Архив номеров


Сейчас у большинства наших соотечественников исчезли какие-либо иллюзии по поводу доброго Запада, который нам поможет. Западничество выходит из моды даже у крайних демократов и либералов. В моду входит патриотическая, а точнее - псевдопатриотическая риторика.
    
    НО РЕЦИДИВ низкопоклонства перед Западом, комплекс национальной неполноценности живы. Особенно это ярко видно по некоторым тверским газетам.
    Нет-нет да и встретятся восторженные слюнявые путевые заметки вернувшейся из загрантура тверской мещанки или сердитый репортаж о навестившей Тверь бывшей ее жительницы, прожившей несколько лет на цивилизованном Западе. "Ах, как грязно! Ах, какие хмурые эти русские! И... о ужас! На меня посмотрел парень в уличном кафе!"
    Но в авангарде западнофилов идет, несомненно, "Вече Твери". Рядовые приезды стажеров-студентов из Италии, Франции раздуваются до уровня событий, которые следует внести в анналы тверской истории, материалы о них, фотографии выносятся на первые страницы. Высказывания смакуются, выставляются как истина в последней инстанции.
    Неужели мы такие недоумки, нечистоплотные, грубые, жестокие, да еще и уроды? Такие мысли приходили мне в голову во время летнего путешествия по Европе в составе нашей спортивной делегации. Точнее, не приходили, а постепенно уходили.
    Уже легендой стала история о русском, который, как только пописал в городском парке, был тут же схвачен прибывшей по сигналу доброжелателей полицией, а бригада санитаров методично обработала оскверненное место специальным раствором. В профилактических целях мы поведали эту историю нашим подопечным и скоро об этом пожалели. Забежавшие в детском парке в кусты за улетевшим туда футбольным мячом (о, наша культура!) двое мальчишек затем с упреком демонстрировали подорвавшим свой авторитет педагогам подошвы своей обуви, которые приобрели специфический запах и повышенную скользкость.
    Но наиболее яркие, действительно, как говорится, неизгладимые дорожные впечатления остались от Италии. Генуя, берег сказочного Средиземного моря. Все мы, изнывавшие от жары в автобусе, бросились в море. Спустя несколько минут, когда прошла эйфория, некоторые из нас стали с интересом изучать плавающие вокруг предметы. Сначала внимание привлекли несколько таких как бы светло-коричневых аккуратных сарделек, но с рыхлой крошащейся поверхностью. Отколовшиеся хлопья плавали тут же. А также - я, конечно, не знаток морской живности - как бы медузы. "Чуваки, это же г... и г..., блин!" - некультурно крикнул невоспитанный русский оболтус, стремительно вылетая из воды.
    Кстати, я больше не буду жаловаться на тверских водителей маршруток. По сравнению с итальянскими лихачами они являются образцом дорожной дисциплины. Чтобы перед светофором занимали два встречных ряда, я не видел нигде.
    Да! Передайте кто-нибудь, кто сможет, сердитой цивилизовавшейся тверской иностранке. На нас пристально смотрели горячие итальянские парни, сидящие в уличном кафе. Мы - это два мужика со своими подростками-сыновьями. Пусть подумает, что бы мы сделали с ними у нас?
    Ранней весной, когда начинает таять снег, я стараюсь не ходить по набережной Степана Разина. Я думаю, землякам не надо объяснять, по какой причине. А если все же приходится там идти, то сразу вспоминаются телевизионные дискуссии по поводу актуальности принятия закона о домашних животных и истории о забугорных хозяевах собак, которые шествуют со своими питомцами исключительно со специальными совочками и пакетиками, дабы не засорять окружающую среду. В центре Парижа я невольно (честное слово) стал свидетелем определенного физиологического процесса, который осуществляла столичная собака. Мне пришлось задержаться - вот повезло! - чтобы узреть, как хозяин собаки совершит мифический ритуал, а затем в Твери хвастаться за чашкой чая перед раскрывшими от удивления рот коллегами. Но напрасно я ждал. Хозяин с собакой как ни в чем не бывало проследовал дальше и скрылся среди безразличных (а ведь многие видели!) парижан.
    Многие центральные парижские улицы имеют неширокую такую разделительную полосу. Я подумал, что для прогулок (кое-где стояли скамейки), и неосторожно направился посидеть, полистать купленный "France Football". Но ступить на эту полосу было невозможно. Плотность собачьих, а может, и не только, испражнений была не сравнима с аналогичным показателем тверских весенних набережных.
    Развеялось и еще несколько мифов. Например, о наших непослушных детях. Во время соревнований наблюдал юных французов и итальянцев, меняющих грязную обувь прямо на обеденном столе, опрокинувших мангал с сосисками, аппетитно поедающих свои козявки...
    Еще много можно было рассказывать. О молодых немцах, устраивающих соревнования в гаштете на силу и сочность звукового эффекта, который обычно сопровождает выпуск посторонних газов из кишечно-желудочного тракта. Об изгаженных манифестантами памятниках в центре Парижа и о ночных колониях бомжей вокруг Эйфелевой башни. Об итальянских воришках. А особенно о встреченных русских, постоянно проживающих за границей, об их тоске, чувстве чужака в окружающей стае. Бывая в России, не желая признать свой ошибочный жизненный выбор, они рассказывают нам свои сказки о западном "рае", выдавая за реальность собственные невоплотившиеся мечты.


Владимир АРШАНОВ


Кислая, но чрезвычайно полезная клюква пользуется у жителей нашей области заслуженной любовью. Свои целительные силы осенняя ягода уже много веков отдает людям. С ее помощью народная медицина лечит повышенное давление, сердечные заболевания, болезни печени, склероз мозга. А клюквенный морс - не только вкуснейший и полезнейший напиток, но и отличное средство при простуде. При нашем суматошном ритме жизни в городах находится немного желающих побродить по болотам в резиновом обмундировании. Куда проще купить за 100 рублей бидончик клюквы - и все дела.
    
    ОДНАКО этот бидончик появился на рынке не просто так - пенсионерка, торгующая полезной ягодой, хорошенько потрудилась на болоте, которыми наша область славится издавна. Старинные легенды о них с непременным присутствием какой-нибудь нечисти еще можно услышать в глухих деревнях. Загадочными преданиями окутано и Коновское болото, о котором мы хотим вам рассказать.
    На карте оно значится как Большое болото, а Коновским его прозвали из-за самой близкой (чуть меньше километра) деревни Кононково. На протяжении многих десятков, а может, и сотен лет манит это место в Бологовском районе к себе любителей клюквы из самых отдаленных уголков. Даже жители тех деревень, у которых под боком свои клюквенные места, отправляются в эту глушь, потому что знают: такой сладкой и крупной ягоды не найти больше нигде. Едут туда и тверитяне, и москвичи, и питерцы. Облюбовали жители столиц и само Кононково. Когда-то большое поселение в конце прошлого века превратилось в наполовину заброшенную деревеньку, а сейчас каждый год там вырастают из земли новенькие аккуратненькие домики - пресытившиеся благами цивилизации горожане пытаются найти спасение от них у матушки-природы.
    Сарафанное радио неутомимо вещает, и Коновское болото день ото дня становится все более популярным, а вход в него все больше напоминает небольшую автостоянку: в будни здесь можно увидеть по 10-20 машин, а в выходные еще больше. Восемь километров прогулки пешком от автобусной остановки не пугают и бесколесых любителей клюквы, и тех, кто хочет подзаработать на ней. И снова бредут обратно люди, прогибаясь под огромными мешками и неся по ведру клюквы в каждой руке.
    Чем же так манит к себе это волшебное место, что люди, не считаясь с расстояниями и своими силами, каждую осень устремляются туда? Как рассказала мне знакомая, отдыхающая в Кононкове, трудно описать то, что испытываешь, попадая туда. Побывав на болоте один раз, обязательно хочется вернуться еще.
    Болото представляет собой огромное поле с маленькими елочками не выше метра, вокруг живописный смешанный лес с березками и осинками. Даже при сильном желании здесь невозможно заблудиться: болото хорошо просматривается, и изо всех его концов видна пожарная вышка, которая находится при входе.
    Сама же ягода здесь очень крупная, размером с боб, и сладкая (если вы считаете, что клюква не может быть сладкой, то глубоко ошибаетесь). Будто рассыпанная по мху, она так и манит к себе, а на одном месте, не торопясь, можно за полчаса набрать три литра. Какая бы погода ни была, клюква здесь есть всегда. Например, в прошлое сухое лето на тех болотах, что рядом, ее не было вообще, а здесь можно было ходить в тапочках и не промочить ноги и при этом не уйти с пустыми руками.
    Частенько бродя по болоту, можно почувствовать толчки из земли, порой едва ощутимые, а порой и довольно сильные. В деревне говорят, мол, опять леший чудит, городские объясняют происходящими в земле процессами. Но изучением этого явления никто не занимался.
    Несмотря на то что жители Кононкова о своем болоте рассказывать не очень любят, многие приезжие знают: ближе к вечеру это прекраснейшее место становится опасным, и не рискуют оставаться здесь допоздна. Многие испытали, как с наступлением сумерек здесь становится не по себе, а ночами иногда даже в деревне слышно, как со стороны болота доносится жуткий вой. Темными осенними вечерами, когда все хозяйские работы закончены, деревенские старушки в который раз делятся смутными воспоминаниями, а у каждой есть что вспомнить... Свою историю рассказала соседка моей знакомой. Когда была маленькой девочкой, она жила в далекой деревне и отправилась на Коновское болото за клюквой. Увлекшись сбором ягоды, она не заметила, как стало смеркаться. Пришлось остаться на ночь в Кононкове. Ее приютила женщина, о которой в округе ходила недобрая слава. Жители деревни старались избегать лишней встречи с ней. Бывало, сядет на лавочку около своего дома и сморит пристально через черные щелочки-глаза на проходящих мимо, и человек на ровном месте падает. А если кто с ней был не в ладах, того не покидали недуги да болезни. Так вот, всю ночь, которую гостья провела у этой женщины, грохотало в сенях, оттуда раздавались очень странные, не животные и не человечьи, звуки. Девочка не сомкнула глаз, а как только запели первые петухи, убежала из этого странного дома. Рассказывают, кононковская колдунья долго и мучительно умирала. Существует легенда, что душа этой женщины, которая не в ладах с высшими силами, до сих пор не может найти пристанища и мается на болоте.
    Но что бы ни говорили про это место, а может, и благодаря таким рассказам с каждым годом желающих посетить Коновское болото и отведать волшебной коновской клюквы становится все больше.


Елена БУРЦЕВА


НА МИНУВШЕЙ неделе Тверская область удостоилась довольно крупного сюжета в телепрограмме Леонида Парфенова "Намедни". Стране рассказали о том, что губернатору Платову предъявлено обвинение в злоупотреблении служебным положением.
    Честно говоря, практически всегда, когда наш город и область засвечиваются на центральных телеканалах, я испытываю глубочайшее чувство неловкости. Потому что чего-нибудь, да переврут московские коллеги. А когда они перевирают факты из нашей жизни, сразу начинаешь думать о том, что если они настолько переврали сюжет о нас, то как же они переврали остальные сюжеты и сколько же вранья выливается на наши головы каждый день.
    Когда Парфенов со своим "Намедни" только-только появился, его передачи воспринимались как глоток свежего воздуха. Но потом специфический язык программы приелся, а верхоглядство ведущих журналистов стало утомлять. Ясно, что телевизионщики работают по-чапаевски: прискакали в глубинку, постебались над дураками-провинциалами и умчались в первопрестольную корчить рожи всей стране с Останкинской телебашни. Но мы-то тут живем, нам-то обидно!
    В общем-то, наш губернатор Платов, несмотря на негативный посыл сюжета, смотрелся в "Намедни" неплохо. Этакий русский медведь, которого растормошили и выгнали из берлоги - образ, всегда вызывающий симпатию и сострадание. Даже песенку спел (были продемонстрированы кадры с фестиваля журналистской песни "Медиатор").
    Но все остальное было на уровне игры слов и глумления. Начиная от сомнительных политических деятелей с пегими бороденками, которые в свое время хапнули не один миллион из областного бюджета, а теперь, как паршивые дворняжки, кусают кормившую их руку. Заканчивая мифической трубой с нечистотами, которая якобы вот-вот прорвется в Волгу, и нечистоты из Иваньковского водохранилища попадут в московский водопровод. "Получив такой привет из Твери, Москва вспомнит о ее существовании", - подводит итог специальный корреспондент Антон Хреков.
    Создается впечатление, что из Твери в Москву течет одно дерьмо. А московские журналисты, как Пушкин в известном рассказе Хармса, проходя мимо вонючих аборигенов-тверитян, затыкают носы. Но, опять же по Хармсу: "Это ничаго!" - говорили вонючие мужики. Пройдут выборы, не станут проплачиваться подобные сюжеты, и забудет г-н Хреков дорогу к нам, грешным. А мы уж как-нибудь без него разберемся, что к чему.


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru