Архив номеров


В 2004 году с именем великого русского Эзопа - Ивана Андреевича КРЫЛОВА - связаны две круглые даты: 235 лет со дня рождения и 160 лет со дня его кончины. Однако следовало бы упомянуть и еще одну, тоже круглую дату: 230 лет, как он появился в Твери.


ТВЕРЬ, БЛИСТАТЕЛЬНОЕ ЕКАТЕРИНИНСКОЕ ВРЕМЯ

До 1760-х годов Тверь представляла собой не слишком впечатляющий провинциальный, по большей своей части хаотично застроенный деревянный городишко. Из каменных зданий красовался перестроенный в конце 90-х годов ХVII века собор Спаса, в Затьмачье глаз радовала архитектура храма Белой Троицы (1564) и довольно многочисленных для такого города церквей поздней постройки: Ильинской (1689), Алексея, человека Божия в Желтиковом монастыре (1709), Успенской в Отроч монастыре (1722), Успенского собора в Желтиковом монастыре (1722), Троицкой, что за Волгой (1737), Рождества Христова, что в Рыбаках (1743), Николы Чудотворца, что на Зверинце (1754), колокольни Спаса (1755), Крестовоздвиженской в Затверечье (1758), Борисоглебской в Затьмачье (1760), Воскресенской в Заволжье (1767). Стояли, однако, и немногие светские каменные сооружения: архиерейский двор в Кремле (1672), Владимирская башня Кремля (1674), а купец Арефьев начал возводить каменный дом в Заволжье еще при Петре I.
    И вдруг - страшный пожар 1763 года. Почти вся деревянная Тверь уничтожена огнем, пострадали и каменные здания. Как говорится, нет худа без добра: по указу Екатерины II архитектурная бригада Петра Никитина по разработанному плану возрождает Тверь сначала на бумаге, а затем зодчие и строители - на территории города. В считанные годы появляется единая фасада домов на набережной Волги, прекрасные административные здания Фонтанной площади, дом губернатора, Императорский путевой дворец, новые храмы, новые административные и жилые каменные здания. Тверь превратилась в европейский город, в "Тверь городок - Петербурга уголок". Славе Твери поспособствовал визит императрицы в 1767 году, а повторный - в 1775 году вместе с наследником Павлом Петровичем - вообще снискал городу статус столичного пригорода. В Тверь на жительство потянулись энергичные люди, заранее разузнав о ее политическом, торгово-экономическом и культурно-духовном значении для империи. Каменных зданий к концу 80-х годов в Твери насчитывалось более 200. К 70-м годам ХVIII века Тверь еще не блистала множеством выдающихся имен в своей истории. Они насчитываются единицами. Это, к примеру, первый тверской историк Диомид Карманов, архиепископ Платон Левшин, механик и изобретатель Лев Сабакин, писатель и первый тверской драматург Михаил Веревкин, топограф В.А. Приклонский. Созвездия знаменитостей, замечательных дворянских династий вроде Бакуниных заблистают потом, лет через 50-70, а пока в этом смысле Тверь накапливала силы.


РОДИТЕЛИ

Отец Андрей Прохорович Крылов служил в Оренбургском драгунском полку и во время мятежа Емельяна Пугачева был назначен комендантом Яицкого городка. Одни сообщают, что он имел звание прапорщика ("Русские писатели 1800-1917", т. 3, 1994), другие, как великий князь Николай Михайлович Романов (1859-1919) в 5-томном солидном труде "Знаменитые россияне ХVIII-ХIХ веков" (изданы в 1905-1909 гг.), утверждают, что Андрей Крылов при защите Яицкого городка был капитаном. Офицером Крылов являлся неродовитым, дворянство получил по выслуге, а потому образ его быта и мыслей мало отличался от простонародного.
    Мать Мария Алексеевна не имела образования (тогда это не считалось большим недостатком), зато, умная от природы, "исполнена высоких добродетелей", она всю душу отдавала Ивану и его младшему брату.
    Пугачев осадил деревянную "крепостцу". Ване в этот момент исполнилось 4 года (он родился 2 февраля 1769 года в Москве), и он с матерью и братом находился в Оренбурге. Кто читал "Капитанскую дочку" Пушкина, должен знать, что комендант крепости списан с отца Ивана Крылова. Работая над "Историей Пугачева", Пушкин писал: "Пугачев скрежетал. Он клялся повесить не только... Крылова, но и все семейство последнего, находившееся в то время в Оренбурге. Таким образом обречен был смерти и 4-летний ребенок, впоследствии славный Крылов". Вот ведь как бывает в истории: мятеж полыхал далеко от Твери, но и ее немного коснулся. Беглый холоп из-под Корчевы Хлопуша служил у Пугачева "полковником", комендант Яицкого городка потом поселился в Твери, а на тверской земле и волнения крестьян случались, инициируемые слухами и подметными письмами от пугачевцев.
    Пугачева разгромили, поймали, казнили. К 1774-1775 годам (тут есть разночтения) капитан Крылов вышел в отставку и, видимо, заранее разузнав по возможности, поселился в Твери у своей матери Матрены Ивановны. Следовательно, можно прийти к выводу, что род Крыловых издавна был тверским. Получил чиновничью должность, не слишком высокую, значит, и не очень доходную. Тут снова разночтения: по одним данным, это асессор палаты уголовного суда Тверского наместничества (Тверская губерния была образована лишь в 1796 году), по другим - должность председателя губернского магистрата в чине коллежского советника.
    О детстве Ивана Крылова в Твери существуют тоже противоречивые сведения. Из упомянутого биографического словаря "Русские писатели 1800-1917": "Семья жила в бедности. Крылову из милости было разрешено учиться вместе с детьми тверского помещика Н.П. Львова у домашних учителей. Иногда он прислуживал в доме за лакея. Первые сведения во французском языке Крылов получил от гувернера, жившего у тверского "губернатора", а затем овладел языком самоучкою, читая с лексиконом" ("губернатора" тогда еще не было, до конца 1796 года в Твери был правитель Тверского наместничества, а во время Крылова всеми делами правили наместник Яков Сиверс, затем Т.К. Тутолмин). По другим источникам, Иван Крылов посещал тверское училище, направляемый и контролируемый настойчивой матерью. Все равно образование он получил скудное и, испытывая тягу к знаниям, сам учился всю жизнь, знал впоследствии главные европейские языки, в 50 лет выучил древнегреческий, увлекался математикой, рисованием, играл на скрипке, короче говоря, стал разносторонне образованным человеком. Но это потом.
    А пока что жизнь била Крыловых без пощады. В 1778 году внезапно умер отец, семья осталась без кормильца, впала в бедность. За год до этого Ваню устроили подрабатывать в магистрат переписчиком бумаг, поэтому после смерти отца Ивану в возрасте 10 лет пришлось бросить все и устраиваться уже на серьезную службу. Кормильцем в семье стал Ваня, на его плечи легла забота о пропитании матери и младшего брата, который стал называть его тятенькой, то есть отцом. Так продолжалось четыре года. Становлению юноши способствовали его любопытство и тяга к наблюдениям быта и жизни простого люда Твери, которые впоследствии он так великолепно воплощал в характерах персонажей своих басен. Шумные уличные сценки, рынок, быт мелких чиновников с их волокитой и мздоимством, рассказы обывателей, рыбаков и лодочников на набережных Волги и ее пристанях, народные гулянья с кулачными боями на льду тверских рек, диспуты в семинарии - ничто не проходило мимо внимания подростка, все откладывалось в памяти.


ПЕТЕРБУРГ

Вдове капитана полагалась пенсия, но ее прошения тогдашние бюрократы оставляли без внимания. Надо было ехать в столицу, там, думалось, можно добиться пенсии. В 1782 году Федор Львов, двоюродный брат архитектора и поэта Николая Львова, поехал в Петербург. Иван Крылов упросил его взять с собой, выпросил отпуск, и вся семья Крыловых появилась в столице, проживая некоторое время в доме Н.А. Львова. С пенсией у Крыловой ничего не получалось, целый год прошел в хлопотах напрасно, однако Ивану повезло со знакомствами с некоторыми представителями светского и литературного кругов, в частности, с Гаврилой Державиным. Отправив мать с братом обратно в Тверь, Иван Андреевич сумел устроиться на службу в казенной палате приказным служителем в чине канцеляриста, потом получил первый чин провинциального секретаря, стал служить в "Горной экспедиции Кабинета Ее Величества". Дела понемногу пошли в гору, он вызвал семью из Твери. В 1786 году умирает мать, и братья Крыловы осиротели, но Иван, можно сказать, уже встал на ноги, опекая еще долгие годы младшего брата.


С ЧЕГО НАЧИНАЛСЯ БАСНОПИСЕЦ

Многие не без оснований полагают, что Иван Крылов никак не представлял себе, что станет знаменитым баснописцем, русским Эзопом. "Баловаться" стишками он начал еще в Твери, но не более того. Страсть к книге - вот основная причина возникновения дара у молодого человека, стремящегося познать мир в стремительно меняющейся Твери 70-х годов екатерининского времени. Тверь наполнялась новыми людьми, здесь звучал сочный народный говор, он слушал таинственные малопонятные проповеди священника Покровской церкви, прихожанами которой были Крыловы, в домах просвещенных людей можно было почитать оды Державина, Сумарокова, Тредиаковского, сочинения Кантемира, иносказания так не любимого императрицей Новикова. Журналы тогда были редки, по рукам ходили годами, и эзоповский язык сатирических вещей не сразу, но со временем стал понятен Ивану.
    Считается, что первой литературной вещью будущего баснописца стала рукопись комической оперы в стихах "Кофейница", написанная, как опять-таки полагают, правда, не все, в Твери. Сюжет Крылов позаимствовал у Н. Новикова в его журнале "Живописец", где в иносказательной форме делались выпады против нравов крепостников. Краевед Владимир Финкельштейн полагает, что влияние пьес М.И. Веревкина из Твери на появление "Кофейницы" было определяющим. Несколько самоуверенный сочинитель, приехав в Петербург, продал рукопись владельцу типографии и музыканту Б.Т. Брейткопфу в надежде на ее публикацию. Рукопись купили, но не опубликовали, что, впрочем, Ивана не обескуражило: он пробует силы в сочинениях трагедий и комедий для театра, начинает вести сатирический журнал "Почта духов" - предтечу его басен.


"ДЕДУШКА КРЫЛОВ", КОТОРОГО МЫ НЕ ЗНАЕМ

Не будем здесь касаться творчества Ивана Андреевича как баснописца - это дело специалистов, которые смогут измерить глубину моря басен, обличающих пороки людей и общества, вошедших в сокровищницу русской культуры.
    Не надо думать, что Иван Крылов с утра до ночи только и делал всю жизнь, что сочинял басни, первые из них появляются в 1790-х годах. Он был сыном своего времени, поступал и жил в духе того века.
    Великий князь Н.М. Романов пишет, что в 90-х годах у Крылова были некие столкновения с властями, они охладили его литературный пыл, и будущая знаменитость занялся картежной игрой на деньги, переезжая ряд лет с места на место. Далее он характеризует Крылова так: "Как человек Крылов представляет малосимпатичную, но, несомненно, оригинальную фигуру. Пользуясь у современников громкою славою первого баснописца, окруженный со всех сторон почетом и уважением, он под личиной лени и безразличия скрывал глубокий эгоизм и был человеком "себе на уме"; испытав в молодости все превратности судьбы, он с годами сделался апатичен, неподвижен и безразличен ко всему окружающему".
    Тучная фигура, поношенный фрак, малоподвижность тяжелой и величавой, как у льва, головы, заматерелая лень, да по временам выступающее на лице что-то лукавое - многим он запомнился именно таким. Но есть и другие мнения (Панаев): "Он имел много привлекательности и, несмотря на тучность тела, казался еще очень живым стариком. Он вообще мастерски рассказывал, когда был в хорошем расположении, и передавал с добродушным юмором различные забавные факты о своей беспечности и рассеянности..." Иван Андреевич жизнь прожил холостяком, однако известно, что, оставив в 1841 году службу и поселившись на Васильевском острове в Петербурге, в том же доме он поселил и "крестницу", некую А.П. Савельеву с семьей, которую молва считала родной дочерью Крылова.
    До сих пор ходит легенда, что Крылов умер от обжорства, так же полагает и великий князь Н.М. Романов (сделался "жертвою обычной неумеренности в еде"). Но это неправда. Иван Андреевич пренебрежительно относился к светским приличиям и нормам, подчеркивая в собственном образе жизни свои слабости: лень, желание вкусно поесть даже на приемах, стариковскую неряшливость, что и явилось причиной легенд. Умер он от скоротечного воспаления легких, как это следует из медицинского свидетельства доктора Ф. Галлера, которое впоследствии было опубликовано. Несмотря на холод (после 8 ноября 1844 года) хоронили его при огромном стечении народа, гроб с грузным телом после отпевания студенты Петербургского университета несли на руках до Тихвинского кладбища Александро-Невской лавры.
    Когда в 1855 году в России ставили первый памятник писателю, то это был памятник Ивану Крылову (Летний сад в Петербурге, скульптор П. Клодт, деньги по подписке). В Твери ему соорудили памятник в 1959 году, а ранее, в 1944 году, переименовали бывшую улицу Секретарскую, затем Вольную, в улицу Крылова. Чем порадует 2004 год?


Борис ЕРШОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru