Архив номеров

Георгий Жуков - баянист
Георгия Жукова в современной истории России превращают в непогрешимый символ Победы, почти в святого Георгия Победоносца. Но рисовать его образ как идеальный, предавая забвению его человеческие слабости, в том числе негативные черты характера, замалчивая его ошибки и неудачи, значит перевирать нашу собственную историю.
    
    (Начало см. "Караван", №41)


ЖУКОВ НАРОДНЫЙ

Георгий Жуков - сын простолюдина из Калужской губернии, не помнящего своей родословной, поскольку он, отец Георгия, был приемышем. Он добивался всего в жизни самостоятельно. Воевал в Первую мировую в кавалерии, дослужился до звания "Виц-унтер-офицер", болел тифом, чуть не умер в 1918 году, вступил в Красную Армию, снова в кавалерию.
    Люди, знавшие Георгия Жукова, отмечают, что он чаще всего бывал хмур, особенно в военные годы, молчалив, сосредоточен, в пространных "интеллигентных" беседах не замечен. Как командир отличался жесткой, порой жестокой требовательностью, был сам точен, подтянут, терпеть не мог разгильдяйства, много работал и всю жизнь жадно учился, в основном самоучкой. На неудобства жизни не жаловался, аристократизмом не страдал.
    Начальник охраны маршала и офицер для поручений Николай Бедов вспоминал: "В его характере не было ничего показного. Был он человеком храбрым и мужественным. Во имя дела и себя не жалел, и с других спрашивал".
    После Сталинграда, по воспоминаниям Н. Бедова, Жуков захотел научиться играть на баяне. За год урывками баянист Иван Усанов научил маршала владеть инструментом и исполнять любимые мелодии песен "Коробейники", "Славное море, священный Байкал", "Темная ночь", "Соловьи". В Берлин после победы приехала Лидия Русланова, так маршал ей после концерта аккомпанировал, за что получил похвалу от известной народной певицы.
    Несмотря на жесткость в отношениях с коллегами и подчиненными, Георгий Жуков запомнился многим незлопамятным, прощал личных недругов или тех, кто когда-нибудь сделал ему неприятность. Во времена опалы и гонений, в 1957 году, другой маршал, Иван Конев, оговорил Жукова. В конце своей жизни Георгий Константинович простил его и даже обнял фронтового товарища.
    Один из самых интеллигентных советских военачальников, маршал Константин Рокоссовский оставил о Жукове свои точные наблюдения: "Он бывал несправедлив в приступах ярости. Он был выдающимся во всем - таланте, энергии и уверенности в себе".
    Кого он искренне любил, так это свою вторую жену Галину Александровну и дочек - Эллу, Эру и Машу. В семье, среди любящих его людей, Георгий Константинович находил душевный покой. По воспоминаниям Николая Бедова, Георгий Жуков предпочитал простые русские радости: попариться в баньке с веником, вкусно поесть картошечки с селедкой, кислые русские щи с мясом, жареную рыбу, кисель на третье или компот. "Выпивать Жуков не выпивал, хотя в компаниях ему приходилось это делать. Приезжает в армию, там накрывают стол - приходится немножко выпить, но пьяным я его ни разу не видел. Кроме одного случая. Это было 24 мая 1945 года, в Кремле был устроен прием командующих фронтами. На этом приеме было произнесено множество тостов, в том числе и за маршала Жукова. Домой я его привез крепко выпившего. Это, пожалуй, был единственный случай".
    Чего он терпеть не мог, так это курение табака. Он никогда не курил и не уважал людей, курящих при работе с ним.


Георгий Жуков на Параде Победы
ЖУКОВ ОПАЛЬНЫЙ

Георгий Константинович пережил опалу дважды. В конце 1945 года, после разгрома Японии, когда шла подготовка к Нюрнбергскому процессу и началась массовая демобилизация солдат, а страна и народ переводили дух от колоссального перенапряжения сил, генералиссимус принялся за привычное дело: укрепление своего авторитета в свете побед, добытых народом и его маршалами.
    Георгий Жуков командовал тогда группой советских войск в Германии. В его отсутствие Сталин созвал в Кремле совещание генералов, на котором обвинил маршала в том, что тот якобы приписывает себе все победы, принижает роль Ставки (то есть самого вождя как руководителя Ставки), Генштаба и командующих фронтами. Вождь потребовал выступить всем и высказаться по существу поднятой темы. И хотя выступающие поддержали Хозяина, все же большинство было осторожно в критике Жукова, и лишь обиженные им когда-то говорили резко и несправедливо.
    Вскоре последовал повод к новой придирке: Жуков представил план повышения дисциплины и боеготовности армии в условиях демобилизации, в том числе план проведения учений в 1946 году. Документ направлен Сталину, а копия - министру обороны Булганину. Вождю очень не понравились и документ, и самостоятельность Главкома сухопутных войск. Обоим показалось, что Жуков хочет сосредоточить в своих руках управление и командование всеми силами включая резервы Главного командования.
    В июне 46-го года состоялось расширенное заседание Главного военного совета под председательством Сталина. Единственной темой стало заявление главного маршала авиации А. Новикова о том, что якобы на фронте Жуков отрицательно отзывался о Сталине, что маршал политически неблагонадежен, враждебно настроен к ЦК партии и правительству. Некоторые знали или догадывались, что записку эту Новиков написал под пытками, его и еще 70 военных арестовали ранее и держали в тюрьмах. Хозяин предложил рассмотреть дело Жукова и решить, что с ним делать.
    Однако генералы и маршалы в целом не захотели крови, кроме Голикова, затаившего обиду еще с 1943 года, когда, по его мнению, Жуков сместил его с поста командующего Воронежским фронтом. Полилась грязь в адрес Жукова и личные нападки Голикова, несмотря на реплику Сталина, что это по его совету Жуков отстранил Голикова.
    Наиболее резкими были выступления партийной верхушки из Политбюро ЦК ВКП(б). Из их слов вытекало, что Жуков весьма опасен, поскольку заимел бонапартистские замашки. В результате Жукова лишили должности Главкома сухопутных войск, назначив на эту должность И. Конева, а Г. Жукова Сталин предложил назначить командующим второстепенным Одесским ВО. На том и порешили. Историки предполагают, что Сталин не решился до конца расправиться с неугодным маршалом, видя глухую защиту со стороны боевых коллег Жукова. Это был все-таки 1946 год, а не год расправы с Тухачевским, Блюхером, Якиром и Егоровым.
    В марте 1953 года, почти сразу после похорон Сталина, Георгий Жуков вернулся в Министерство обороны - его назначили заместителем министра обороны. Маршал участвовал в аресте Л. Берии, которого в декабре расстреляли. В 1955 году Жуков назначен министром обороны.
    В 1957 году Жуков поддержал Никиту Хрущева в борьбе с "антипартийной" группой Маленкова, Молотова, Кагановича и "примкнувшего к ним" Шепилова. Возможно, вследствие этого 4 июля 1957 года Жукова избрали членом Президиума ЦК, и он стал первым профессиональным военным, вошедшим в высший политорган СССР.
    Однако Хрущев по-прежнему не доверял Жукову и исподволь подкапывал под маршалом почву, считая его опасным человеком. В октябре Жуков с официальным визитом посетил Югославию и Албанию. В разгар поездки из Москвы командиру корабля пришел приказ срочно возвратиться в Севастополь, оставив маршала в Албании. Пришлось Жукову срочно, почуяв неладное, возвращаться самолетом. Телефоны в министерстве были отключены, знакомые генералы шарахались от него.
    На следующий день - вызов в ЦК КПСС на пленум. Посыпались вздорные обвинения Суслова, Желтова, маршалов Еременко, Бирюзова, Конева. Председательствовал Брежнев. Обвинения в основном сводились к тому, что Жуков, мол, притеснял партийные органы. Снова послышалось словечко "бонапартизм", прежде всего от Хрущева. Жукова изгнали теперь даже из членов ЦК КПСС и уволили в отставку, чем был нарушен статус звания "Маршал Советского Союза"; оставили ему лишь дачу в Сосновке под Москвой, хорошо, что награды не отняли.
    Заслуженный маршал попал под негласный бдительный надзор. Доносы писали высокопоставленные чиновники, осуществлялись подлые мелкие провокации, коллеги-генералы как бы перестали его замечать. Работали зависть и мелкие обиды. В 1961 году вышла 6-томная "История Великой Отечественной войны Советского Союза", где о Жукове практически не было сказано ничего существенного, зато фамилия Хрущева мелькала в томах часто. Генералы и маршалы в своих мемуарах, опубликованных в хрущевские годы, о Жукове как о военачальнике либо говорили мимоходом, либо вообще умалчивали. Жукова как бы на войне и не было, а если и был, то автор мемуаров воевал якобы лучше его, если судить по тексту. В 1966 году Георгию Константиновичу исполнилось 70 лет. Маршалы Конев, Василевский, Соколовский отказались подписать очерк, посвященный юбилею Жукова. Сработала партийная дисциплина, которая оказалась сильнее фронтового братства.
    Почти до конца жизни за маршалом надзирало недремлющее око чекистов. Даже свои воспоминания Жуков не смог написать самостоятельно. В 1963 году председатель КГБ Семичастный доносил Хрущеву: "По имеющимся у нас данным, Жуков собирается вместе с семьей осенью выехать на юг, в один из санаториев МО. В это время нами будут приняты меры к ознакомлению с написанной им частью воспоминаний". В 1969 году "Воспоминания и размышления" вышли из печати огромным тиражом, мгновенно разошедшимся по стране, несмотря на то, что цензура сделала множество купюр. Только в начале 90-х годов его книга вышла с текстом, в который включены все жуковские мысли без изменений.


Всю жизнь Георгий Жуков любил грозное оружие кавалерийской молодости
ЖУКОВ НАПОМИНАЮЩИЙ

Нам снова объявлена война. Нас снова убивают. Руководство СССР в начальный период оказалось растерянным и не представляло, что же конкретно надо делать для защиты народа? Сталин в 1941 году, опомнившись, обратился к нации через 13 дней. Путин в 2004 году то же самое сделал лишь после пятого зверского теракта. История повторяется. К сожалению, на горизонте пока не проглядывается современный Георгий Жуков, жесткий, временами жестокий "пожарник", способный собрать силы в кулак и дать по зубам зарвавшемуся врагу.
    Жуков всегда требовал наступать, даже когда, казалось, наступать некем и нечем. Он не боялся противника и настаивал на непрерывных поисках его слабых мест, по которым следует ударить незамедлительно. Разве эта тактика непригодна в борьбе с терроризмом? Огромное значение маршал придавал укреплению дисциплины, порядка и исполнительности, на которых основывается боеспособность войск.
    В Беслане наши спецназовцы не рассуждали о целесообразности идти под пули врага, а пошли по-жуковски в атаку, не думая о вариантах. Значит, можем драться с врагом и сейчас, как дрались с фашистами деды и отцы тогда, в начале 40-х годов.


Борис ЕРШОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru