в Германии, привозили пластинки с настоящим джазом. В Калинине в каждом районе были свои джазоманы, были своеобразные кланы. Я представлял Заволжье. Мы с моими сверстниками ездили в Москву, чтобы приобрести там настоящие джазовые произведения "на костях".
    - В смысле?
    
- Музыка каким-то подпольным образом записывалась на рентгеновскую пленку, на которой были сняты грудная клетка, позвоночник и так далее. Поэтому и "на костях". Сегодня у меня большая фонотека. Слушаю в основном диски, аудиокассеты.


Софья ВОРОТЫНЦЕВА
    Фото автора и из личного архива доктора Лаврикова

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru