Архив номеров

Князь Михаил Ярославич Тверской (1271-1318 гг).
Святой князь Михаил Тверской принадлежит к числу тех исторических лиц, место которых в национальной истории, и смысл совершенных ими деяний для последующих поколений становятся смутными, зыбкими, как отражение в бегущей воде. С течением времени черты совсем стираются, а сегодня вряд ли во всей стране найдется несколько тысяч человек, хоть что-нибудь знающих о русском князе, у которого глубокой осенью 1318 года в Орде вырвали из груди еще живое, бьющееся сердце.
    
    Мне могут возразить: ну, чего же вы хотите! Сегодня вся наша национальная память разрушена, забываются даже совсем близкие к нам имена и подвиги героев Великой Отечественной войны, да и давно обретший - в отличие от Михаила Тверского - хрестоматийную завершенность образ Александра Невского перестает быть тем, чем он был так долго: источником живой воды, питавшим силы русского национального духа. Верно, отвечу я, но только вот странная тень, замалчивание, если не забвение, сопутствуют Михаилу Тверскому едва ли не со времен самой его канонизации, состоявшейся в 1549 году, при Иване Грозном.
    Такое замалчивание тем более поразительно, ведь именно Михаил Ярославич Тверской был первым, кого стали титуловать Великим князем всея Руси. Именно так величает его в своем послании Константинопольский патриарх Нифонт, а в послании инока Акиндина он именуется "честным самодержцем русского истолкования". Довольно скоро, однако, ярлык на великое княжение перешел к Москве и за нею и остался, покуда на смену ему не пришел венец воистину великого и воистину самодержавного, то есть никому не кланяющегося царства. Так это и отложилось в народном сознании: Москва - собирательница и объединительница русских земель, роль же Твери, не без активной официальной корректировки, стала рисоваться несколько сомнительной - как препятствие на пути к спасительному для Руси возвышению Москвы. В конечном счете исключительно Москве стала приписываться и заслуга полного освобождения от татаро-монгольского ига, а вот это уже является искажением исторической истины, грозящим, как и всякая, пусть даже бессознательная, ложь, опасными последствиями. Ибо перед судом истории, как и вообще перед судом, следует говорить не просто правду, но всю правду - во всяком случае, стремиться к ней.
    Соперничество Юрия Московского и Михаила Тверского - это не только и не столько борьба за власть, но столкновение двух типов поведения, двух ипостасей национального характера, если угодно. И сегодня, когда Москва, казалось бы, давно уже ставшая олицетворением русской доблести ("Но не пошла Москва моя к нему с повинной головою", "И врагу никогда не добиться, чтоб склонилась твоя голова", - думалось, что это навсегда, покуда не погаснет солнце), эту доблесть очевидным для всех образом утрачивает. А вместе с ней утрачивает ее и Россия, ибо тело получает сигналы от головы. Здесь уместно вспомнить, что писал о том далеком времени В.О. Ключевский. Писал в свойственной ему суховатой, отстраненной манере, отчего суть конфликта предстает еще более трагичной, сопричастной чему-то вечному в человеческом бытии: "Действуя во имя силы, а не права, московские князья долго не имели успеха. Князь Юрий Московский оспаривал великое княжение у своего двоюродного дяди Михаила Тверского и погубил в Орде своего соперника, но потом сам сложил там свою голову, убитый сыном Михаила. Однако окончательное торжество осталось за Москвою, потому что средства боровшихся сторон были неравны. На стороне тверских князей были право старшинства, личные доблести, средства юридические и нравственные; на стороне московских были деньги и умение пользоваться обстоятельствами, средства материальные и практические".
    Каково! Можно лишь дивиться тому, что пылающий этот сюжет, это столкновение не только личных страстей, но вечных начал человеческой жизни и истории - права и денег, нравственности и моральной неразборчивости, доблести и хитрого выжидания, наконец, материального и духовного - не привлекло внимания почти никого из крупных русских художников. Загадка образа так и осталась неразрешенной; и хотя мученичество князя получило свое воздаяние в акте канонизации, без ответа остался вопрос: в чем же состояло деяние? Да, по официальному церковному календарю, память князя чтится - но как! Войдите в любой из московских храмов - уверяю вас, вы там далеко не всегда найдете икону Михаила Тверского, если в День его памяти (22 ноября по старому, 5 декабря по новому стилю) захотите поставить перед ней свечу. А в "Настольной книге священнослужителя" отца Сергия Булгакова, уникальной по полноте собранных в ней сведений, читаем вообще нечто удивительное. Не отрицая, что великокняжеский Владимирский престол после смерти Александра Невского по праву принадлежал Михаилу Тверскому, отец Сергий, тем не менее, пишет далее: "В начале борьбы с Юрием князь Михаил одержал победу; но, упорно преследуя цель, Юрий не терял надежды на успех. Воспользовавшись воцарением хана Узбека, Юрий, жаждавший смерти дяди, настоял на вызове князя Михаила Ярославича в Орду, обвиняя его в отравлении своей жены Кончаки, бывшей сестрою Узбека и умершей в плену у Тверского князя. Желая обеспечить своему княжеству спокойствие и избежать грозившего опустошительного нашествия татар на тверские владения, св. князь Михаил решил принять мученический венец и, во искупление греха, порождаемого рознью между ним и племянником, предав себя воле Всевышнего, прибыл в 1318 году в Орду с сыном своим Константином".
    Удивительно здесь не только то, что, хотя именно Юрий не прав в споре с дядей и посылает его на верную смерть в Орду, грех распри почему-то возлагается на Михаила. Еще больше поражает то, что ни единым словом не упоминается Бортеневская битва декабря 1317 года, в которой Юрий Московский, шедший вместе с татарами на Тверь, потерпел сокрушительное поражение и которая была первой, когда русский "увидел спину" бегущего от него татарина. Именно за эту победу Твери грозил сокрушительный карательный поход Орды, для противостояния которому у нее не хватило бы сил; и вот для того-то, чтобы отвести этот удар, князь Михаил и отправился на верную смерть.
    Не правда ли, перед нами все-таки нечто иное, нежели "искупление греха" семейной распри, в которой право - нравственная, заметим, ценность - к тому же попирается другой стороной. И отнюдь не гибель, довольно загадочная, ханской сестры Кончаки (в крещении Агафьи) была главной причиной вызова Михаила на суд в Орду, а то, что читалось в обвинительных грамотах: "Ты был горд и непокорлив хану нашему, ты позорил посла ханского Кавгадыя, бился с ним и татар его побил..."
    Вот оно - главное деяние князя Михаила, к стыду России, почти изгладившееся из памяти поздних поколений. Церковью его подвиг оказался усечен до страстотерпства (хотя в празднуемую на следующий день память святого Александра Невского последний воспевается в том числе и как "воинов соблюдение, варваров побеждение"). Не упоминает о Бортеневской битве и Ключевский, всю заслугу возрастания поколения, вышедшего в 1380 году на Куликово поле, приписывает осторожной и вкрадчивой политике Москвы и лично Ивана Калиты, водившего татар на Тверь.
    Свой вклад в дело забвения подвига святого Михаила Тверского внесли также "евразийцы", посеявшие в общественном сознании мысль о том, что и ига-то никакого, в сущности, не было, а был симбиоз, порою, правда, для Руси тяжеловатый, но в целом вовсе не такой страшный, каким он почему-то запомнился народному сознанию. А с конца 80-х годов ХХ века последовал такой обвал всей картины национальной истории, что невероятной стала казаться сама мысль, будто кто-то еще станет доискиваться смысла в той драме давно минувших дней, да еще и пытаться извлечь из нее какие-нибудь значимые для наших дней уроки.
    Своим бессмысленным, с точки зрения современного прагматика, упорством такой герой рождает в душе и противника, и самого народа образ непобедимости - раньше, чем забрезжит хотя бы первый, слабый свет осуществившейся победы. Это, к слову сказать, прекрасно понимали в Орде - понимали еще с тех дней, когда Батый, стоя над телом вступившего в заведомо гибельный для него бой Евпатия Коловрата, воздал свою донесенную до нас легендой хвалу доблести русского воина, подобного которому он хотел бы иметь в стане своем. Уж он-то понимал, о чем идет речь.
    Вот только долго ли вся нация может спасаться горением одиночек, тут же забывая о тех, чьим мученичествам она еще не погрузилась в черную ночь полного исторического небытия? И главное - заслуживает ли она в этом случае спасения?


Ксения МЯЛО, "Москва", №40, 2004 г.
    Печатается с сокращениями


Недавно знакомая рассказала мне такую пикантную историю.
    Вела она своего ребенка в детский сад №8 навстречу доброму, светлому и разумному, и в тот момент, когда она уже была на подступах ко всему перечисленному, из-за неожиданно открывшейся двери вылетела литровая пластиковая бутылка из-под пива "Афанасий" с компрометирующими остатками пивной пены и снайперски спикировала прямиком ей в голову. Последнее, что увидела пострадавшая, перед тем как дверь захлопнулась, это испуганное перекошенное лицо некой особы, застуканной на горячем. Пробовать описать те чувства, которые испытала моя знакомая, я не берусь, скажу только, что она взяла улику в виде пустой пивной бутылки в одну руку, опешившего ребенка - в другую и решительно направилась к заведующей садом, где озвучила все только что с ней произошедшее и потребовала сатисфакции. Заведующая направилась вместе с жаждущей возмездия родительницей к дверям злополучной группы. Но там, по-видимому, уже было объявлено осадное положение. Дверь, не взирая на все попытки штурма, не открыли. Поскольку моей знакомой уже надо было бежать на работу, заведующая уверила ее, что сама разберется в безобразной ситуации. Наивная родительница отдала ей вещественное доказательство. Когда же вечером она пришла в садик, готовая услышать, что виновные наказаны, заведующая как ни в чем не бывало рассказала ей, что, оказывается, воспитатели не опохмелялись с утра, как могло показаться родительнице, а всего-навсего мыли окна. А в бутылке была не пивная пена, а моющее средство - ну, вот захотелось им таким экзотическим способом провести уборку. Дверь не открыли? Так просто не слышали, были поглощены воспитательным процессом.
    Эта история меркнет перед другой, произошедшей в одном из садиков Заволжья пару лет назад: няня, скоропостижно переведенная в воспитатели по причине нехватки кадров, так на радостях "накушалась", что в бессознательном состоянии свалилась в детской спальне. Воспитанники бегали, меняли тазики няне. Когда же пришедшая за внуком бабушка ринулась вызывать "скорую", по наивности подумав, что женщине стало плохо, новоиспеченная воспитательница обложила сердобольную матом. Говорят, няня, произведенная в воспитательницы, работает в садике до сих пор. У нее по-прежнему случаются запои, но не часто - так, раза три в год.
    Я уверена, пока на государственном уровне не будет изменено отношение к людям, воспитывающим наших детей, пока не появится уважение к профессии педагога, пока не будет жестких критериев отбора при приеме на работу - а это возможно лишь при достойной заработной плате, положение с кадрами и в детских садах, и в школах не изменится. Сегодня между теми, кто отдает себя детям без остатка, и случайными людьми, которых к садикам и школам и близко нельзя подпускать, государством поставлен знак равенства.


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru