Архив номеров


Табличка над входом "Отделение реанимации: не входить!" притягивает к себе как магнит. Воображение рисует то, что может сейчас происходить за этой дверью: беготня, суматоха, плач, стоны... На самом деле здесь тихо и спокойно, персонал размеренно делает свою работу. Но именно в отделении анестезиологии и реанимации детской городской клинической больницы №1 решается недетский вопрос жизни и смерти.
    

    Отделение рассчитано на 9 коек: 6 для новорожденных и 3 для более взрослых детей до 15 лет включительно. Сюда привозят тяжелых больных из детских лечебных учреждений города и области. Вот обычный рабочий день: на лечении находятся четверо новорожденных и четверо старших детей. Самые тяжелые и, по мнению врачей, безнадежные - два месячных брата-близнеца. Мальчики родились недоношенными, с подозрением на синдром Дауна. Ухудшение состояния наступило на 6-й день жизни у одного и на 7-й день у другого, после чего их перевели сюда. К сожалению, у врачей практически нет надежды, что близнецы будут жить, даже на аппарате искусственного дыхания.
    Третьему новорожденному пациенту отделения реанимации повезло больше. Девочка доношенная, желанная, возраст 6 суток, в процессе родов наглоталась околоплодных вод с меконием (кал новорожденного). Ребенок идет на поправку. Четвертая маленькая пациентка - девочка, возраст 2 месяца, в результате внутриутробной инфекции и перенесенной пневмонии не может дышать через нос (все новорожденные дышат носом). Она родилась на 31-й неделе беременности, третий ребенок в семье, первый умер от врожденного порока развития желудочно-кишечного тракта, второй ребенок родился недоношенным с врожденным пороком сердца.
    10-летнего пациента с бронхиальной астмой утром перевели в инфекционное отделение. В реанимации он провел всего 2 дня. В большой палате остались еще трое. Полуторагодовалый мальчик дома проглотил психотропные таблетки, пока мама и папа были заняты своими делами. Родители спохватились вовремя, врачи успели оказать помощь. Вообще лекарственные препараты и оставленные без присмотра дети могут привести к серьезной беде. Чаще такое случается, когда дети гостят у стареньких бабушек и дедушек, которые забывают убрать свои лекарства на время присутствия маленьких гостей.
    Еще один пациент - мальчик, возраст 6 месяцев, эпилепсия, в реанимации находится в течение недели. Над его головой на подушке - иконка. И четвертый больной - тоже мальчик, интубирован вследствие перенесенного энцефалита.
    За 2 дня до моего визита в реанимации умер ребенок. Он поступил на вторые сутки после рождения, прожил полтора месяца. Хромосомная патология, порок сердца, заячья губа, волчья пасть, недоразвитие мозга, 6 пальцев, отсутствие глаза...
    Врачи уверены, что подобного можно избежать, если будущие родители будут серьезнее относиться к себе, своему здоровью и здоровью будущего человечка. В идеале, каждая пара, решившая родить ребенка, должна пройти совместное обследование в Центре планирования семьи на предмет выявления скрытых инфекций и совместимости будущих родителей. В Твери такой центр создан на базе 2-го роддома на Пролетарке. На анализы вас могут направить в Областной кожно-венерологический диспансер или в лабораторию "Вера". Анализы платные - около 150 рублей за каждый. Однако жизненный опыт показывает, что сегодня редко кто планирует пополнение семьи, чаще это происходит спонтанно. В таком случае необходимо четко соблюдать рекомендации врача, ведущего беременность, и категорически отказаться от курения и алкоголя.
    Андрей Анатольевич РЯБЦЕВ работает в отделении с 1990 года, в марте 2002-го стал заведующим. Он рассказывает о специфике и перспективах отделения анестезиологии и реанимации.
    - Возраст наших пациентов от 0 до 15 лет включительно. Новорожденные чаще поступают недоношенными, с врожденными пороками развития или с родовыми травмами. Все с крайне тяжелыми патологиями, при которых необходима искусственная вентиляция легких. Диагнозы старших детей - от осложненных форм ОРВИ, пневмоний до энцефалитов и токсикологических профилей: отравления медикаментозные, бытовыми ядами и алкоголем. Был трехлетний ребенок, которого старшая сестра напоила пивом; одного бабушка угостила самогоном. В основном с алкогольной интоксикацией поступают подростки 12-15 лет, чаще мальчики - покупают всякую гадость попробовать, реже девочки - несчастная любовь, проблемы с родителями...
    Настаиваю на том, что государство и СМИ должны уделять гораздо больше внимания здоровому образу жизни, особенно это касается женского здоровья. Только таким путем можно остановить тенденцию к уродованию нации. Недоношенные, инфицированные дети это следствие того, что будущие мамы не считают нужным следить за собой или же просто боятся визитов к гинекологу.
    На сегодня Департамент здравоохранения области оказывает нам реальную помощь в плане приобретения дорогостоящих медикаментов: антибиотики, иммуноглобулины, искусственный сульфактант для ускорения созревания легких (одна его доза стоит 500 долларов, новорожденным при показаниях необходимы 2 дозы в первые часы жизни). От родителей просим только элементарные средства гигиены - памперсы, ватные палочки.
    Наряду с этим позитивом есть кадровая проблема, не хватает среднего медицинского персонала. В медучилище учатся в основном приезжие, живут в общежитии, а как учеба заканчивается, жилья их лишают. Они хотят у нас работать, но жить-то негде. Если бы у нашего отделения было несколько койко-мест в общежитии, то в медсестрах мы бы не нуждались. С категорией, со стажем работы, со всеми надбавками они получают 5 тысяч рублей за 10 суток дежурства. Есть желающие работать врачами, но по нынешним законам, чтобы получить сертификат анестезиолога-реаниматолога, надо окончить ординатуру, выкроив из скудного заработка немалую сумму на обучение, проживание в другом городе, а потом уже организация компенсирует расходы. Или же врач каждые 5 лет работы по специальности должен проходить месячный курс обучения для повышения квалификации.
    Я давно борюсь за то, чтобы произошло разделение реанимации для новорожденных и для детей старше периода новорожденности (после месяца жизни). Часто бывает, что из "большой палаты" к ослабленным организмам самых маленьких переносятся вирусы, опять же из-за нехватки свободных людей. Этого никак нельзя допускать и можно избежать только в случае полного разделения.
    Нам необходимо большее количество аппаратов искусственного дыхания. Иногда из-за их недостатка мы берем ребенка на освободившийся аппарат слишком поздно, когда самое важное и драгоценное время уже потеряно.
    Как я отношусь к эвтаназии? В России эта процедура запрещена. Вопрос спорный и неоднозначный. Мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда приходится задуматься об этом. Взять, к примеру, этих наших близнецов-даунов. С одной стороны, лучше бы, чтобы такие, как они, умирали сразу, сами не мучились и не мучили родителей. Шансов на жизнь у них сейчас очень мало. Да и если повезет, выкарабкаются, кому они будут нужны? За границей для таких есть все: дома реабилитации, специальные программы, семьи, готовые усыновить больных детей... В нашей стране они не живут, а выживают. Мы понимаем, что они протянут недолго, продолжаем держать их на аппарате, отказывая другим детям, у которых больше шансов. Был случай, когда мы боролись за ребенка, у которого энцефалограмма головного мозга показывала прямую линию. А если посмотреть по-другому: несмотря ни на что, они родились; когда понадобилось, для них оказались свободны именно два аппарата; сейчас они все еще продолжают жить. Значит, так и должно быть, возможно, это как испытание родителям, самим детям, наказание за что-то. Мы не имеем права рвать эту ниточку. Я бы не хотел, чтобы в нашей стране приняли закон, разрешающий эвтаназию.

    Персонал отделения выпускает стенгазету о своей работе, в стихах, с фотографиями и иллюстрациями от руки. В свет вышли два номера - "Тысяча и одна ночь" и "История одного больного". Судя по ним, весь коллектив объединился под одним словом "ВРЕМЕЧКО", которое расшифровывается так: Внимание, Реакция, Единство, Милосердие - Естественные Человеческие Качества Отделения.


Татьяна БАТАРИНА

Автор выражает благодарность врачу отделения анестезиологии и реанимации первой городской детской клинической больницы Александру Александровичу Малышеву за оказанную помощь и поддержку ее сыну в мае этого года.



ОДНАЖДЫ мне приснился сон. Как будто я с моим двухлетним сыном ночью иду по какой-то полуразрушенной больнице. В здании творится жуткий хаос: больные, преимущественно раненые, лежат на полу, доктора оперируют прямо на месте, кругом крики, стоны, детский плач... И никто не может подняться в полный рост, потому что все окна обстреливаются с улицы. Врач принимает роды, подносит поближе к свету только что родившегося ребенка - и малыша тут же убивает пуля снайпера. Я крепко держу за руку сына, а в голове только одно: нам необходимо спрятаться, никто не должен нас найти. Те, что снаружи, подходят все ближе, скоро они будут в здании и не пощадят никого. Но сын еще маленький, он хочет есть и пить, ему холодно, и он начинает плакать... Я понимаю, что мне его будет не успокоить и нас услышат. Меня охватывает животный ужас и чувство безысходности. Я проснулась от собственного плача. Через три дня мы узнали про Беслан.
    Два месяца прошло с момента тех страшных событий в Северной Осетии. Казалось, в то время каждый родитель понял, что ничего не может быть важнее жизни ребенка. То, что происходит в нашем городе сегодня, похоже на медленное, но верное уничтожение настоящего и будущего детей. Закрываются молочные кухни. Но это счастье, когда у молодой мамы достаточно своего молока, а если его просто нет от природы? Может быть, такое решение обусловлено неким негласным договором городской администрации с поставщиками детского сухого питания в Твери для "поднятия" последних?
    С 1 января обычный детский садик будет стоить больше тысячи рублей в месяц. Средняя зарплата в городе 5 тысяч рублей. Тысячу за садик, полторы-две за квартплату - и думайте, как будете жить целый месяц на оставшиеся 2 тысячи рублей.
    Ликвидируют спортивные школы, Дом юного техника. Нетрудно себе представить, чем подросток заполнит свое свободное время, раньше отведенное для занятий спортом. Уверена, что он не будет сидеть дома с книжками. Альтернатив не так уж много: улицы, подвалы, сомнительные компании. Возможно, надо быть готовыми к резкому росту числа криминальных абортов среди несовершеннолетних или же снова к подъему рождаемости. К тому же скоро не каждый школьник сможет позволить себе получить хотя бы среднее образование, если за обучение в 10-11 классах также заставят платить.
    Так что рожайте, дорогие женщины, поднимайте демографический уровень, дарите стране новых гениев: врачей, инженеров, учителей, агрономов, историков, олимпийцев. Но не забывайте, что вырастить их такими отныне исключительно ваша задача, власти не собираются создавать условия для их гармоничного и полноценного развития.


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru