Архив номеров


Не утихает критика общественности в адрес лиц, которые определяли и ныне определяют в Твери градостроительную политику. Наша беседа с первым в Твери профессором от архитектуры, членом Союза архитекторов России, преподавателем кафедры ТГТУ Геннадием ШИЛОВЫМ.

    - Неужели до сих пор в Твери и области не было профессора архитектуры?
    - "Доморощенных", как я, не было. Должность профессора я получил, проработав в Тверском техническом университете около 30 лет. В Твери и области ранее работали известные архитекторы, например, И.Н. Кастель или Л.В. Андреев, но должности профессоров, а затем и звания профессоров они получили, работая в Московском архитектурном институте.
    - Каков их вклад в архитектурную жизнь Тверской области?
    - Игорь Николаевич Кастель имеет большие заслуги в реконструкции Твери в послевоенный период. Он работал над восстановлением города, а потом на эту тему защитил кандидатскую диссертацию. Кстати, моя диссертация была продолжением работы Игоря Николаевича и тоже была посвящена Твери. Поэтому я был очень рад, когда И.Н. Кастель, уже профессор МАРХИ, согласился стать оппонентом по моей диссертации. Ныне здравствующий профессор Лев Васильевич Андреев, уроженец города Торжка, должность профессора получил, работая в МАРХИ. Это удивительно одаренный и активный человек. В свои 80 лет, проживая в летний период в Торжке, он много сил и внимания уделяет родному городу как советом, так и непосредственным участием. Кстати, свою кандидатскую диссертацию он посвятил реконструкции родного Торжка.
    - Это, как говорится, дела давно минувших дней, а что день грядущий нам готовит? Как я понимаю, Тверь вы знаете хорошо, поэтому не могли бы сказать свое мнение о современной застройке города?
    - Вопрос, конечно, очень интересный, потому что не только архитекторы, но и люди других профессий интересуются судьбой города. Как ни покажется вам странным, по-моему мнению, надо думать о том, где не надо строить. Парадокс? Как угодно это называйте, но из-за бесконтрольности мы попадаем в бездонную долговую яму перед своими потомками.
    - А конкретнее можно?
    - Пожалуйста. Вот самый яркий пример. По генеральному плану 1925-1927 годов, который был выполнен Александром Иваницким (это был первый генеральный план первого русского города в советский период, что говорит о значимости города Твери), была проложена магистраль, которая соединяла оба берега Волги на продолжении Московской площади, соединявшей центр города с Затверечьем. Берег должен был соединить мост. Он присутствовал на последующих генеральных планах, однако в реальности отсутствует до сих пор. Ну ладно, на мост нет средств - подождем, но ведь вся территория Затверечья уже застроена, и она находится в зоне затопления однопроцентного паводка, вот что вызывает тревогу.
    - Можно ли поподробней и так ли это страшно?
    - Да, это очень страшно, потому что раз в сто лет вода поднимается на самую высокую отметку - +132,0 метра (над уровнем моря). Если сейчас уровень воды в Волге +127,0 метра, то считайте, что вода может подняться на 50 м и затопить добрую половину Затверечья. Мне могут возразить, что есть Иваньковское водохранилище и плотина, они смогут отрегулировать уровень воды. Но на это не следует уповать, потому что большой паводок всегда происходит внезапно. Наводнение в Европе в 2002 году - яркий этому пример. Кстати, Первомайский микрорайон, который выстроен по моему проекту, запроектирован исходя из учета однопроцентного паводка. Обратите внимание, там все дома стоят выше отметки +132,0 м. Хотя до Волги далеко, но рядом протекает Тьмака, которая связана с рекой Волгой, и с этим пришлось считаться.
    - И все-таки каково ваше мнение о постройке города сегодняшнего дня и на перспективу?
    - Прежде всего должен быть строгий контроль над градостроительной политикой города, затем - творческое применение основных положений генерального плана Твери. Это не значит, что если я говорю о творческом применении, то можно делать что хочешь. Нет. Это учет традиций древнего города. На эту тему можно говорить бесконечно, но здравый смысл должен восторжествовать: историческая часть Твери, как и других городов нашей области, должна сохранять старинный колоритный облик. Архитектор должен чувствовать такие ситуации и создавать качественные градостроительные ансамбли. Что касается сооружений стиля модерн, зданий, вырастающих на потребу невзыскательного вкуса из-за больших гонораров, то им место на окраинах растущего города, вне исторической части.
    - Кстати, каково ваше мнение о восстановлении Спасо-Преображенского собора в Твери?
    - Я выскажусь как архитектор. Трехлучевая система Твери была заложена русскими зодчими исходя из значимости Тверского кремля, где доминантой был собор с колокольней. Он формировал центр города с ХIII века. В начале ХIХ века валы кремля были срыты, и целостность трехлучевой системы была нарушена. Это касалось прежде всего крайних лучей, оставалась единственная зацепка - собор с колокольней. Но и их уничтожили в 1935 году. С ними исчез и градостроительный ансамбль, а если говорить откровенно, то исчезает надобность и в трехлучевой системе, так как исчезли те ориентиры, на которые лучи были направлены. Создается впечатление, что происходит целенаправленное уничтожение самого города, спланированного бригадой Никитина в 1770-х годах. Этот процесс надо остановить, воссоздав соборный комплекс.
    Молодые архитекторы говорят, что достаточно одной доминанты - гостиницы "Тверская". Но, во-первых, в Твери испокон веков вся застройка города удерживалась мощным ансамблем колокольни и собора, во-вторых, формы гостиницы созвучны архитектуре ХХ века и, в-третьих, в Твери городскому организму необходима одна голова и на нужном месте. Исторические связи, как показывает опыт других городов, оказываются сильнее ежеминутных тенденций. Считаю, что необходимость воссоздания Спасо-Преображенского собора давно назрела и даже перезрела.


Борис ЕРШОВ


Семейные обстоятельства заставили меня посетить Украину в тяжелые для нее дни - в промежутке между вторым и так называемым третьим турами президентских выборов. Жил я в Донецке, то есть находился "на территории Януковича" - ведь страна поделилась практически пополам на сторонников Ющенко и Януковича.
    Атмосфера царила удручающая: донецкие шахтеры и их родственники опасались начала гражданской войны, голода и прочих бед. Днем работали, вечером ходили на митинги: не такие яркие и зрелищные, как в Киеве, которые, как все убеждены, проводились на средства Запада и при помощи западных спецслужб.
    Юг и восток Украины хотят быть ближе к России. К нам в страну украинцы ездят и в гости, и на заработки куда чаще, чем в Европу, и потому даже самые неполитизированные из них говорят: при Януковиче, по крайней мере, легче будет к вам ездить.
    Помощь Москвы на тот момент соответствовала поговорке: при таких друзьях и врагов не надо. На фоне бездарных российских политтехнологов жители Донецка выделяют лишь мэра Москвы Лужкова и вице-спикера Государственной Думы Владимира Жириновского.
    Жириновский отмечал постоянное нарушение законодательства сторонниками Ющенко и Тимошенко - "фанатами и боевиками": "Недопустимо в европейском государстве, чтобы люди неделями стояли, нарушали общественный порядок, блокировали правительственные учреждения".
    Он заявлял о поддержке юга и востока Украины всеми депутатами Государственной Думы и высказывал оптимистический прогноз: "Я думаю, на западе, на севере и в центре появится больше сторонников Януковича. Все же видят, к каким грязным приемам прибегают сторонники Ющенко, сколько денег завозится из-за границы, какое давление оказывают западные структуры через Квасьневского и Хавьера Солану. Причем здесь, спрашивается, Брюссель? Мы 300 лет были одной страной, и где был Брюссель?"
    Жириновский отмечал ряд недостатков в работе штаба Януковича: "Когда я был в Киеве, мне не понравился штаб, но неудобно было вмешиваться, давать советы - все же другое государство. Слабо работали: и молодежь не мобилизовали, и недостаточно акций проводили в Киеве в поддержку Януковича. И власть не использовала свои возможности: можно было не допустить этих длительных массовых акций с установкой палаток, созданием целого городка. Ведь существуют правила: мэрия и МВД разрешают, к примеру, двухчасовой митинг, по истечении этого времени все расходятся. А блокирование работы правительства пикетами - это насилие, революция, а любая революция должна быть подавлена действующей властью".
    Владимир Вольфович говорил о том, что позиции юга и востока Украины поддерживает вся Россия: "Абсолютно все - президент, его администрация, депутаты, и главное - весь народ. Отдельные высказывания Немцова, Явлинского никакого значения не имеют, они как бы политически бомжуют сейчас у нас и, появляясь в Киеве у Тимошенко и Ющенко, могут выступать лишь от себя лично, а не от имени какой-то политической силы. С вами - весь 147-миллионный российский народ и все общественное мнение".
    Жириновский оценивал положительно позицию российского руководства, но считал (как и большинство жителей Донецка, с которыми я беседовал), что действовать следовало бы более активно и жестко: "Наша фракция предлагала правительству определенным образом отреагировать на антирусскую пропаганду на западе Украины. Ведь в Львове уже рисуют фашистские знаки на зданиях нашего консульства. Мы считаем, что надо было напрямую встать на защиту Януковича: мы имеем полное право поддержать тех, кто выступает за хорошие отношения с Россией".


Екатерина ВОВК


В нашем дворе живет больная женщина, шизофреничка. Судя по родственникам, это заболевание передалось ей по наследству - такими же были ее родители. Муж сначала был вменяем, но со временем спился и перестал быть адекватным. Родился сын - копия мамы: и лицом, и характером, и отчасти поведением. Казалось бы, все это - личная трагедия отдельно взятой семьи. Но дело в том, что эта трагедия перестает быть личной с момента выхода женщины на улицу.
    Когда я увидела ее в первый раз, она шла следом за какой-то девушкой, делала "колдующие" вращательные движения правой рукой ей в спину и пронзительно кричала: "Не живешь, не живешь, не живешь!!!" Девушка чуть не плакала от напряжения и ужаса. Больная шла за ней около трех минут, но потом увидела проезжающую иномарку и переключилась на технику. Вслед машине и ее владельцу понесся отборный трехэтажный мат и то же пожелание смерти. На следующее утро в доме отключили горячую воду. Весь день шизофреничка торчала в окне и кричала всякие мерзости в адрес наших правителей. Часто эту женщину можно наблюдать на местном рынке или в магазине, когда она осыпает гадостями продавцов и покупателей.
    Еще через некоторое время я стала очевидцем следующей картины. Как ни странно, к этой женщине всегда тянутся маленькие дети, да и она их очень любит. Весь двор не раз слышал ее истерические сказания о том, что: "Детей надо любить, твари, детей любите!" Двухлетний ребенок, играющий в песочнице, вдруг понес ей камушки. Мама обомлела, но резко одергивать ребенка не стала, чтобы не спровоцировать больную. Просто подошла и встала рядом. Ребенок знаками попросил женщину подбросить камушки, а та сразу затихла и стала о чем-то говорить с малышом. Но в два года ребенок говорит нечетко, и шизофреничка какое-то его слово поняла по-своему. Она резко взвилась: "Вы слышали, что ребенок сказал? Он сказал, что я Баба Яга, да, я Баба Яга!!!" И понесла... Мама, пользуясь случаем, осторожно взяла малыша за руку и повела к дому. Но он, как назло, упирался, не хотел уходить, начал хныкать и тянуться обратно. И тогда женщина пронзительно закричала: "Иди ко мне, сынок, будешь мне сыном, не ходи с матерью, да и не мать она тебе вовсе, я тебя родила, я буду тебя любить, не ходи с ней!" Ребенок забился в истерике, молодая мама закусила губу и опрометью бросилась в подъезд с ребенком на руках. Прогулка не удалась.
    По действующим законам, чтобы поместить душевнобольного человека в больницу и изолировать от общества вкупе с основными документами необходимо согласие родственников, в том числе самого больного. Понимаю, что тема очень неоднозначная и подобные законы предохраняют от возможного беспредела. Но иногда жители серьезно устают от подобных соседей. Даже местная шпана, для которой эта болезнь могла бы стать объектом насмешек, предпочитает не связываться с психбольной. А жители, услышав где-то вдалеке знакомое: "Не живешь, не живешь!", стараются обходить это место стороной и не подпускать туда детей. Мало ли что...


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru