Архив номеров


Валерий Давыдов, долгое время работавший в должности главного архитектора Твери, часто фигурировал на страницах "Каравана" и в положительном, и в негативном контекстах. Время его работы в должности, определяющей внешний облик Твери, было временем, когда в корне менялось все, в том числе и градостроительная концепция. Именно в конце 90-х областной центр начал, по мнению одних, украшаться, по мнению других, портиться совершенно непривычными для совкового обывателя новыми зданиями. Ретрограды упрекали Давыдова, а те, кто понимал, что город, даже такой старинный, как наш, прежде всего - живой организм, относились к происходящему с одобрением или, по крайней мере, с пониманием. Сегодня в Твери происходят еще более, чем во времена Давыдова, неоднозначные процессы, когда реформирование всей организации жизни в городе только начиналось. Об этом - наш разговор.
    
    - Валерий Алексеевич, как вы стали главным архитектором Твери? Если не ошибаюсь, перед вами на этом посту с молниеносной скоростью сменилось несколько человек, а вы проработали много лет? И с какими основными проблемами вам пришлось столкнуться?
    
- Я пришел на эту должность по конкурсу. До этого я был главным художником города. И на должности главного архитектора я проработал шесть лет. До меня главным архитектором Твери был Виктор Шумов, который, собственно, и пригласил меня на место главного художника.
    Главной проблемой 90-х было отсутствие нормативно-правовой базы. Никто не знал, как писать законы. На уровне местного самоуправления царила анархия. Градостроительный кодекс спускал решение всех проблем на уровень муниципалитета, а в городах просто не представляли, что с этими проблемами делать.
    Пришлось создавать свои правила игры, вырабатывать новое понимание того, что такое город. Были разработаны около тридцати документов, регламентирующих современное тверское градостроение.
    - Последним и самым, на мой взгляд, значительным событием в вашей карьере главного архитектора Твери было начало работ над новым генеральным планом развития города. Как удалось этого добиться?
    
- Мы с вами уже несколько раз говорили о проблеме генерального плана Твери. В последний раз он был откорректирован в 1991 году и практически сразу же устарел. Долгие годы не удавалось получить согласие главы города на разработку нового генплана. В конце концов, когда стало ясно, что дальше без генерального плана просто не прожить, он все же был заказан разработчику прежнего плана - Санкт-Петербургскому институту урбанистики.
    В марте прошлого года на заседании общественного Совета при главе города новый генеральный план был принят за основу. В тот же день я подал Александру Белоусову заявление об увольнении. Буквально через три недели Белоусова не стало.
    - Почему вы уволились?
    
- Мой уход с поста главного архитектора был благом и для меня, и для города. Признаюсь, я несколько устал. В тот момент в городской администрации сложилась система подготовки перспективных кадров, и мне хотелось бы, чтобы была здоровая ротация. Думалось, придут молодые, талантливые, творческие люди, принесут новые творческие идеи. Сейчас есть большой разрыв в понимании градостроительных проблем между архитекторами, занимающимися непосредственно творчеством, и теми, кто поработал в администрации. Поэтому чем больше архитекторов приобретут административный опыт, тем проще будет работать нам всем.
    Я уходил спокойно, не исключая возможности через какое-то время вернуться. Мне надо было вплотную заняться научной работой. Я пишу диссертацию на стыке градорегулирования, культурологии и социологии. Кстати, один из предметов моего научного интереса - то, как население реагирует на градостроительные нововведения.
    - Оно обычно против всего?
    
- Конечно. Отвергаются и ухудшения, и улучшения.
    - "Принят за основу" - не значит, что закончен. В какой стадии находится разработка генплана в настоящее время?
    
- "Принят за основу" означает то, что была выработана общая идеология, проработаны многие варианты развития Твери. С тех пор дело дальше не продвинулось. Сейчас выросли цены на проектные работы, необходимо пересматривать сроки и, возможно, вообще менять всю концепцию. Появились новые вводные: например, скоростная автодорога, которая пройдет вокруг Твери, наличие которой в корне меняет ситуацию в основных принципах планировки. Ясно, что город будет развиваться в зависимости от того, по какому пути эта трасса пройдет - северному, вокруг Сахарова, с выходом на действующую трассу Москва - Санкт-Петербург в районе Медного, или южному, параллельно действующей окружной дороге. Огромный план работ надо снова начинать с нуля.
    Институт урбанистики везде выигрывает тендеры на разработку генеральных планов. Несмотря на то что питерцы заранее были настроены на то, что у нас много не заработаешь, они взялись за Тверь, потому что им очень нравится наш город, выполнять дальнейшие разработки при отсутствии финансирования они вообще не будут.
    Меня удивляет, что жизненно необходимый генплан Твери забыт, хотя он включает решение важнейших проблем города, в том числе и такой ключевой, как жилищно-коммунальное хозяйство.
    И дело не в том, что в бюджете не хватает денег. По стране гуляет масса внебюджетных средств, которые можно было бы привлечь к реконструкции Твери, - к примеру, можно было бы включиться в федеральную программу "Ветхое жилье" и т.д. и т.п. Поскольку я в администрации не обладал достаточно высоким статусом, то мог только теребить начальство, которое так ничего и не предприняло.
    - Зато нынешняя городская администрация предпринимает уж слишком много...
    
- Да, смена власти в Твери явно не привела к улучшению. Можно сказать, что если любой, кто пришел после Белоусова, был бы плох, потому что неминуемо разрушил бы сложившийся в городе баланс сил, то любой, кто придет после Лебедева, будет хорош. Пересмотр решений, принятых в рамках закона, всегда ведет к разрушению. А сейчас пересматривается все.
    Проблема нынешней администрации в том, что предпринимаются попытки двигаться в нужном направлении, но для этого нанимаются люди непрофессиональные. Это очень похоже на реализацию ленинского плана, когда любая кухарка может управлять государством.
    - Я слышала, что в Твери прекратились землеотводы под новое строительство?
    
- Это не самая важная проблема. Уже отведены участки, на которых можно построить 750 тысяч квадратных метров жилья, этого хватит на 5-6 лет вперед. Проблема в том, что в городе уже нельзя строить - не выдерживают инженерные сети. Надо реорганизовывать старые и реконструировать новые.
    Вообще меня удивляет поведение строительного бизнеса: наши строители и при прежней администрации делали практически все, что хотели, а сегодня просто поставили всех на колени.
    - Я слышала об идее "правового зонирования" городского строительства. В чем она заключается?
    
- Сейчас это уже не просто идея. Городская Дума летом приняла систему правового зонирования, причем в самом примитивном и пагубном для города варианте. В двух словах она заключается в том, что вводится западная методика, облегчающая приход инвесторов. Город делится на зоны, предназначенные для определенных видов деятельности: экономическую, рекреационную, промышленную и т.д. Это хорошо в теории, но в реальной жизни на это схематическое деление накладывается историко-культурное наследие, сложившиеся у жителей традиции, археология, экологические проблемы и т.д.
    Я шесть лет не давал хода этому документу. Тут была явно нарушена последовательность, телега поставлена впереди лошади. Нужно было сначала принять генеральный план, а потом, зная, как будет развиваться город, делить его на зоны.
    - А как будет развиваться город по основным положениям нового генплана?
    
- Прежде всего ставилась задача разгрузить центр. Планировалось создание двух своеобразных субцентров - в районе, где улица Красина выходит к химбазе, и в "Южном". Элитное жилье, социальное жилье и жилье для среднего класса было бы разнесено по разным районам города: элитное жилье - от устья Тверцы до Орши, социальное жилье - район "Юности" и Черногубово, жилье для среднего класса - "Южный". Соответственно, везде возникают свои подцентры, где сосредоточены торговля, кафе, клубы и т.д. Разгрузив центр, можно было бы его спасти.
    - Шла речь о восстановлении утраченных памятников архитектуры, таких, как взорванный Спасо-Преображенский собор?
    
- Около пятнадцати зданий в центре Твери, а не только Спасо-Преображенский собор, можно было бы восстановить безболезненно. Например, очень заманчивый проект - восстановление Торговых рядов. Но в нашем городе и так мало зеленых рекреационных зон, и, если на Тверской площади восстановить Торговые ряды, их станет еще меньше. Но тут можно говорить о строительстве нового пешеходного моста через Тьмаку, включении поймы Тьмаки в зеленую зону.
    - По-моему, строительство этого моста предполагалось по вашему проекту "Народный парк", который вы начали реализовывать в бытность главным архитектором. В каком состоянии этот проект сейчас - заглох или развивается?
    
- Я никогда не брошу тему народного парка. В этом году мы хотим построить его кусочек - Детский парк в конце городского пляжа, там, где сейчас пустырь. Правда, город заложил нам обременение 100 тысяч рублей.
    - Как будто вы не детскую площадку, а ночной клуб хотите строить!
    
- Примерно. После долгих переговоров остались 50 тысяч рублей, но надо еще заплатить за аренду земли - это тоже астрономическая сумма. Мы сознательно решили идти по пути наибольшего сопротивления и пройти все чиновничьи барьеры. Но стройка весной все равно начнется.
    - Над чем еще вы сейчас работаете?
    
- Сегодня архитекторы стали работать по принципу портных или парикмахеров - "чего изволите", как обслуживающий персонал. Но нас воспитывали как представителей социальной профессии, и мне гораздо интереснее заниматься организацией жизнедеятельности в городе. Сейчас помимо проекта народного парка я работаю над организацией градостроительного взаимодействия Твери и Калининского района. Город будет развиваться, и Калининский район - огромный ресурс для развития.
    Очень интересно было бы поработать с городами Тверской области. Общеизвестно, что Торжок - образец средневековой планировки, но удивительно интересной планировкой отличаются и Калязин, и ряд других городов.
    В Тверской области еще непочатый край работы для архитекторов и градостроителей. Сейчас, когда после неразберихи 90-х годов сложились устойчивые правила игры, самое время заняться делом.


Мария ОРЛОВА

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru