Архив номеров


В 2004 году исполняется 690 лет со дня рождения Сергия Радонежского, общерусского святителя. Немногим известно, что преподобный Сергий оставил значительный, хотя и кратковременный след и в истории Тверского края.
    
    3 мая 1314 года в семье ростовского боярина Кирилла и его жены Марии родился сын, окрещенный Варфоломеем. Детство его прошло в селе Варницы на берегу речки Ишни, неподалеку от Ростова и от озера Неро. Отец - потомок старинного ростовского рода, мать - тихая набожная женщина. Природа вокруг - типично русская, воспитывающая в человеке доброту и умиротворенность. Напомним, что за 20 лет до рождения отрока тверской князь Михаил Ярославич обвенчался с ростовской княжной Анной Дмитриевной, а в год рождения Варфоломея Михаил вынужден был пребывать в Орде.
    ...Получив великое княжение, Иван Калита стал выселять неугодных ростовских бояр в дальние углы. Отец Варфоломея Кирилл был выселен в село Радонежское на северо-восточной окраине Московского княжества, среди темного, черного леса, без озера, без милой родной речки, на высоком берегу незнакомой Пажи. И пришлось боярину познакомиться с лопатой и косой, топором и пилой. Тревожила судьба сыновей, которых в семье было трое: старший Стефан - горячий, вспыльчивый мальчик; средний Варфоломей - спокойный, приветливый, рассудительный, любивший посещать церковь, читать Евангелие, хорошо постигающий грамоту; младший Петр - простой, деловитый и практичный.
    К 1330 году Варфоломею исполнилось 16 лет и, по понятиям того времени, пора его было оженить. Но неожиданно для родителей сын заявил, что уходит в монастырь. Отец наотрез отказался благословить сына, и тому ничего не оставалось делать, как подчиниться воле отца и остаться дома. Однако свое желание он хранил в душе, снося насмешки соседей и друзей, подтрунивавших над холостым парнем.
    Свое намерение Варфоломей исполнил через 7 лет, когда неожиданно в один год умерли его родители. Похоронили их у Хотьковского монастыря, возле стен Покровской церкви. Через 40 дней Варфоломей покинул Радонеж...
    Варфоломей уговорил уйти и старшего брата Стефана, жившего в монастыре в Хотькове. Вдвоем нашли в лесу холм, возле которого протекал ручей. Срубили келью, часовенку, стали отшельничать. Через год Стефан не выдержал и ушел на Москву, Варфоломей остался один. Легенды гласят, что к нему стал приходить медведь, ему отшельник оставлял краюху хлеба, который изредка приносили селяне издалека. Для молодого человека одиночество оказалось трудным испытанием...
    Мало-помалу известность об отшельнике стала доходить и до церковных кругов. В начале 1340 годов митрополит Феогност послал иеромонаха Митрофана освятить на холме Маковец церковь во имя Святой Троицы, а Варфоломея - постричь в монахи, дав ему новое имя Сергий. Все это произвело сильное впечатление на новообращенного инока и осталось у него в памяти до конца жизни.
    Он не был полным затворником, события внешнего мира доходили до него и побуждали к раздумьям. 31 марта 1340 года умирает Иван Калита, незадолго до этого добившийся казни в Орде тверского князя Александра Михайловича и его сына Федора, и Сергий, возможно, вспомнил притчу Соломона: "Таковы пути всякого, кто алчет чужого добра: оно отнимает жизнь у завладевшего им". Его брат Стефан в Москве продвинулся далеко, став духовником нового московского князя Симеона Гордого, что способствовало росту авторитета и инока Сергия. На Маковец стали прибывать гости, прося оставить их в монастыре, к 1343 году их стало двенадцать человек, а Сергий превратился фактически в игумена, однако еще десяток лет он отказывался принимать священнический сан, полагая, что еще не поднялся до него.
    Общерусскую известность Сергий получил к 1354 году, когда Константинопольский патриарх Филофей направил митрополиту московскому Алексию (Феогност к тому времени умер) послание с одобрением "высокого жития" иноков Троицкого монастыря и его игумена. Обращение самого патриарха оказало сильнейшее впечатление не только на обитателей монастыря, но и на общины десятков других монастырей на Руси, а также на княжеский двор.
    В 1350 году в Москве у брата Симеона Гордого Ивана родился сын Дмитрий. Княжич рос в атмосфере нарастания сопротивления Орде, в стремлении московского княжеского дома подчинить под жесткую руку Москвы все больше и больше других русских княжеств. Вступив на престол, молодой Дмитрий все чаще поднимал меч на самого опасного из русских противников - тверского князя. В те годы им был Михаил Александрович, внук Михаила Ярославича. Не все нравилось Сергию в поступках князя Дмитрия, в частности, нарушение князем и митрополитом Алексием клятвы не трогать на переговорах Михаила Тверского. Однако он и тверские бояре были арестованы, брошены в темницы, и только приезд ханских послов разрядил обстановку. В результате Москва подверглась нападению литовского князя Ольгерда, союзника Твери, получив длительный военный конфликт и с Михаилом. Сергием эти события восприняты как Божье наказание за клятвопреступление.
    В январе 1375 года Дмитрий пригласил Сергия в Переяславль с просьбой окрестить своего третьего сына Юрия. "Великий старец", как уже называли Сергия, понимал, что крестины - только повод, а настоящая причина - благословение идеи борьбы с Ордой.
    Известность и слава не привлекали старца, они его тяготили: вернувшись с шумных собраний из Переяславля в тихую обитель, Сергий даже занемог, проболев до сентября 1375 года. Недомогание усугубили переживания и другого рода. Весной этого года в Тверь из Москвы бежал сын последнего московского тысяцкого (глава города, по-современному) Иван Вельяминов, недовольный своим князем. У рода Вельяминовых духовником тоже был Стефан, старший брат Сергия. Измена князю, удар по престижу брата сильно взволновали старца, проповедовавшего любовь и послушание. А летом произошло кровавое военное столкновение с Тверью, где Дмитрий Иванович с войсками почти всех князей Понизовья вынудил Михаила Александровича пойти на уступки. Где уж тут любовь и послушание, князья уповали только на силу!
    23 июля 1380 года от дальних сторожей в Москву примчался гонец с огненной вестью: Орда идет! 17 августа 1380 года Дмитрий был на Маковце. Наверное, горячий князь впервые был откровенен до конца. Ему нужны были не только слова благословения на битву с извечным врагом, но и что-нибудь зримое, вещественное, что могло увидеть войско: икона, хоругвь либо еще что. Сергий дал больше. Кроме летописного тихого предсказания: "Имаши, господине, победити супостаты своя", - он дал ему двух иноков: Андрея Ослябю и Александра Пересвета, обоих в одеяниях схимы, с вышитыми крестами на островерхих куколях. Дмитрий понял: эти люди - символ воинов, вышедших на бой с дьяволом. Церковь запрещает монахам участвовать в битвах, но Сергий взял грех на душу, рискуя "спасением собственной души".
    ...В победе на поле Куликовом есть и заслуга Сергия Радонежского, "великого старца", русского Учителя.
    У "степного дракона", однако, было много голов. В 1382 году, в августе, войско хана Тохтамыша, не менее свирепое, чем войско темника Мамая, внезапно подошло к Москве. Дмитрий приказал оборонять город, спешно уйдя собирать войска. Штурм с налета не удался, но все же город был взят, и в нем разыгралась обычная кровавая трагедия, пир победителей. Отряды ордынцев рассыпались по окрестности, грабя и убивая. Взяты и разграблены города Московского княжества, сама Москва представляла собой печальное зрелище...
    Сергий понял, что и его монастырь может постигнуть та же судьба, а иноков и его самого, возможно, ждет погибель. И он решил уходить.
    Сейчас трудно однозначно ответить на вопрос, почему Сергий с небольшой группой своих иноков выбрал Тверь, враждебный Москве город. Возможны два ответа. Либо об этом Сергия попросил сам Дмитрий, уже получивший почетное прозвище Донской, трезво оценивая сложившуюся неприятную для него ситуацию, при которой "тверской лев", помня старые обиды, мог ударить по незащищенной Москве, а наспех собранное под Костромой немногочисленное войско Дмитрия разнести вдребезги. Сергию предстояло уговорить гордого тверитянина не точить меч на Дмитрия, а если удастся, то и убедить помочь москвичам в отпоре Тохтамышу.
    Может быть, более веской причиной было другое событие: митрополит Киприан при приближении ордынцев бежал из Москвы, своей митрополии, в Тверь, оставив Москву без духовной власти. Поступок этот был неподобающ для митрополита, не по сану. А для Дмитрия нахождение Киприана в Твери грозило превращением ее в церковную митрополию, о чем когда-то безуспешно хлопотал Михаил Ярославич. Уговорить Киприана не оставаться в Твери - вот задача, которую должен был решить великий старец по просьбе Дмитрия Донского.
    Летописи не оставили нам содержание бесед Сергия с тверским князем и митрополитом. Сделаем предположение: такая информация в Тверской летописи имелась, но после взятия Твери Иваном III в 1485 году все тверские архивы были перевезены в Москву, где княжеские летописцы по-московски переработали тверскую и московскую историю, сделав ее только промосковской. Повторюсь - это только предположение.
    Зато известен факт: тверитяне не воспользовались моментом, не ударили в спину Москве, а Киприан возвратился в Москву. Функция миротворца и на этот раз удалась Сергию, своим появлением в Твери сотворившим историю Руси такой, какая она есть.
    У 75-летнего старца не осталось сподвижников, близких по духу людей, - все ушли в мир иной. Лишь Стефан, епископ Пермский, еще был жив, но судьба редко посылала им радость встречи. Старость брала свое. Трудно уже было творить молитвы, служить Богу. Сергий стал молчальником, уйдя в себя. К сентябрю 1392 года он занемог, стал предчувствовать смерть, составил завещание, оно звучало кратко: "Единомыслие друг к другу хранити, имети же чистоту душевну и телесну и любовь нелицемерну... наипаче смирением украшатися, страннолюбиа не забывати".
    Великий старец умер 25 сентября 1392 года. Толпы народа, князь, его двор и бояре почтили усопшего.
    Летописец о нем сказал так: "...Но токмо вемы, преже его в нашеи земли такова не бывало... всеми человекы любим бысть честнаго ради житиа его, иже бысть пастух не токмо своему стаду, но и всеи Русскои земли учитель и наставник".
    ...Через 7 лет уйдет в мир иной и Михаил Александрович Тверской. Ушли значительные люди Руси ХIV века. На пороге был век пятнадцатый.


Борис ЕРШОВ
    Художник М. НЕСТЕРОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru