Архив номеров


Напомним: наша газета рассказывала в свое время о масштабной акции тверских владельцев грузовиков, перекрывших в знак протеста против непомерных налогов центр Твери. В числе неформальных лидеров этой акции был Юрий КОНЬКО. Мы решили вновь обратиться к нему - за информацией о том, что происходило с ним и его товарищами после водительской демонстрации.
    
    - На какое-то время вы, Юрий Юрьевич, я имею в виду не только лично вас, но и всех частных грузоперевозчиков, оказались в центре политических страстей: вас поминали чиновники и политики, о вас рассказывали во всех средствах массовой информации. А что дальше? Добились ли вы того, чего хотели?
    
- Да как сказать... Лично я не верил тогда и не верю сейчас, что наши депутаты пойдут на пересмотр ставки налога на владельцев транспортных средств. Ну, введут какие-нибудь льготы для ветеранов или инвалидов. А ведь это лишь незначительная часть автолюбителей. Подчеркиваю: автолюбителей. А наши областные налоги душат прежде всего профессионалов - тех, кто развозит продукты по магазинам, доставляет на стройки материалы. Я понимаю, если бы наши деньги действительно шли на ремонт дорог. За свою машину мне приходится выкладывать более 30 тысяч рублей. Это тысяча баксов! И ведь я не один. Так скажите, куда деваются наши деньги, почему у нас даже в центре города дороги разбиты до безобразия?
    - Помнится, вы опасались, что вам не дадут житья из-за участия в акции. Насколько оправданными оказались ваши опасения?
    
- Против троих водителей (и меня в том числе) в суде было возбуждено уголовное дело в соответствии с кодексом по административным правонарушениям. Напомню, в чем дело. Нас инспекторы ГИБДД отсекли от колонны еще до подъезда к Советской площади - буквально в тот момент, когда мы собирались объезжать скопившиеся там автомобили. Нас обвиняли в том, что мы ехали по полосе встречного движения, создавая помехи идущему навстречу транспорту. Нам троим Трамвайно-троллейбусное управление даже собиралось выставить счет за срыв движения общественного транспорта.
    Знаете, что бы там ни говорилось о наших судах, но ход рассмотрения дела убедил меня в том, что для гражданина, даже того, против которого выступают органы государственной власти, здесь существует гарантия закона и справедливости. Гаишников я не виню: им как людям в погонах приходится брать под козырек и выполнять распоряжения вышестоящего начальства. На суде они вели себя именно в соответствии с этой ситуацией - ничего иного от них ждать не приходилось, поскольку свое мнение о нас буквально в день акции высказали некоторые наши депутаты областного Законодательного Собрания по различным телепрограммам: чего им (это нам, стало быть) стоит выложить по тридцать тысяч рублей, если у них машины по миллиону стоят. Да посмотрели бы они сначала, как мы старье восстанавливаем, от которого отказались государственные предприятия, - думаю, про миллионы они больше бы не вспоминали...
    - Давайте вернемся к суду. Что же там происходило?
    
- Суд отверг все претензии истца. О каком, скажем, встречном движении можно говорить, если его перекрыла уже голова колонны. Но мы-то были отнюдь не в голове! Понимаю, надо было наказать лидеров акции. Но ведь не так же! Нас упрекали: как же вы могли с грузовиками выехать на Советскую площадь. Мы специально ходили по всем прилегающим улицам: нет там никаких знаков, запрещающих это. Не было, во всяком случае. Словом, все обвинения областной ГИБДД против нас оказались несостоятельными. С претензиями Трамвайно-троллейбусного управления вообще вышел анекдот: на участке от Тверского проспекта до Советской площади не ходят ни трамваи, ни троллейбусы. Да, движение общественного транспорта было перекрыто. Но какое отношение к этому имеем мы?
    - Теперь вы можете вздохнуть с облегчением?
    
- Да от чего облегчение-то? Что нас окончательно в бараний рог не свернули? К тому и идет. В нашей области частного предпринимателя не любят. Депутаты Законодательного Собрания, вероятно, полагают, что мы и дальше будем безропотно платить грабительские налоги. Скажу однозначно: не будем. Но только не потому, что мы злостные нарушители законов. По моим прикидкам, в области более половины автотранспортных перевозок осуществляется частниками. Мы следим за техническим состоянием машин, в то время как государственный автотранспорт стремительно ветшает. Значит, в отношении частных владельцев транспорта надо проводить более разумную экономическую политику. Мы же находимся между Москвой и Питером, на трассе самых, пожалуй, оживленных автоперевозок в России. Наша область могла бы иметь от этого значительный доход. На практике же получается так, что во всех соседних областях ставка налога в три-четыре раза ниже, чем у нас. Поэтому очень многие мои коллеги стремятся перерегистрировать свои грузовики именно там. Насколько мне известно, на сегодняшний день из области "ушло" около четырехсот машин. Приличную сумму теряет бюджет, правда? Дороги бьем тверские, а налоги платим в Липецке или Смоленске.
    Но, как видно, властям и этого показалось мало. Теперь нас лишают и минимальной хозяйственной поддержки. Прежде многие наши водители могли ставить свои машины на территории одной из тверских автобаз. Там можно было проводить техническое обслуживание, там можно было не опасаться за сохранность машин. Теперь нас оттуда попросили.
    - И как же вы планируете жить дальше?
    
- Лично я прежде всего продам свою машину и приобрету менее мощную. Конечно, повкалывать придется: меньше мощность - меньше грузоподъемность, а отказываться от своих обязательств перед клиентами мы не можем. Ни в моральном плане, ни в юридическом. Если не удастся сократить издержки за счет замены машины, пойду на крайнюю меру: перерегистрирую грузовик в какой-либо из соседних областей. Конечно, нервы у нас не железные: кое-кто из ребят намерен вообще распрощаться с автоперевозками. Говорят, лучше будем шмотками торговать. Так спокойнее.


Михаил ДОМАШНЕВ


Оговорюсь сразу: ситуацию, о которой хочу рассказать, можно оценивать по-разному. К примеру, можно совершенно не обращать внимания на неумолчный лай собаки под собственными окнами: ну, лает и лает, что в том такого. А ежели гавкает собака круглосуточно - тогда как? Как быть, если от лая этого нервы натянуты до предела?
    
    СЛОВОМ, живет в доме номер пять по Староворобьевской улице Александр Евгеньевич Скотников. Все свои пятьдесят с лишним лет на этой улице, в этом доме. Под одной крышей с Александром Евгеньевичем проживают пять человек - пенсионеры, ветераны Великой Отечественной войны, инвалиды. Да и сам Скотников после перенесенного инсульта получил инвалидность: без посторонней помощи ему трудно перейти через дорогу.
    Какое-то время тому назад соседом Александра Евгеньевича стал некто Евгений К. Хотя, конечно, как сказать - стал или был. Во всяком случае, Евгений еще сопливым мальцом бегал по Староворобьевской, здесь же стоял и дом его матери. Когда дом этот сгорел, соседи полагали, что Евгений уехал от них навсегда. Он к той поре занялся предпринимательством, приобрел четырехкомнатную квартиру. И вот он приобретает старое здание - не то, чтобы полусгнившее, 90 процентов износа. "Зачем, Женя, тебе такой дом?" - спрашивали его соседи. "А я не люблю, когда мне мешают - курят на площадках, дверями хлопают", - отвечает.
    Ну а сам Евгений повел себя весьма своеобразно. Понятно, конечно, его желание восстановить старый дом. А у соседей обида: подводил, скажем, водопровод к зданию, и при этом оказался разрытым тротуар. Потом яму, понятно, зарыли, но вокруг осталось столько земли, превращающейся после дождей в скользкое месиво, что тому же Скотникову стало еще сложнее выходить на улицу.
    Скорее всего, Евгений и не замечает, что создает кому-то неудобства. Скажем, стоит его автофургон в общем для двух домов дворе. Ну и что такого? А то, что дождевая вода с машины стекает на стену дома - крайне ветхого, между прочим. Проживающие в доме номер пять всерьез обеспокоены, что в таких условиях их обиталищу долго не простоять. Опасения эти усиливаются из-за того, что Евгений вывел канализацию опять же под стену многострадального дома.
    По роду своей деятельности Евгению приходится частенько выгонять со двора фургон. Такие моменты окружающие ожидают с ужасом: предприниматель прикрепил металлические ворота к соседской стене, и при каждом их открывании-закрывании ветхий дом ходит ходуном.
    Последней каплей, переполнившей чашу терпения соседей, стал ремонт крыши. При этом были просто обрезаны провода радиотрансляции. "В доме сейчас тишина, словно в могиле", - сетует Скотников. Что ж, кто-то, вполне вероятно, прекрасно проживет и без последних известий, но для пожилых и не очень здоровых людей радио было, по сути, ниточкой, связывающей их с внешним миром.
    Приятно ощущать себя человеком, сформировавшим свою судьбу своими же руками - от нуля до пристойного существования. Можно при этом просто не замечать неудачников, живущих в соседней хибаре на инвалидскую пенсию. Можно снисходительно улыбаться при робких попытках высказать какие-то претензии. Можно считать несущественными все эти претензии. Можно, вероятно, многое. Мне очень жаль людей, которым просто некуда деваться из дома номер пять по Староворобьевской улице. А еще жалко Евгения. Ну, не понимает он, что обижает беззащитных людей, забыл, что и сам когда-то принадлежал к той же социальной группе. В медицине это называется амнезией. Потерей памяти.


Михаил ДОМАШНЕВ


КАКУЮ бы газету в Тверской области, особенно в городах, ни развернуть, что бы ни послушать и ни посмотреть по местным радио и телевидению, всюду доминируют темы выборов, ЖКХ, экономических жалоб и стенаний. Создается впечатление, что некто задался целью создать у народа представление о текущей жизни как о симбиозе этих конкретных проблем. Их можно, с некоторой долей цинизма, назвать проблемами желудка и тела.
    Разумеется, без сытого желудка и здорового тела жизнь не в жизнь. Но и о душе ведь надо немного побеспокоиться. Речь идет о культуре и духовности, а о них мы вспоминаем нечасто.
    Не помню случая в 2003 году, чтобы местные депутаты свои заседания посвящали только вопросам культуры и духовности. Постоянно обсуждается бюджет, всевозможные поправки к ранее принятым законам, поддержка законодательных инициатив коллег из других областей.
    А между тем проблем в сфере культуры - море, и они не менее важны, чем вопросы желудка. Назову некоторые: реконструкция Императорского Путевого дворца, восстановление Ниловой пустыни на Селигере и Спасо-Преображенского собора в Твери, катастрофическое состояние сельских клубов и библиотек, подготовка кадров специалистов для "сельской культуры", засилье террористов и мелких личностей из ВКП(б) и КПСС в топонимике всех городов области, поддержка союзов художников, писателей, артистов, коими издревле славится земля тверская, поддержка книгоиздательского дела, краеведения, народных ремесел, музейного дела и так далее и тому подобное, в том числе хотя бы моральная поддержка Православной церкви в восстановлении погибающих в наших селах некогда прекрасных храмов.
    Утечка населения из села происходит не только из-за тяжелой экономической составляющей жизни села, но и из-за исчезновения культурной среды. Не хлебом единым сыт человек - эта древняя мудрость зримо проявляется ныне при исчезновении тверского села.


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru