Архив номеров


(ОТВЕТ ТВЕРСКОМУ УЧЕНОМУ)

В прошлом номере "Каравана" под рубрикой "Особое мнение тверского ученого" была опубликована статья тверского историка Андрея Чернышова "С больной головы на здоровую", где анализировалась ситуация, сложившаяся среди тверской элиты, которая в данный момент оказалась изолированной от новой областной власти. Чернышов приходит к выводу, что тверская элита сама виновата в этом. Статья вызвала большой общественный резонанс. Вот один, самый типичный, отклик.
    
    "ГОВОРИТЬ о тверском козлизме принято с незапамятных времен. Поговаривают, что связано это будто бы с особым своенравием и упрямством в достижении поставленных целей. Так ли это на самом деле - неизвестно. Зато даже один из недавних кандидатов на должность мэра Твери - по происхождению из Тверской области, но живущий в столице, со смаком называл город, которым собирался править, Козлоградом. Видимо, это уже стало некой "доброй традицией", и оттого неудивительно, что нынешняя верховная власть Тверской губернии, по преимуществу состоящая из московских топ-менеджеров, столь же пренебрежительно относится к мнению туземцев, которыми взялись править.
    Именно в связи с этим вызывает недоумение "особое мнение тверского ученого", которым это небрежение не просто объясняется, но и как бы возводится в ранг неизбежного. Заслужили, мол. Однако следует напомнить широкой публике, что власть пришла сюда в губернию не как завоеватель-оккупант, а по воле населения, которое позвало "на княжение" более молодого и успешного, с иным взглядом на жизнь. Позвало, устав от бездарности и алчности местных князьков. Но это вовсе не означает, что новый "сюзерен" приобрел новых "вассалов". К тому же даже оккупационные режимы не могли обходиться без участия туземного населения в управлении территорией. Те, кто забывал об этом, будучи уверенным в собственном могуществе, вскоре горько раскаивались в собственной самонадеянности.
    Что же до заявления тверского ученого, что местные элиты и те, кто к ней себя относит, столь долго терпели бездарную и вороватую власть, то это верно лишь отчасти. Сколько было попыток воспрепятствовать разрушительной деятельности платовской администрации! Сколько было сломано перьев и судеб! Но разве не такие же "тверские ученые" много раз убеждали всех, что негоже так делать, надо-де "конструктивно сотрудничать" с действующей властью. Досотрудничались! До того, что теперь уже никто не дает себе труда отделить агнцев от козлищ.
    Любопытно и рассуждение по поводу травли покойного А.П. Белоусова. Да, большое видится издалека. Особенно теперь, когда власть в Твери основательно измельчала. Когда нынешний глава Твери Олег Лебедев среди прочих глав муниципальных образований области выделяется лишь тем, что с ним почти никто не общается. Но это вовсе не означает, что у А. Белоусова не было ошибок. Но тогда почему действия гражданского общества (про которое так любит говорить уважаемый тверской ученый), направленные на их искоренение, на то, чтобы власть была ближе к народу, называются травлей?
    Нежелание пришедших к власти топ-менеджеров сотрудничать с тверским обществом и даже с его лучшими представителями видно невооруженным глазом. Те контакты, которые идут, не просто недостаточны для того, чтобы определить стратегию поведения в регионе на ближайшие пять лет. Они пригодны лишь для того, чтобы имитировать сотрудничество и понизить градус общественных настроений. Регион - это не коммерческая компания, пусть даже такая большая, как "Норникель". Закрытость политики, намерений администрации в отношении коренного населения даже не неуместна. Она просто опасна. Непонимание и незнание целей - путь к саботажу и окончательному разрушению. А это будет почище "платовщины". Уже сейчас есть примеры такого непонимания, которое "ломают через колено". Например, вопрос об управлении муниципальными землями из здания на Советской площади. Или насаждение московских "воевод" на правление тверской глубинкой. И многое другое...
    Потребность в ином взгляде на жизнь, в ином стиле управления, в иных подходах к уже традиционным проблемам в обществе есть. Но нельзя их реализовать без участия самого общества. Иначе правление в стиле "мы подумали, и я решил" приведет лишь к деспотии. А это до добра не доведет. Например, разве можно перекладывать на плечи населения все бремя расходов на обновление инфраструктуры без повышения уровня жизни этого самого населения? Разве губернатору и его команде не известно, что 44% населения Твери живет за чертой бедности? Разве можно бороться с бедностью, еще более угнетая бедных? Это похоже на "Левый марш": "...Клячу истории загоним..." А чем все закончилось?..
    Есть в одном известном фильме про Ивана Васильевича, который сменил профессию, такое выражение: "Так как же тебя, мил человек, понять-то, коли ты ничего не говоришь?" Так и у нас. Губернатор и его команда ограничиваются лишь краткими высказываниями о необходимости системного подхода, про "укол в протез" и тому подобное. Но вот с обращением к народу что предстоит сделать, особенно в тот период, когда на регион перекладываются многие обязанности государства, как будет строиться дальнейшая социальная политика, никто не спешит. А пора бы..."


Вениамин ЕРОФЕЕВ,
    г. Тверь


Все, что связано с наличием в России бесплатной медицины, окутано ложью, неискренностью, подменой понятий. Впервые понимание этого у меня пришло после беседы с министром Минэкономразвития Германом Грефом, которая состоялась несколько лет назад в редакции газеты "Московский комсомолец".


ЧЕРНАЯ ДЫРА В БЕЛОМ ХАЛАТЕ

Всемирная организация здравоохранения, обозревавшая работу национальных служб и состояние здоровья населения, из 191 страны мира поставила Россию на 130-е место (рядом с Гондурасом). Но не по душевому расходу на медицинские цели (здесь она 75-я) и даже не по показателям здоровья населения (91-е место), а именно по эффективности системы здравоохранения. Государство финансирует не лечение конкретного человека, а содержание "койко-места" - говорил Герман Греф.
    За четыре года, с 2000 по 2004 год, затраты государства на медицину увеличились почти в пять раз - с 11 млрд. рублей до 48 млрд. рублей, но улучшилось ли от этого медицинское обслуживание населения? Наверное, все согласятся, что нет. Да и медики что-то не стали жить заметно лучше. Даже в самых лучших медицинских центрах РАМН медсестры получают по 1300 рублей, а что же можно говорить о провинциальных больницах.
    Куда же деваются эти дополнительные деньги? А вот именно туда. В России на 10 тысяч жителей приходится 50 врачей, а, скажем, в помешанной на здоровье Америке - всего 30, в Европе - 39. Чиновники от медицины все пытаются перенаправить деньги на строительство престижных объектов, напрочь забывая о действующей сети медицинских учреждений, регулярно пытаются возродить обязательные диспансеризации и прививки от какой-нибудь краснухи - мероприятия крайне неэффективные, а главное - не поддающиеся какому-либо учету. Медицинское начальство такие мероприятия просто обожает. Кроме этого происходит избыточная госпитализация (по сведениям компаний, работающих по программе ОМС, почти половина госпитализаций пенсионеров производится не по медицинским, а по социальным показателям). Медицина превратилась в машину по написанию различных бумажек, огромную черную дыру в белом халате, которую столь многие уважаемые люди упорно считают "лучшей в мире системой здравоохранения". Увеличь ее финансирование хоть в двадцать раз - полезного результата все равно не будет.


ПОПЫТКА СДЕЛАТЬ ВСЕ ИНАЧЕ

О том, что в медицине надо что-то менять, говорят с 2000 года. И тем не менее, по признанию Михаила Дмитриева, ответственного в правительстве Касьянова за этот вопрос, "по реформе здравоохранения практически ничего не удалось сделать. Единственное, что смогли в течение прошлого года начать в нескольких регионах России, - эксперимент по отработке новых механизмов медицинского страхования (ОМС) для неработающих пенсионеров с помощью денег Пенсионного фонда" (такой эксперимент начался и в Тверской области. - Прим. ред.).
    Многострадальный закон "Об обязательном медицинском страховании", разработанный Минэкономразвития, одобренный год назад правительством Михаила Касьянова и призванный развязать противоречия, накопленные в медицине, новым правительством М. Фрадкова был признан "нежизнеспособным" и полностью отвергнут вплоть до концепции из-за невозможности согласовать и устранить основные противоречия между Минэкономразвития и Министерством финансов.
    Между тем поступает информация, что Михаил Зурабов, в прошлом, по слухам, фактический владелец страховой компании "МАКС", до недавнего времени возглавлявший Пенсионный фонд России, а в новом правительстве министр здравоохранения, приступил к реализации собственной программы, став инициатором пилотного эксперимента в 24 регионах страны. Согласно этой программе, Пенсионный фонд финансирует медицинскую помощь неработающим пенсионерам, перечисляя деньги Пенсионного фонда в территориальные фонды ОМС. Примечательно, что в половине этих регионов обязательным медицинским страхованием занималась вышеупомянутая компания "МАКС". "Плана Зурабова" мы коснемся несколько позже. Сейчас стоит остановиться на планах правительства по реформе здравоохранения, которые проистекают из проекта федеральной целевой программы "Повышение структурной эффективности системы здравоохранения на 2004-2010 годы". Вот ее основные положения.
    По замыслу реформаторов любое обращение гражданина к публичной медицине должно начинаться с общения с врачом общей практики. В случаях, не требующих специальных знаний и высоких технологий (по оценке авторов проекта, таковы 80-90% всех обращений к врачу), этот доктор поможет сам. Остальным он даст направление к специалисту. В пользу таких врачей будет перенаправлено финансирование, и за счет этого предполагается сократить количество поликлиник. Предполагается сократить количество как сельских больниц, так и педиатрических клиник, федеральных медицинских центров.


КТО ПЛАТИТ?

При этом Совет Федерации еще 7 июля 2004 года одобрил федеральный закон, снижающий ставку единого социального налога (ЕСН) с нынешних 35,5% до 26%. Это те деньги, которые работодатель фактически не доплачивает своим сотрудникам, по сути, тот же налог с каждого работающего гражданина. О них стыдливо умалчивается: официально у нас налог 13%. Ведь если мы платим с зарплаты почти 50% налога, мы можем требовать что-то с государства взамен, а этого, наверное, кому-то не хочется.
    Сейчас ЕСН разделяется следующим образом: 28% - на пенсионное обеспечение, 3,4% - в территориальный фонд обязательного медицинского страхования, 0,2% - в федеральный ФОМС, 4% - в специальный фонд, из которого оплачиваются больничные. Если фирма выплачивает своим сотрудникам высокую зарплату - больше чем 100 тыс. рублей в год, то ставка единого налога уменьшается до 20%. Так было.
    С 1 января ставки налога уменьшаются, соответственно, уменьшаются и платежи во все фонды. Естественно, уменьшается количество денег, поступающих в ФОМС. Откуда брать деньги на медицину?
    Первый путь - оптимизировать структуру медобслуживания. Многие больницы будут закрыты. По Тверской области уже пошла очередная крылатая фраза первого заместителя губернатора Михаила Бершадского, сказавшего, что, дескать, чем держать две больницы, финансируемые наполовину, надо оставить одну, но финансируемую полностью. Если все будет приведено под американский стандарт (30 врачей на десять тысяч человек), то в Тверской области высвободятся 2600 врачей плюс младший медицинский персонал, помещения и т.д.
    Тверская область вступила в эксперимент по солидарному финансированию лечения неработающих граждан из Фонда обязательного медицинского страхования и Пенсионного фонда. Сейчас на лечение одного пенсионера ФОМС выделяет 383 рубля в год, Пенсионный фонд готов добавить еще 200 рублей. В совокупности это будет еще порядка 168 млн. дополнительного финансирования медицины по области.
    Более или менее цивилизованный способ решения проблем перевода медицины на рыночные рельсы - добровольное медицинское страхование. Пока в России оно не очень развито - в 2003 году застраховались всего 5 млн. граждан в среднем на 873 рубля каждый. В основном это корпоративная страховка, когда работодатели страхуют своих сотрудников. Но даже при таком неразвитом рынке по стране было собрано 35 млрд. рублей, которые инвестируются в медицину.


КУДА МЫ ДВИЖЕМСЯ?

Все эксперты приходят к выводу, что переход на страховую медицину - оптимальное решение. Пока правительство даже не может найти подходы к переводу медицины на рыночные условия. Как сделать, чтобы больницы остались под управлением профессионалов? Кто будет оценивать качество медицинских услуг? Во всем мире такую оценку дают именно специализированные страховые компании, которые выплачивают медицинскую страховку и, следовательно, имеют соответствующих экспертов.
    До недавних пор ФОМС выступал заказчиком медицинских услуг населению, непосредственно выплачивая деньги больницам. Это никак не развивало рынок - средства ФОМСа тупо попадали в больницы по месту прописки, пациенты по-прежнему рассматривались как "крепостные", не имеющие права выбора ни больницы, ни врача. Наглядный пример: в Конаковском районе осталось 4 экипажа "скорой помощи", причем с врачом - всего один (остальные с фельдшерами). Конаковские врачи предпочитают дежурить на "скорой" за совсем другую зарплату в Москве и Московской области. При этом в Конаковском районе летом живет огромное количество москвичей, которые, случись что, даже за деньги не смогут получить медицинскую помощь. Некоторые страховые компании стали заключать договоры с дачниками - страхование на время проживания. В результате Конаковская ЦРБ может получить дополнительные деньги, а летнее население - квалифицированную медицинскую помощь.
    Страховые компании должны встать между ФОМСом и больницами. Они получают деньги из ФОМСа или привлекают в виде добровольного страхования, 1,8% оставляют себе как плату за услуги, а остальное перечисляют больницам - тем, с которыми они считают целесообразным работать, где лучше специалисты, оборудование и т.д.
    В данный момент страховых компаний, имеющих право работать с медицинскими страховками на нашем рынке, шесть: "Медэкспресс", "МАКС", "РЕСО-гарантия", "Здоровье", "Спасские ворота", "РОСНО". Чем больше будет страховых компаний, тем быстрее они "пропашут" рынок.
    Вот в количестве тех, кому предстоит стать "операторами", перечисляющими деньги здравоохранению, и кроется суть поразившего тверскую медицину конфликта, ставящего под угрозу формирование рынка медицинских услуг.
    В связи с тем, что Тверская область вошла в эксперимент по солидарному финансированию лечения неработающих, Пенсионный фонд, как мы уже говорили, должен выплатить по медицинским страховкам примерно 14 млн. рублей в месяц. Через какую компанию будут осуществляться эти выплаты? Условия Пенсионного фонда достаточно жесткие. Он не даст ни копейки, пока не станет известно, за какого пенсионера и сколько конкретно платится. Для подушевого учета пенсионеров нужна мощная компьютерная программа. Наличие такой программы должно быть одним из основных условий участия в тендере. Некоторые страховые компании уже разработали такие программы и направили их в территориальный фонд обязательного медицинского страхования.
    Документы требовалось подать до 1 июля. И 1 июля обещали ознакомить страховые компании с условиями тендера на право работы с деньгами, выделяемыми Пенсионным фондом. Сейчас говорят, что условия конкурса будут готовы только к 1 августа. Между тем в начале прошлой недели заместитель губернатора Ольга Пищулина собирает главврачей тверских и районных больниц для того, чтобы свои возможности им продемонстрировала страховая компания "МАКС" - как будто ни о каком конкурсе речь уже даже не идет. Понятно, что Ольге Ивановне Пищулиной важны отношения с министром здравоохранения Михаилом Зурабовым. Однако если "МАКС" эксклюзивно возьмет этот тендер, все разговоры о цивилизованном рынке останутся-таки профанацией. Это нарушает равные условия для всех компаний. Уже был негативный опыт, когда "МАКС" монополизировал все в Нижнем Новгороде, и тамошняя администрация вынуждена отыгрывать ситуацию назад, чтобы все-таки создать ранок медицинских услуг.
    В медицинской реформе у нас наблюдается все та же недоделанность, что и во всем остальном. Пока что наблюдаются полумеры. И только создание страхового рынка создает возможности для действительного решения проблем здравоохранения. Особенно важно это для Тверской области. Местоположение нашей губернии между двумя столицами очень благоприятно для того, чтобы пропагандировать ее как территорию, на которой столь развито здравоохранение, что сюда стоит приезжать лечиться из других регионов. В будущем этот брэнд может принести нашей области немалые деньги. И это будущее мы перечеркиваем из-за сиюминутно оправданных заигрываний с министром Зурабовым.
    Вопрос принципиальный, то, как пройдет этот тендер, покажет, насколько возможно решить проблему нашей тверской медицины. Это та ситуация, когда из-за проблем, возникших при зачатии, ребенок может родиться уродом. Поэтому мы собираемся отслеживать развитие ситуации на всех этапах и приглашаем все страховые компании, работающие в сфере ОМС, принять участие в обсуждении проблемы. Читайте "Караван"!


Геннадий КЛИМОВ,
    главный редактор


Бывает, что статья на довольно абстрактную тему вызывает необычайно бурную реакцию в обществе. Взгляд на ситуацию в Тверской губернии тверского историка и политолога Андрея Чернышова пробудил в местной элите самые разнообразные, в основном негативные эмоции.
    
    ВОЗМОЖНО, что реакция такова потому, что люди знают подоплеку: Андрей Чернышов - один из немногих вписавшихся в новую команду губернатора, он является консультантом курирующей политический блок заместителя губернатора Наталии Беленко. В силу этого выступление Чернышова оценивается не как его частное мнение, а как позиция администрации Зеленина.
    Суть оценок, озвученных Чернышовым, примерно такова - тверские сами все профукали, а поэтому заслуживают, чтобы с ними не считались. Они терпели бывшего губернатора Платова, обижали покойного мэра Твери Белоусова и чего-то хотят от нового губернатора Зеленина, который, как человек интеллигентный, еще мягко с ними обходится.
    Определенная справедливость в этих словах, конечно, имеется. Однако и со стороны Чернышова, и со стороны тех, кто недоволен его высказываниями, взгляд на процессы, происходящие в тверском обществе, высказывается, по-моему, довольно упрощенный.
    Во-первых (это к Чернышову), нельзя так однозначно плохо оценивать эпоху Платова. "Никто не помешал Платову украсть 400 млн.", - сетует Чернышов. Суда еще не было, поэтому говорить, Платов ли украл или у Платова украли, пока что неправомочно. Вспомним, было не только плохое. Именно Платов освободил демократические силы тверского общества, дал "добро" свободе слова. Да, последний год-полтора была полная стагнация, губернатор стал попивать, и областью правил "ближний круг" тех, кто имел "доступ к телу". Но фактически весь этот "ближний круг" остался в новой команде обладминистрации! И позиция Чернышова, перекладывающего вину на СМИ и публичных политиков, мало влиявших на ситуацию, мягко говоря, несправедлива.
    Покойный мэр Белоусов предстает затравленным страдальцем. Однако пагубная для тверского общества война между городской и областной властью одинаково подогревалась с обеих сторон. Сейчас же получается, что те, кто разжигал ее со стороны городской власти, - герои, а со стороны области - негодяи. Хотя самой конструктивной на тот момент была позиция тех, кто пытался примирить губернатора и мэра.
    Но те, кто чувствует ответственность за судьбу губернии, опять не востребованы (Андрей Чернышов тут - приятное исключение). Как всегда, востребованы интриганы (использующие авторитет этого тверского ученого не в лучших целях).
    Оппонируя другой стороне, нельзя так категорично говорить, что идет колонизация Тверской губернии и тверское общество ни в грош не ставят. Тверские аналитики еще около 5 лет назад начали предсказывать, что структуру нашего населения ждут глобальные изменения. Тверь зажата между двумя мегаполисами - Москвой и Санкт-Петербургом. В этих городах собираются пассионарии со всей страны, им становится тесно, и они ищут применения своим силам в более вольготной провинциальной обстановке. Первой на их пути попадается Тверь (и именно поэтому, наблюдая за Тверской областью, можно делать прогнозы на будущее для всех российских территорий).
    Большинство руководителей предприятий уже не местные. Идет замена на вновь прибывших политического руководства области всех уровней. Мы называем новеньких "москвичами", но москвичи они только по последним нескольким годам карьеры. Кто из Новосибирска, кто из Саратова, кто из Норильска, Уфы и т.д и т.п.
    Рискую вступить на зыбкую почву профессиональных интересов заведующего кафедрой исторического факультета Андрея Чернышова, но эти процессы циклической миграции описал еще Лев Гумилев. Теория этногенеза объясняет происходящее с нашим обществом довольно просто. Тверская земля - место, где формировалась русская нация. Несколько веков отсюда мигрировало наиболее активное население, заселявшее собой всю нашу необъятную страну. Когда силы были истощены, местный генофонд уже не смог продуцировать элиты, и образовался вакуум, в который хлынули пассионарии всех мастей.
    Что касается отношения к тверскому обществу, тут тоже все не так однозначно. Мои интервью с новыми заместителями губернатора подтверждают одно - они прекрасно осведомлены о планах федерального правительства и молча выполняют задания президента (иногда по неопытности - с излишним рвением, чтобы доказать верность Путину, - как вышло с отменой льгот на проезд в Твери, на несколько месяцев опередившим федеральную отмену льгот). Зеленин берет под козырек, а первый заместитель губернатора Михаил Бершадский озвучивает принятые решения. Ясно, что это не сам он выдумывает: про то, что сельское хозяйство - это протез, про то, что вместо двух плохоньких больниц надо иметь одну более или менее хорошую и т.п. Это тенденция.
    На федеральном уровне грядет новая волна реформ, которые по своим последствиям могут быть страшней гайдаровских. Тогдашние процессы касались либерализации торговли и приватизации промышленности, т.е. исключительно экономики. Нынешние влезут каждому непосредственно в жизнь - ибо затронут ЖКХ, медицину и образование. Это будет окончательная ликвидация признаков социализма, перевод нашей частной жизни на капитализм образца 30-40-х годов США или Бразилии 70-х. Общество будет поставлено на грань выживания.
    Естественно, власти боятся народного бунта. Поэтому в медиа-пространстве началась ликвидация проявлений демократии. Телевизор уже смотреть невозможно: ни одной мысли, сплошной "Аншлаг! Аншлаг!". Убрали "Намедни" Леонида Парфенова, убирают "Свободу слова" Савика Шустера. Убийство редактора русского "Форбса" Пола Хлебникова стоит в этом же ряду. Может быть, нужно было перед американскими выборами президента понизить рейтинг России, но российский внутриполитический контекст однозначен. Журналистам мягко намекают: "Если у тебя есть фонтан - заткни его". Говорят, что в 20-30-е годы Англию от социалистической революции спасли пабы и футбол. У нас отвлекают народ теми же методами: повсеместное пивопитие, телевизор плюс попытки возрождать физическую культуру и спорт. СМИ должны отвлекать и развлекать.
    Конечно, официально говорится другое: нас призывают формировать нового человека - энергичного, пассионарного, способного выжить в любых катаклизмах. Поэтому пропагандируются достижения малого бизнеса - дабы люди перестали ждать милости от государства и сами себя обеспечивали всем необходимым, пропагандируется социальная ответственность большого бизнеса - дабы тех, кто не в состоянии позаботиться о себе сам, вместо государства опекали предприниматели.
    И из-за этого лицемерия между властью и обществом возникает непонимание. Естественно, что сказать все прямо невозможно - даже элите. Но хотя бы верхушка общества должна знать вектор движения. Иначе дело зайдет слишком далеко.


Мария ОРЛОВА,
    заместитель главного редактора

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru