Архив номеров


КОВАНЫЕ ПОДОШВЫ

Оговоримся сразу: жизнь в средневековом селе Кимра не была сладкой. Золотые времена киммерийского Поволжья, когда отряды кимряков-киммерийцев осаждали города Причерноморья и грабили купеческие караваны, идущие по Великому шелковому пути, отошли в область преданий старины глубокой. Внутриславянская политическая и географическая система окончательно утряслась и устоялась. Все сколь-нибудь важные промышленные, торговые, военные операции проходили через ближайшие центры - Тверь и Москву. Кимрякам ничего более не оставалось делать, как корпеть на полях и огородах, тяжким трудом земледельца добывая себе хлеб насущный. Однако урожаи хлеба, как, впрочем, и всего остального, в старинной Кимре были незавидны. Каждый год местные хлебопашцы делали заимствования из запасных хлебных магазинов на обсеменение полей и на продовольствие. Огородничеством занимались только для собственного потребления. Что поделать, эти места всегда входили в зону рискованного земледелия: земля бедная, погода неустойчивая: то ливни заливают, то солнце жарит. Не всякая культура выживет в таких условиях и даст хороший урожай. Скотоводство в Кимре тоже как-то не прижилось. Почему - неизвестно. Вот и стали кимряки в конце XVI века думу думать: как дальше жить? "Хлеб не спорится, капуста чахнет, скотоводством заниматься не хочется, - рассуждали местные жители. - Может быть, стоит завести промысел и тем самым повысить благосостояние населения?" Сказано - сделано. Завели кимряки обувной промысел. Историк и краевед Марина Коркунова полагает, что такой промысел обусловлен традиционной связью жителей Поволжья с работами на реке Волга: "Местные жители помимо рыбной ловли занимались бурлачеством, славились они и как искусные лоцманы. В холодную пору им нужны были сапоги, надежно защищающие ноги от воздействия воды". С конца XVI века сапожный промысел становится основой местной экономики. Он охватывает целые волости окружавших Кимры соседних уездов, образуя "сапожное царство", столицей которого стало село Кимра. Старинные рукописи донесли до нас имена первых местных сапожников. Среди них Бессонко Михайлов, Гришка Савельев, Оксенка Клементьев, Софронка Иванов, Карпушка Федотьев. В XVII веке кимрская обувь практически не отличалась от обуви, производившейся в других регионах страны. Материалом для нее являлась юфть - толстая кожа. Стремительному развитию кимрского обувного дела немало способствовали поставщики сырья. Из расположенных неподалеку животноводческих районов Ярославля и Углича шли целые обозы юфти и кожи всех видов.


НА ЦАРСКОЙ СЛУЖБЕ

По настоящему прибыльным делом сапожный промысел стал во времена Петра I. Растущая армия требовала большого количества обмундирования и обуви. Император Петр, как известно, на государевы задумки не жалел ни денег, ни людей. Во времена Русско-шведской войны кимряки освоили производство военной обуви. Для этого обычные сапоги были укреплены жесткими носком и задником и получили каблук. Петр I, будучи человеком привередливым, все же остался доволен продукцией. Подавая пример, он сам носил сапоги кимрского производства.
    В 1812 году кимряки поставили громадное количество сапог для русской армии. Большие заказы были исполнены кимряками в годы Крымской войны 1853-1856 годов. В последнюю турецкую войну (1877-1878) вследствие громадных казенных заказов сапожный промысел в кимрском районе, начавший было слабеть, значительно оживился. Крупные промышленники и скупщики сапожного товара, принимая заказы от казны, передавали их уже от себя зажиточным мастеровым - "хозяевам", а эти, в свою очередь, делали заказы и раздавали материал своим подмастерьям. Цены на сапоги стояли во время войны двойные, вследствие чего разбогатели не только крупные промышленники, но и некоторые из "хозяев", а подмастерья и мастеровые получили возможность увеличить свой заработок втрое. За пару сапог, которым в мирное время вся цена 3 рубля, с казны брали до 6 рублей.


ДЛЯ ИЗЯЩНОЙ ДАМСКОЙ НОЖКИ

Солдатские сапоги давали кимрским обувщикам неплохую прибыль. Но, к глубокому сожалению всех производителей военной амуниции, войны не вечны. Когда стихает канонада, военная форма, пылящаяся на складах, перестает волновать умы правительств и гражданского населения. Во второй половине XIX века предприимчивые кимрские сапожники обнаружили новую, не менее выгодную жилу обувного бизнеса. В городе и его окрестностях стали изготавливать модельную женскую обувь. До этого дамская обувь шилась в селе Талдоме и нескольких деревнях Калязинского уезда. Получалась она очень грубой и некрасивой. Совсем иной женская обувь стала в руках кимрских обувщиков. Изящные туфли стали заказывать даже столичные модницы. Помимо модных туфель кимряки освоили производство модельных мужских и дамских сапог, детских ботиков, полуботиков, мелких калош. К концу XIX века в Кимрах начинают шить элитные виды обуви. Они изготовлялись уже не из грубой юфти и отечественной кожи, а из импортных материалов с соответствующими названиями: "французская опойковая лакировка", "американская яловичная кожа", "гамбургский товар".
    Вместе с модельным рядом развивалась околообувная инфраструктура. В 60-е годы XIX века открылись посадочные, смазочные, клееночные заведения, мастерские приготовления колодок. В окрестностях села Кимра появляется несколько крупных кожевенных производств. Особенно был известен Абрамовский кожевенный завод. 133 человека рабочих, занятых на производстве, использовали 142 дубильных чана, ветряной и водяной двигатели, а также чудо техники - паровой котел мощностью в четыре силы. Всего на территории Корчевского уезда действовали 16 кожевенных заводов, которые производили 200000 кож в год стоимостью 1 миллион рублей.
    Иногда разделение труда происходило географически. В некоторых селениях занимались приготовлением исключительно одного какого-либо вида обуви. Например, в селе Губин Угол с деревнями крестьяне занимаются шитьем калош и ботиков, в деревне Шутово - изготовлением детской обуви. Иногда разделяли между собою труд не отдельные рабочие, а целые семьи. Сообразно роду труда одних сапожников называли клеенщиками, других - посадчиками, третьих - заготовщиками, четвертых - мастерами. Пара сапог, изготовляемая несколькими специалистами, делалась быстрее и лучше. Но немало было и таких мастеров, которые могли отделать весь сапог, ни с кем не разделяя труд.
    Лучше всего в селениях, занимающихся обувным промыслом, жили многолюдные семьи, в которых и летние сельские работы могут быть легко исполнены, и в сапожном мастерстве дело спорится благодаря возможности разделения труда между членами семьи. Мастер, имеющий в семье сына-подростка и дочь, мог с всею семьей заработать от 300 до 400 рублей. Всего беднее жили семьи, в которых было только по одному работнику и притом с несколькими детьми, еще не достигшими рабочего возраста. Такие мастера почти всегда находились в долгу у скупщиков, вследствие чего уступали им свой товар дешевле. Совершенно обедневшие сапожники нанимались в большие мастерские села Кимра и других центров сапожной промышленности. Жизнь одинокого рабочего обеспечивалась заработком 100 рублей в год.


ФАБРИЧНЫЙ ПРОРЫВ

К концу XIX века сапожное производство в Кимрах достигло наивысшего расцвета. К этому времени в него были вовлечены 35 волостей Кимрского, Кашинского и Калязинского уездов Тверской губернии. Большое влияние на дальнейшее развитие кимрского обувного производства оказало открытие в начале XX века Савеловской железной дороги, соединившей Кимры с Москвой. В связи с этим почти вдвое выросли обороты местной торговли. Зарождалось фабричное производство. Одним из первых обувных фабрикантов стал купец Н.А. Столяров. Он решил построить в Кимрах целую фабрику. К тому времени в Кимрах были хозяева, желающие продать не приносящие им дохода мастерские. М.В. Малюгин, крестьянин села Кимра, продал купцу Столярову свои производственные площади. Ветхая мастерская была вскоре сломана, и на ее месте в 1903-1906 годах построили каменный фабричный корпус. 1 марта 1907 года фабрика, получившая название "Якорь", дала свою первую продукцию.
    После революции фабрика "Якорь", как и все другие предприятия страны, была национализирована. Одним из первых ее директоров стал Федор Максимович Шведов, в прошлом крестьянин-бедняк Корчевского уезда Тверской губернии, который был вначале простым сапожником, а затем - рабочим фабрики "Якорь".
    Вскоре фабрика "Якорь" получила срочный и секретный заказ на изготовление для фронта сапог особого спецпокроя. Самую большую партию этих сапог повез на фронт председатель уездного исполкома вместе с наиболее уважаемыми и опытными рабочими. Всего же в 1920 году обувщики "Якоря" выпустили свыше 102 тысяч пар обуви. После окончания гражданской войны, в 1923 году, за заслуги перед Красной Армией, фабрика получила наименование "Красная звезда".
    Помимо этой фабрики в советские годы в Кимрах работали такие обувные производства, как "Стахановец", артель имени Второй пятилетки, артель инвалидов "Коллективный труд", фабрика "Спортобувь". В начале шестидесятых было принято решение создать производственное объединение на базе "Красной звезды". 3 октября 1963 года в новую фирму вошли государственная фабрика "Красная звезда", фабрики "Маяк", "Спортобувь" и фабрика №1. Государственная обувная фабрика несколько ранее - в 1959 году - на правах филиала была присоединена к "Красной звезде". Промышленный гигант стал выпускать до 10 миллионов пар обуви в год. Однако в 70-е годы предприятие вошло в полосу кризиса. Объемы производства стали падать, а рабочие - увольняться. В 1975 году власти попытались спасти положение, организовав трест, состоящий из обувных предприятий Кимр, Калязина, Торжка и Торопца. Но это, увы, не помогло. Кризис был преодолен только в 80-е годы. Новое оборудование и технологии позволили организовать производство знаменитых кимрских кроссовок и обуви на литьевой подошве. В течение нескольких лет самым модным прикидом продвинутого советского тинейджера стали тверские джинсы и кимрские кроссовки. Впрочем, эти кроссовки вскоре стали пользоваться спросом не только у молодежи, но и у старшего поколения.
    В 90-е кимрская обувная промышленность переживает новый, еще более глубокий кризис. В передрягах либерализации цен и шоковой терапии, под ударами "черных вторников" и "дефолтов" Кимры потеряли статус обувной столицы Верхневолжья. Сможет ли старинный русский город вернуть это громкое наименование или хотя бы остаться городом обувщиков? Это покажет ближайшее будущее...


Подготовил Глеб ЧИСТЯКОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru