Архив номеров


Когда говорят и пишут о грандиозных сражениях Великой Отечественной войны, то непременно упоминают армии, танковые и авиационные соединения, "Катюши". Но без обеспечивающих воинских частей ни один бой не обходится. К их числу относятся и "трудяги войны" - саперы.
    
    ВЕТЕРАН ВОЙНЫ из Твери Всеволод Григорьевич Кузнецов в 1943 году под Курском служил в 115-м отдельном саперном батальоне 180-го танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии П.А. Ротмистрова (нашего земляка).
    5 июля 1943 года немцы перешли в наступление, начались ожесточенные бои. К переднему краю наше командование стало подтягивать войска резервного Степного фронта (командующий И.С. Конев), в составе которого находилась и 5-я гвардейская танковая армия. Танки шли своим ходом, большинство других частей двигались на автомашинах, но второй саперной роте старшего лейтенанта Кузнецова не повезло - пришлось к фронту топать ногами, для них транспорта не хватило. Надо было преодолеть около 300 км в жару, совершая марши до 40 км в сутки, а это не так-то просто.
    Через 6 дней рота подошла к Прохоровке. Другие саперные части, прибывшие раньше, "каждую ночь выходили на боевые задания - устанавливали минные поля на танкоопасных направлениях, оборудовали командно-наблюдательные пункты, окапывали и маскировали наши танки в районах сосредоточения", - вспоминает ветеран.
    К 11 июля немцы продвинулись в глубь нашей обороны всего на 6-7 км, в том числе к тыловой полосе в районе станции Прохоровка, захватив которую противник предполагал развивать наступление на Курск в обход Обояни. На Прохоровку с запада нацелились танковые дивизии "Рейх", "Мертвая голова", "Адольф Гитлер" в составе до 500 танков, среди которых было более 100 тяжелых танков "Тигр" и новейших самоходок "Фердинанд". Со стороны 5-й гвардейской танковой армии насчитывалось до 700 машин и самоходок. Южнее Прохоровки во встречном бою участвовали до 300 машин, итого - в знаменитом сражении с обеих сторон участвовали около 1500 железных монстров.
    Восприятие картины танкового боя обычным человеком отличается от сухого стиля генеральских воспоминаний. "Казалось, весь мир содрогнулся от оглушительного грохота вспыхнувшей битвы. Гул сотен натужно ревущих моторов, лихорадочный артиллерийский огонь, разрывы тысяч снарядов и бомб, взрывающиеся танки, вой падающих самолетов - все слилось в адском громе, не смолкавшем до наступления темноты", - пишет американский историк Мартин Кейдин.
    В схватке железных динозавров маленьким человечкам не было места. Саперный батальон, где служил Кузнецов, "располагался скрытно в широкой балке, заросшей лесом и кустарником, примерно в полутора километрах от поля боя, где развернулась ожесточенная битва. Укрывшись в щелях и соблюдая маскировку, с тревогой прислушивались к звукам боя и ожидали, чем закончится сражение", - вспоминает бывший сапер. Его ощущения также похожи на приведенные выше: "Выстрелы танковых пушек, рев моторов и лязг гусениц танков, выстрелы орудий противотанковой артиллерии, залпы реактивной артиллерии, взрывы бомб и снарядов - все эти звуки слились в сплошной гул, в какую-то адскую какофонию. В воздухе постоянно находилась авиация, и шли воздушные бои. Тучи пыли и дыма, удушающий запах гари и смрада висели над полем боя, а сильная жара еще более усиливала тяжесть происходящего".
    Танковая армия П.А. Ротмистрова в тот день понесла огромные потери: около 500 подбитых и уничтоженных танков и САУ, немцы - до 400 машин (В. Кузнецов пишет о 350 немецких танках). Наши потери вызвали гнев И. Сталина, комиссия под председательством Г.М. Маленкова сделала следующий основной вывод: боевые действия 12 июля 1943 года с нашей стороны под Прохоровкой являются образцом неудачно проведенной операции. Забегая вперед, скажем, что материалы комиссии до сих пор не рассекречены и не подлежат публикации в открытой печати ("НВО", №39, 2003 г.).
    Разумеется, старший лейтенант Кузнецов ничего этого знать не мог. Зато он видел поле боя после схватки. "Поле боя представляло собой сплошное кладбище сгоревших и разбитых наших и немецких танков и искореженного металла: обгоревшие остовы танков, сорванные и отброшенные танковые башни, разбросанные снаряды и гильзы, раскатанные гусеницы танков и Бог весть еще какие части бывших боевых машин в хаотическом нагромождении сплошь валялись на поле. Казалось, какой-то сокрушительный, все пожирающий и уничтожающий смерч прошелся по равнине и уничтожил не только все живое, но и мертвое, сотворенное руками человека. Жутко становилось от увиденного, а каково было людям, непосредственно принимавшим участие в этом адовом пекле?"
    После подобных сражений у саперов задача была простой, но смертельно опасной: в ходе наступления надо было снимать и наши, и немецкие мины. Их надо было обнаружить как можно раньше и успеть снять или проделать проходы в минных заграждениях, не допуская подрыва своих танков на минах. Наиболее трудная задача - обнаружение мин, так как никакой документации на наши минные заграждения не было, не говоря уже о немецких. Никто этим не хотел заниматься в сложных условиях наступательных боев. "При разминировании приходилось полностью полагаться на себя - на свой опыт, интуицию да еще сведения, случайно полученные от танкистов и пехотинцев", - говорит ветеран.
    День Победы капитан В.Г. Кузнецов встретил в Австрии, под городом Штейр. Сейчас живет в Твери, полковник в отставке.


Борис ЕРШОВ
    Фото из архивов Кузнецовых и автора



До нашего времени в памяти жителей Старицкого и Пеновского районов сохранились легенды о храмах, погрузившихся в землю, дабы не быть поруганными неприятелем. Впрочем, современные геологи утверждают, что при определенных обстоятельствах под воду может уйти и весь Пеновский район.
    
    СЕГОДНЯ одни полагают, что Китеж-град покоится на дне озера в Нижегородской губернии, другие и вовсе склоняются к мнению, что он, никогда реально не существовавший, являет собой лишь символ русского духа, чистоты и непорочности.
    А вот краевед и философ Евгений ОБУХОВ доказывает, что развалины реально существовавшего города Китежа и сейчас покоятся на территории Тверской губернии.
    - Вообще существовали два Китежа, - объясняет Евгений Георгиевич. - Согласно легенде, которая соответствует исторической действительности, князь Георгий Всеволодович шел со своим войском к Малому Китежу, то есть нынешнему Красному Холму. Так считает и такой достаточно серьезный автор, как Владимир Чивилихин.
    Георгий двигался на соединение с новгородскими войсками, но не встретил их, поскольку не получил поддержки от своего брата Ярослава Всеволодовича и племянника Александра Невского.
    О формировании войска князя Георгия у Красного Холма пишет и Ян в своей книге "Батый". А историческое сражение с монголами, которое якобы имело место на реке Сить, на самом деле произошло вдали от этой реки. Еще до революции бежецкий краевед Воинов доказал, что это сражение могло произойти только на Бежецком Верхе. Боеспособному русскому войску совершенно нечего было делать в болотах реки Сить.
    И потом, после битвы с монголами ростовский епископ Кирилл находит обезглавленное тело Георгия не в болотах Сити, а на тракте, ведущем из Углича и Кашина на Красный Холм и Белое озеро. По этому тракту, называемому тогда Белозеркой, войско князя шло на Весь Егонскую и Белое озеро. Именно на этой дороге оно было разбито монголами.
    Что же касается Большого Китежа, то он был связан с Малым водами рек Могочи и Мологи и находился поблизости от нынешнего Николо-Теребовльского монастыря. Развалины Большого Китежа и порядка сорока находящихся поблизости курганов недавно удалось обнаружить московскому краеведу Владимиру Ратову. Уже в августе нынешнего года к развалинам Большого Китежа будет снаряжена экспедиция под началом представителя Тверского областного архива Гария Гаревого. Лично я также приму в ней участие.
    В отличие от разрушенного Большого Китежа Малый Китеж - Красный Холм - пережил монгольское иго, и его князья играли значительную роль в истории российского государства. Так, величайший воевода своего времени, князь Данила Дмитриевич Холмский в 1487 году взял Казань. Но в наше время этот военачальник совершенно не известен. Так случилось потому, что другой холмский князь Всеволод Александрович был неприятен Москве ввиду своих хороших отношений с литовским митрополитом. А тут еще в середине XIV столетия имела место женитьба холмского князя Семиона Иоанновича Гордого на дочери князя Александра Михайловича Тверского Марии Александровне. Московские властители были в ярости от этого брака и делали все возможное, чтобы он не состоялся. В итоге московские историки умышленно выделяют Красный Холм из общеисторического потока, а его старое название Китеж "топят" в нижегородском озере.


Записал Борис ГУРОВ
    Фото автора

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru