Архив номеров

Берия
Это был страшный человек. Его называют то современным Малютой Скуратовым, то советским Генрихом Гиммлером. Нормальным он казался лишь для родных, и то не всегда. Жил и творил страшно, закончил жизнь тоже страшно. Звали его Лаврентий Павлович Берия, Злодей из сказки о коммунизме, несостоявшийся реформатор, как думают некоторые.


АРЕСТ

После смерти Иосифа Сталина 5 марта 1953 года на самой "верхотуре" реальной власти в СССР расположились четыре фигуры: председатель Совета министров Георгий Маленков, секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев, первый заместитель председателя Совмина и министр обороны Николай Булганин и министр государственной безопасности Лаврентий Берия. Свои должности они ни от кого не получали, а взяли себе, договорившись между собой.
    Самой реальной властью обладал Лаврентий Берия: в его подчинении находились все карательные органы, даже охрана вышеперечисленных соратников подчинялась ему, и если бы он задумал их ликвидировать, то без труда сделал бы это. Каждый из них - порождение сначала революции, затем кровавой сталинской диктатуры, а потому высшей ценностью в их жизни была власть. Власть и только власть, прикрываемая словесной шелухой о строительстве коммунизма, о верности заветам Ленина, заботе о советских трудящихся. Но больше всех власти хотел Лаврентий, он это скрывал еле-еле.
    Первым опасность почуял Никита Хрущев: по инициативе Берии 9 мая 1953 года в стране объявили амнистию, на волю вышли 1,2 миллиона человек (в том числе множество уголовников - вспомните фильм "Холодное лето 53-го"); было закрыто "дело врачей"; прекращено следствие по 400 тысячам дел; прозвучало его предложение сократить расходы на военные нужды (потом генералы ему это припомнят); прекратить создание ГДР, а взять курс на создание объединенной Германии. Он резко сократил аппарат госбезопасности за рубежом, выступал за ослабление роли партийных работников и партии вообще в руководстве хозяйством и страны в целом. Все это смахивало, по словам Хрущева, на измену делу Ленина и даже на шпионаж. Спусковым крючком охоты на Лаврентия стало его предложение собрать съезд партии, где следовало бы поговорить с рядовыми членами обо всем, что народ ждал, в том числе и о грехах высшего руководства, совершенных в 30-40-х годах.
    Это было уже слишком: раскрывать свои собственные кровавые грехи!
    Никита Хрущев быстро сколотил группу сторонников из Маленкова, Булганина, Молотова, Сабурова, Кагановича, Первухина, затем все уговорили Ворошилова и Микояна. Они были почти все лицами высшего руководства - Президиума ЦК КПСС, и вопрос об устранении Берии политически был решен.
    Параллельно шла потаенная работа по организации группы военных, в основном генералов, которые должны были произвести непосредственно арест всесильного Берии. У того были везде глаза и уши, поэтому большая тройка - Хрущев, Булганин, Маленков - поручила деликатное дело ареста маршалу Георгию Жукову и Кириллу Москаленко, командующему войсками МВО. Главным действующим лицом стал генерал-полковник Кирилл Москаленко, которому тройка доверяла полностью.
    На 26 июня 1953 года верхушка КПСС назначила заседание Президиума ЦК КПСС, куда пригласили ничего не подозревающего Берию. Начались разоблачительные выступления Хрущева, Булганина, Маленкова, Молотова и других, "за исключением товарища Микояна", который, по воспоминаниям Хрущева, лишь мягко высказался в адрес Берии.
    Пока "товарищи" разоблачали, в комнате ожидания при кабинете Маленкова среди других 15-17 человек в штатском и военной форме находилась "группа ареста": К. Москаленко, А. Баксов, П. Батицкий, Г. Жуков, И. Зуб, В. Юферев, Л. Брежнев, Шатилов, М. Неделин, Гетман, А. Пронин.
    Кирилл Москаленко вспоминал: "Примерно через час, то есть в 13.00, 26 июня 1953 года последовал условный сигнал, и мы - пять человек вооруженных, шестой - товарищ Жуков - быстро вошли в кабинет, где шло заседание. Товарищ Маленков объявил: "Именем советского закона арестовать Берию". Все обнажили оружие, я направил его прямо на Берию и приказал ему поднять руки вверх. В это время Жуков обыскал Берию, после чего мы увели его в комнату отдыха председателя Совета министров, и все члены Президиума и кандидаты в члены остались проводить заседание, там же остался и Жуков".
    Все это стало для Берии полной неожиданностью. Пока шли выступления, он на листе бумаги красным карандашом писал одно за другим слово "тревога, тревога, тревога", лист бумаги он, видимо, хотел передать своей охране.
    Сверхопасного арестанта в отдельной комнате "с глазу на глаз" сторожили Москаленко, Батицкий, Баксов, Зуб, Юферев. Снаружи, то есть в приемной, их подстраховывали Брежнев, Гетман, Неделин, Пронин, Шатилов. Сидели долго, до ночи. Только к 12 часам ночи решили его вывезти из опасного места в помещение гарнизонной гауптвахты. Однако место не понравилось Кириллу Москаленко, и Берию вскоре перевезли во двор штаба МВО, в бункер, где располагался временный командный пункт штаба округа (ул. Осипенко). Все делалось с максимальной предосторожностью, поэтому прожженные чекисты Берии не знали, где он находился. Через некоторое время арестовали его ближайших подчиненных.


"СПЕЦИАЛЬНОЕ СУДЕБНОЕ ПРИСУТСТВИЕ"

29 июля "по поручению Президиума ЦК КПСС" генеральная прокуратура в лице Романа Руденко организовала Специальное судебное присутствие Верховного суда СССР с руководителем маршалом Иваном Коневым.
    Шесть месяцев, до 23 декабря, шли допросы, их вели в основном Р. Руденко и К. Москаленко, запись вел следователь некто Цареградский. Между допросами все шесть месяцев арестанта опекал Михаил Хижняк, бывший строевой офицер, прошедший войну от Сталинграда до Берлина. Приводим сведения из разговора М. Хижняка с корреспондентом газеты "Труд" Сергеем Быстровым, опубликованного 25 декабря 1993 года.
    М. Хижняк подчинялся только Москаленко, Батицкому и дежурным: генералу Гетману, полковникам Ерастову, Захарову, Зубу. Ему подчинялись только рота наружной охраны да сам арестант. Дежурные менялись, а Хижняк был при Берии постоянно, поэтому дошел до того, что засыпал на ходу, нервное и физическое напряжение к концу следствия было на пределе. Батицкий несколько раз орал на майора, грозя расстрелять за незначительные упущения, и однажды даже пообещал стереть его в лагерную пыль. Москаленко был другим человеком, понимал состояние сторожа, сглаживал грозные окрики своего зама.
    Допросы велись каждый день с 9-10 утра до 19-20 вечера. Написали 40 томов "дела Берии". О суде и о фактах конкретных деяний Берии написаны множество страниц книг, журналов, показаны десятки кинофильмов. Майор в беседе с корреспондентом ни разу не упомянул, чтобы Берия ползал на коленях перед Батицким, умоляя пощадить его. Скорее всего, это выдумка генерала. Но просить - просил.
    Суд проходил с 16 по 23 декабря 1953 года. На суде Берия, по воспоминаниям М. Кучавы, "вел себя непоследовательно, проявлял нервозность, упрямство, неискренность". Заслушивались показания многочисленных свидетелей, организовывались очные ставки с его подчиненными. Приговор Берия выслушал молча, только побледнел. Текст приговора был длинен, список предъявленных обвинений - тоже, но главными были явно вздорные: шпионаж в пользу Англии, стремление ликвидировать советский строй и восстановить господство буржуазии. Впрочем, он и сам, будучи у власти, фабриковал подобную чушь к обвиненным, не стеснялся "пришить" любую ложь, чтобы уничтожить неугодного человека.


РАССТРЕЛ

Снова воспользуемся информацией Михаила Хижняка. Он и полковник Захаров получили приказ сколотить деревянный щит, к нему прикрепить стальное кольцо. Провели в бункер Берию, привязали руками за спиной к этому кольцу. Далее цитируем беседу с Хижняком, опубликованную в "Труде".
    "Зная, что глаза надо при расстреле завязывать, Хижняк вытащил из кармана полотенце. Батицкий закричал: "Вы что, завязываете? Немедленно снимите! Пусть смотрит своим делам в глаза!"
    Батицкий встал напротив Берии, шагах в 5-6. Хижняк отошел чуть влево. Берия ни слова не сказал. Только побледнел и заморгал. Батицкий выстрелил из "парабеллума", и Берия повис на связанных руках. Пуля попала прямо в переносицу. По щиту потекла кровь. Батицкий положил "парабеллум" в карман и отошел в сторону".
    Тело Берии завернули в брезент, обмотали веревкой, отвезли в крематорий Донского монастыря. Туда же привезли расстрелянных в другом помещении шестерых "сподвижников".
    Труп Берии занесли с черного хода, "опустили в специальный люк, откуда он по наклонному лотку соскользнул в печь". А там бушевал огонь, мощный, сизый. Труп влетел в него и словно приподнялся. Он и еще шесть других сгорели быстро. Потом включили вентиляторы, и они развеяли во дворе пепел. Не осталось ничего.
    В 1998 году тот же М. Хижняк в интервью газетам "Известия" и "Российская газета" от 6.01.98 года упомянул о новой детали расстрела: контрольные выстрелы сделали все пять офицеров включая и самого Хижняка. Так приказал Батицкий. Так что фраза "Берию расстрелял П.Ф. Батицкий", скорее всего, неточна.


ЧТО ПОТОМ

В июле 1953 года арестовали жену Лаврентия - ни в чем не повинную Нину Гегечкори (1905-1991 гг.). В ноябре 1954 года ее отправили в административную ссылку. Его сын Серго, работавший в конструкторском бюро №1 при 3-м Главном управлении при Совмине, был арестован одновременно с отцом 26 июня, просидел в Бутырке более года и был выслан в ноябре 1954 года на Урал.
    В 1994 году он опубликовал книгу "Мой отец Лаврентий Берия". В ней много интересного. В частности, Серго пишет "...отец диктатором быть не собирался. Но у аппаратчиков всегда был чрезвычайно развит инстинкт самосохранения. Если бы тогда его поддержали члены кремлевского руководства, какие-то реформы, безусловно, начались бы. А их-то и боялись в основной своей массе партийные функционеры".
    Георгий Маленков как политик "закончился" в 1957 году за принадлежность к "антипартийной группе", умер в 1988 году в безвестности. Та же судьба постигла и Николая Булганина - Никита Хрущев сумел разделаться с обоими соперниками. Умер Булганин в 1975 году, прожив 80 лет. В 1964 году против Хрущева сложился заговор во главе с Брежневым и Шелепиным, в результате чего Хрущева освободили от поста первого секретаря ЦК КПСС и других постов и отправили на пенсию. Умер он в 1971 году, написав под диктовку во многом его обеляющие воспоминания. В СССР с 1964 года началась эпоха "верного ленинца товарища Леонида Ильича Брежнева".
    Всю правду мы долго еще не узнаем, да и узнаем ли вообще? Засекреченность документов до сих пор не позволяет с большей, чем ранее, степенью достоверности ответить на вопрос о расстреле Берии: это было справедливое возмездие или казнь отступника, пытавшегося нарушить законы партийной мафии?


Борис ЕРШОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru