Архив номеров


В начале июня торжественное совещание ученого совета Тверской медицинской академии ректор вуза, профессор Борис Давыдов открыл поздравлением ведущего профессора академии, который получил на днях ценную и знаковую награду - золотую медаль имени мирового патолога Вирхова. Этой наградой за многолетнюю научную деятельность и открытия в медицине Академия естествознания (Германия) наградила своего академика, заслуженного деятеля науки РФ, лауреата Государственной премии СССР, завкафедрой патологической анатомии ТГМА, профессора Александра Михайловича ШАБАНОВА.
    
    ЭТУ НОВОСТЬ научная общественность академии восприняла радостно и с гордостью за своего ученого. 11 июня мы встретились с Александром Михайловичем на кафедре, в его кабинете. Он выглядел довольно усталым, но пребывал в несвойственном ему сентиментальном настроении. Он очень обрадовался моему приходу, сходу усадил меня в кресло и стал читать свои последние стихи. Профессор Шабанов писал прекрасные стихи, но много лет скрывал плоды своего творчества от людского взора, считая их сугубо личными. Однако за последний год в тверской периодике неоднократно появлялись подборки его поэзии, которые он однажды решился опубликовать и которые нашли благодарный и весьма благосклонный отклик читателей.
    Он читал стихи по особому, волнующе, торопливо, но в то же время с необыкновенным настроением, вкладывая в строки всего себя. Потом он протянул мне стопку листов бумаги и осторожно произнес:
    - Смотри, это макет моего сборника. Разродился... Всю жизнь прятал творчество от людей, писал в стол. А на старости лет решился. Волнуюсь! Сомневаюсь...
    Аккуратно отпечатанные листы стихотворных текстов были оформлены великолепными фотоэтюдами. Я поинтересовался, кто автор. Оказалось, патологоанатом Шабанов много лет профессионально занимался фотографией. И опять для себя, все в тот же стол.
    Я удивлялся загадочности этого человека, с каждой новой встречей с ним я открывал для себя новые грани его талантливой души. В этот день мы долго разговаривали с Александром Михайловичем. Он рассказывал о своей юности, первой красивой влюбленности, которую хранил, как сокровенную тайну, своей научной семье (супруга Александра Михайловича - кандидат биологических наук, преподает в ТГМА, сын - доктор меднаук, научный сотрудник центра патанатомии им. Н. Блохина РАМН, дочь преподает на кафедре, возглавляемой отцом многие годы, а внук недавно стал кандидатом наук), вспоминал курьезы, делился самым сокровенным... Мы договорились встретиться с Александром Михайловичем во вторник, 15 июня, для беседы, которая должна была впоследствии лечь в основу очеркового материала. А в понедельник, 14 июня, у профессора Шабанова во время принятия экзаменов стало плохо с сердцем - у 73-летнего ученого случился третий инфаркт. Сотрудники кафедры не успели довезти его до кардиологического отделения ОКБ...
    Смерть Александра Михайловича Шабанова в академии восприняли как личную трагедию. Никто не ожидал трагических событий, всю предстоящую неделю ТГМА пребывала в шоковом состоянии. Проститься с заслуженным профессором пришли его многочисленные ученики, коллеги, студенты, которых едва вместил спортивный зал ТГМА, где проходила панихида...
    
    ПРОФЕССОР Александр Шабанов родился в Саратове, в медицинской семье. Отец был доцентом мединститута, преподавал патологическую анатомию, мать заведовала кафедрой госпитальной педиатрии, была ведущим профессором того же вуза. Естественно, в медицинской семье часто говорили о профессии, привили интерес, а потом и любовь к ней юного Саши, поэтому вопрос, кем быть сыну, в семье остро не стоял - Александр Шабанов поступает в мединститут. Увлекся сразу хирургией и одновременно патанатомией. Судьбу решил один трагический случай - будущий профессор ассистировал на операции ведущему хирургу института, была допущена тактическая ошибка, и пациентку потеряли на операционном столе. Студент Шабанов принял этот случай очень близко к сердцу. Отец, увидев реакцию сына и представив, как он в будущем будет переживать все неизбежные медицинские ошибки, запретил все занятия хирургией. Патологическая анатомия с этих пор стала смыслом жизни Александра Михайловича.
    Учился будущий ученый у корифея морфологии и патологии профессора А.М. Антонова, после окончания института остался в аспирантуре, досрочно защитил кандидатскую диссертацию, стал доцентом, по воле судьбы вскоре переехал в Новосибирск, где в 30 лет написал докторскую. Но в Москве сочли, что мал еще паренек для доктора, утвердили степень только через 8 лет, назначив Шабанова заведующим кафедрой в Актюбинском мединституте. Здесь Александр Михайлович становится не просто ведущим ученым, но и проректором по науке, исполняет обязанности ректора. Спустя 16 лет к тому времени уже видного и известного патанатома ректор Тверского мединститута Олег Дунаевский приглашает возглавить кафедру. С тех самых пор профессор Шабанов начинает основывать тверскую школу патологоанатомов, достойными выходцами которой с гордостью могут себя назвать десятки известных врачей и ученых. Чего стоит один профессор Андрей Доманин, широко известный не только в широких мировых научных кругах, но и на политическом небосклоне Твери. А вообще учеников у Александра Михайловича множество - под его руководством защитили кандидатские диссертации более 30 человек, и 6 последователей стали докторами наук, его ученики сегодня прославляют своего наставника, лауреата Государственной премии СССР, действительного члена Международной академии патологии в многочисленных городах России, Украины, Средней Азии, Израиля, Египта, Германии, Ирака... Гордился Александр Михайлович и тем, что сын Михаил пошел по его стопам, стал профессором и патологоанатомом в третьем поколении.
    
    О ПРОФЕССОРЕ Шабанове однозначно говорить трудно. Для большинства студентов и преподавателей ТГМА он запомнится как строгий, жесткий, требовательный, принципиальный педагог и человек, в чьи интересы не входило менять придуманные им правила и решения. Он не боялся говорить "нет" и не соглашаться с мнением большинства. Для многих он останется в памяти человеком с "железным" характером. Однако, когда я общался с Александром Михайловичем более тесно, у меня сложилось впечатление, что он был необыкновенно чутким и сентиментальным человеком, мало того, он показался мне ранимой, остро чувствующей все происходящее вокруг него личностью. Об этих наблюдениях я рассказал Александру Михайловичу в последнюю нашу встречу. Он улыбнулся, а потом серьезно ответил:
    - Я искусственно создал для себя этот "железный" имидж, сделал себя таким для того, чтобы мои недоброжелатели не смогли втоптать меня в землю и сломать мой характер. Я хотел идти по жизни с гордо поднятой головой...
    Мне кажется, что ему это удалось.


Максим СТРАХОВ
    Фото автора


Уважаемые господа!
    Мы не просто так решили написать письмо вам. К сожалению, эта тема имеет к вам самое прямое отношение.
    Речь снова пойдет о дорогах, но, к счастью, не обо всех многострадальных дорогах Твери, а об одной, совсем короткой, но такой важной.
    Да-да, речь идет об улице Рыбацкой, старинной улице Твери, вернее, о проезжей части этой улицы.
    К сожалению, качество ее, вернее, участок самого активного движения от пересечения ее с улицей Володарского (Скорбященской) до главпочтамта (всего каких-то 200 метров), совершенно непригодно для нормальной жизни существующих организаций. Позволим себе перечислить только некоторые из них:
    - областные департаменты юстиции и здравоохранения (и еще многочисленные областные департаменты);
    - представительство Конаковского фаянсового завода;
    - уважаемая стоматологическая клиника;
    - редакция газеты "Тверские ведомости";
    - муниципальное учреждение "Детская городская клиническая больница №1";
    - стратегическое учреждение "Главпочтамт";
    и многие другие учреждения, названия которых мы не помним или они неизвестны.
    Конечно, может быть, дорога доведена до такого состояния со стратегической целью: затруднить подъезд к областным департаментам и главпочтамту, может быть, последним организациям без разницы, какая дорога ведет к их порогу, но для работников детской городской больницы (а в особенности для работников экстренных служб - не забывайте, что на базе больницы развернута реанимация новорожденных) - не будем скрывать - это пишем мы, это далеко не все равно. Когда идешь пешком на работу, проваливаешься в ямы, но это ничто по сравнению с тем, когда везешь на машине новорожденного в крайне тяжелом состоянии. Мы долго (несколько лет) ждали, когда дорогу приведут в порядок, и не дождались. Поэтому у нас (не имеющих ни денег, ни власти) осталась только одна возможность - обратиться через вашу газету к городу. Поэтому мы взываем к голосу разума более сильных и серьезных организаций вокруг нас: ПОСОДЕЙСТВУЙТЕ, ГОСПОДА, СКОРЕЙШЕМУ РЕМОНТУ ДОРОГИ, а то пройдет лето, и про улицу снова забудут. А мы будем всем очень благодарны, да и вы будете довольны.



С уважением,
    сотрудники отделения реанимации детской городской клинической больницы №1

Конечно, мы не могли не опубликовать это письмо, письмо от людей, которым стоит поставить памятник. Хотя о героизме их труда может справедливее всех рассуждать, наверное, лишь мать, чьего ребенка они вырвали из лап смерти. Эти люди, которые каждый день спасают детей, не говорят о зарплате (а что у нас получают за спасение людей - тема отдельного разговора), об условиях свей работы - они просят положить 200 метров асфальта. Конечно, мы желаем, чтобы ни наших детей, ни детей тех, от кого зависит решение этой проблемы, беда не коснулась. Но никто из нас ни от чего не застрахован...
    Кажется, в нашем городе наконец-то обратили внимание на дороги, ставшие его грустной визитной карточкой: череда ям и ухабов в центре Твери стремительно превращается в настоящие дороги. Но ведь у нас есть и маленькие улочки, состояние которых может быть важнее, чем иных проезжих частей, как в данном случае. А ведь от Тверского проспекта, где совсем недавно велись асфальтоукладочные работы, до улицы Рыбацкой рукой подать. Таких улиц, как Рыбацкая, в нашем городе не сосчитать. Как не сосчитать тех бедолаг, которые, находясь в тяжелом состоянии, каждый день трясутся по ним на дребезжащих "скорых".
    Нам стыдно видеть 200-метровый позор, нам грустно читать о страданиях врачей, нам жутко представить, что от ям и ухабов могут пострадать маленькие детишки. Кто знает, может, те, кто заседает в красивых зданиях и просторных кабинетах, тоже способны испытать подобное?


Елена БУРЦЕВА
    Фото Светланы ПРУСАКОВОЙ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru